Сиэтл. Протестное рождение

В феврале 1919 года в Сиэтле прошла пятидневная забастовка, в которой приняло участие около 60 000 промышленных рабочих, протестовавших против американского вмешательства в дела Советской России. Через 80 лет, в ноябре - декабре 1999 года, в Сиэтле прошла 50 000 антиглобалистская демонстрация против открытия в городе сессии ВТО (всемирная торговая организация) и навязывания ведущими западными странами своих правил всему остальному миру.

Всемирная торговая организация, созданная на основе ГАТТ в 1995 году, практически сразу после своего рождения стала объектом постоянных нападок со стороны антиглобалистских организаций, которые после 1997 года росли как на дрожжах.

Основными вопросами раунда ВТО в Сиэтле были дальнейшая либерализация мирового рынка товаров и услуг (в том числе переговоры по ВСТУ - Всеобщему соглашению о торговле услугами), и институализация инвестиционного процесса по линии Север-Юг - между развитыми и развивающимися странами (в том числе путем продолжения переговоров по МСУ - Многостороннему соглашению по инвестициям). Замысел администрации Клинтона перед проведением раунда ВТО заключался в обеспечении режима наибольшего благоприятствования американской экономики путем достижения окончательной договоренности с ЕС (Европейский Союз) по поводу дотирования сельскохозяйственной продукции, открытия дороги свободному передвижению капиталов в странах третьего мира, созданию комиссии по регулированию трудового законодательства. Отдельным вопросом было снятие ограничений на продажу ГМП (генетически модифицированных продуктов). Совокупная цена вопросов была крайне велика, фактически, принятие полного пакета предложений в Сиэтле фактически означало торжество неолиберальной модели глобальной экономики под патронажем США.

Проведение очередного раунда переговоров ВТО с Сиэтле совпало с системным кризисом в американском профсоюзном движении. Активное встраивание руководства американских профсоюзов, и, прежде всего, АФТ-КПП (американское профсоюзное движение) в систему государственной власти США, торжество концепции «делового юнионизма» привело утрате авторитета профсоюзных лидеров в рабочей среде и резкому снижению, как уровня социальных гарантий, так и общего количества членов в ведущих профсоюзах. После 1994 года новая команда лидеров АФТ-КПП во главе с Д. Суини предприняли ряд мер, которые привели к увеличению численности АФТ-КПП и повышению значимости профсоюзов в американской политике. Возможность организовать акции протеста фактически стала для АФТ-КПП подарком, позволяя одновременно блокировать принятие нежелательных решений, провести кампанию по развитию общественных связей и придать гласности соглашения и механизмы ВТО, к тому времени во многом остававшиеся на периферии общественного внимания. Цели ВТО в Сиэтле автоматически становились объектом критики со стороны европейских фермеров, которые лишались своих доходов, и со стороны стран третьего мира, которым угрожало не только принятие, но и новая политика регулирования трудового законодательства.

Главными организаторами «битвы за Сиэтл» выступили АФТ-КПП и две коалиции - «Народ за справедливую торговлю / Сеть оппозиции ВТО» (НЗСТ) и «Сообщество прямых действий» (СПД). АФТ-КПП вместе с НЗСТ и другими НСД инициировали проведение массовой демонстрации с требованием - «Нет - новому раунду переговоров ВТО!». В рамках НЗСТ действовала большая группа сторонников сопротивления ВТО. Она установила сотрудничество со многими местными и национальными профсоюзами США и организовала множество «teach-ins» в Сиэтле по злободневным проблемам антинародной деятельности ВТО. «Teach-ins» в Сиэтле позволили переломить общественное мнение в пользу антиглобалистов прямо перед началом раунда. Кроме того, в Сиэтл съехались представители общественных организаций из 55 стран мира, среди которых выделялась делегация Европейского фермерского союза во главе с Жозе Бове, и группы мексиканских танцовщиц, присланных субкомманданте Маркосом из Чьяпаса.

30 ноября, в первый день акции, демонстранты смогли заблокировать улицы и сорвать открытие сессии ВТО, не пропустив ни генерального секретаря ООН, ни государственного секретаря США. АФТ-КПП во главе с Д. Суини организовала сидячую забастовку, к демонстрации присоединились прихожане методистской церкви. Вокруг отеля «Шератон» начались стычки демонстрантов с полицией, применившей водометы, пластиковые пули и слезоточивый газ. К следующему дню в городе было введено чрезвычайное положение, сессия была открыта, однако продолжавшиеся столкновения привели к внутреннему разброду среди участников сессии. Несколько сот участников демонстраций было арестовано, что привело к еще большему накалу страстей, и переключило внимание прессы с «неистовых коммунистов» на жестокость действий полиции. Необходимость координации действий и работы со СМИ в недружественной обстановке Сиэтла вызвала к жизни крупнейший антиглобалистский проект - сеть независимых информационных агентство Индимедиа, которые в течение 2000 года были созданы более чем в 50 странах, в том числе и в России. Результатом Сиэтла стал срыв раунда ВТО, на котором не было принято ни одного крупного соглашения, и появление новой политической силы - антиглобалистов. Одновременно появился и миф об антиглобалистах как хулиганах, бесчинствующих на улицах, громящих витрины и дерущихся с полицией.

Состоялось протестное рождение антиглобализма: рождение мифа и бренда сопротивления неолиберальной глобализации с хулиганским оттенком.

Нет особого смысла в подробном описании дальнейших событий. После «битвы в Сиэтле» телезрители наблюдали похожие сцены в Гетеборге и Давосе, в Вашингтоне и Праге, в Квебеке и в Ницце, в Генуе и Брюсселе. Полицейские службы разных государств, вроде бы готовые к акциям протеста, раз за разом проигрывали очередные «битвы», в основном благодаря тактике уличной борьбы, применяемой антиглобалистами с редкой изобретательностью. В Генуе акции антиглобалистов совершенно затмевают темы встречи, особенно после первой смерти во время проведения антиглобалистских акций - от полицейской пули погибает сын местного профсоюзного активиста Аньели, а движение получает своего мученика.

«Свобода воображения» образца 1999-2002 гг. выражалась в тактике мелких групп, разделении демонстрантов на «цветные колонны» по степени миролюбия, использовании подручных средств - от хоккейных клюшек до масок для подводного плавания, тактике «карнавального сопротивления». В ходе одной из акций антиглобалисты даже «изобрели» средневековую катапульту, с помощью которой к полиции возвращались брошенные газовые гранаты. Военные аналитики назвали такую тактику «swarming», «роение». Ее главной особенностью является отсутствие единого центра управления, по которому можно было нанести удар. В отличие от партизанской тактики, с которой часто сравнивают уличную тактику антиглобалистов, основной целью тактики антиглобалистов является «принуждение к диалогу», выход на переговорный процесс с противостоящей стороной, а не насильственный захват власти.

С другой стороны, эффективной блокады мероприятий крупных международных структур, как то произошло в Сиэтле, более не происходило. Мероприятия проходили, решения принимались, в речах участников стали появляться фразы вроде «социально ответственной глобализации» (В. Путин в Генуе), стали происходить встречи участников официальных мероприятий с участниками акций протеста (В. Гавел в Праге), лидеров антиглобалистского движения специально приглашают на мероприятие ВТО в Мексике. Параллельно организаторы крупнейших встреч на уровне «восьмерки», Всемирного экономического форума, Всемирной торговой организации стали выбирать места, наименее доступные для проникновения демонстрантов. Таковыми стали удаленные от цивилизации канадские городки, столицы стран с авторитарным режимом. Однако даже высокогорный Давос не дал надежной защиты от проникновения антиглобалистов. «Охота на мировую закулису», организованная антиглобалистами, привела к тому, что одна из сессий МВФ (Международный валютный фонд) была даже перенесена в интернет, а Фидель Кастро предложил лидерам «восьмерки» проводить свои встречи на орбитальной станции в космосе.

Именно в это время на первый план в масс-медиа, и в планировании антиглобалистских мероприятий выходит вопрос о применении насилия. Здесь отдельно существует вопрос о тактике анархистских групп из Black Block, признающих и использующих насилие, и вопрос о тактике полицейских провокациях, снятых одной из телекомпаний во время генуэзских событий. Заметим лишь, что выяснение того, «кто первый начал», не способно дать нам в руки ключ к пониманию движения антиглобалистов. Очевидно, что тактика ненасильственного сопротивления, широко применяемая зелеными, отнюдь не предполагает в качестве ответной меры физическое убийство зеленых, как произошло в эпизоде с кораблем «Rainbow Warrior», взорванном французскими спецслужбами. Так же и блокирование улицы сидящими людьми не предполагает автоматического применения против них слезоточивого газа и пластиковых пуль. Хулиганские действия создали антиглобалистскому движению соответствующую репутацию, и вряд ли организаторы акций заранее настраивались на использование насилия и погромы, в ином случае последние были бы на порядок более масштабными. Более того, начиная с Праги, организаторы акций уделяли особое внимание недопущению провокаций и погромов. Не имея возможности не допустить такие акции вообще, организаторы постарались заранее разделить участников на колонны разного цвета, для которых заранее определялась разная тактика поведения. При такой стратегии потенциальные участники могли сами определить степень столкновения с полицией, на которую они готовы были пойти. В дальнейшем в антиглобалистском движении складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, раскрутка движения, бренда антиглобализма привела к тому, что потенциальными участниками движения становились все более авторитетные и мощные организации, с другой, репутация хулиганов явно тянула движение назад.

В этот период резко расширяется организационный спектр антиглобалистского движения. Во Франции появляется организация ATTAC (в переводе с французского - Действие за налог Тоббина в помощь гражданам), быстро расширяющая свою численность и влияние внутри Франции (более 35 000 активистов в 2002 году), и связи в других странах, в том числе и в России. На сегодня ATTAC, по сути, стала одним из центров интеллектуальной активности движения, пытаясь преобразовать требования антиглобалистского движения в политические формулы ЕС и других наднациональных структур. В Великобритании из первоначально экоанархистской организации Reclaim the Streets!, которая «прославилась» захватом делового центра Лондона и высадкой марихуаны на Трафальгарской площади, выделяются организации «Globalize Resistance» и «Drop the Debts». В США развитие получает студенческая организация Direct Action Network, вначале выступавшая против продажи в кампусах свитеров с университетской символикой, сшитых компаниями, использующими детский труд в странах третьего мира («sweat shops»). В Италии складывается движение «Tute Bianche», «Белые халаты», сыгравшее важную роль во время проведения генуэзского саммита восьмерки. Оформляются и радикальные организации (Ya Basta), в антиглобалистское движение включаются крупные профсоюзные объединения, как международные - Международная Конфедерация Свободных Профсоюзов (МКСП), так и национальные - например, CUT (Единый центр трудящихся Бразилии, один из организаторов Всемирного социального форума в Порту-Аллегри), COSATU (Конгресс профсоюзов Южной Африки) или KCTU (Конфедерация профсоюзов Южной Кореи). Новые времена - новые флаги, и крупные организации, вошедшие в антиглобалистское движение, получающие бонусы за счет схемы «самораскрутки» бренда антиглобализма, стали нуждаться в выработке позитивной программы антиглобализма, коренном изменении имиджа движения. Логичным шагом на таком пути стало проведение в 2001 году в бразильском городе Порту-Аллегри анти-Давоса - Всемирного Социального Форума.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >