Социальная стратификация

Неравенство

Совместная жизнь людей имеет очевидные выгоды и преимущества, но за обладание ими приходится расплачиваться. Ли существенной данью, которую человечество платит за выгоды совместной жизни, является постоянно воспроизводимая неравенство. Существующую в обществе в целом, а также в сообществах и группах неравенство между индивидами и объединениями индивидов, оказывается в неодинаковой доступе к основным социальным благам и ресурсам и владении ими, в социологии называют стратификацией (социальным расслоением). Стратификация означает иерархический, вертикальное распределение индивидов и групп в соответствии с мерой владения и распоряжения определенным благом. Именно статусы и иерархия их образуют стратификационного вертикаль.

Неравенство, очевидно, является ровесницей цивилизации. Человечество не помнит (возможно, никогда и не переживало) состояния равенства. Смутные образы, сохраненные преданиями о "золотом веке", навеянные скорее надеждой, что так могло быть, чем тоской по утраченному. По крайней мере известная часть человеческой истории является историей неравенства - порой совершенно невыносимой, грубой и унизительной, а иногда утонченной и припустимишои. Всегда были "лучшие" и "худшие", достойные и менее достойные. Одни возвышались над остальными, доминировали, другие подчинялись, одни жили в роскоши, другие - в нищете, для одних были свои законы, для других - отличные, одни могли добиваться власти, а другие нет: свободные и рабы, феодалы и вассалы, дворяне и крепостные, знать и чернь, буржуа и пролетарии, полноправные граждане и граждане всех остальных "сортов".

Тысячелетиями люди пытаются найти ответ на вопрос: неравенство - это зло, которое мы способны выпроводить из нашей жизни, или это неизбежность, от которой не уйти? Что неравенство является злом - в этом нет сомнения, и им главным образом объясняли господствующие в обществе зависть, распри, зневолення, корыстолюбие, дерзкую и завуалированную эксплуатацию, отчаянные попытки переломить судьбу. Очень рано, еще до нашей эры, в Древней Греции викарбувалось утверждение: "равенство - это мир". Сделать людей счастливыми означает сделать их равными, ведь противоположное состояние является постоянным источником человеческих страданий и невзгод, взрывов негодования и социальной дезорганизации.

Все, кто пытался найти ответ на поставленный вопрос, разделились на убежденных сторонников достижения реального равенства и тех, кто предлагал средства компенсации и уменьшение неравенства, смирившись с неизбежностью и. В определенной степени мировые религии также были ответом, предложив собственный вариант обеспечения равенства - в вере, Иерархия мирского богатства и мирской славы обесценивалась перед лицом более высоких критериев. Однако организация и нижнего, и верхнего миров оставалась иерархической и представлялась именно такой. Уравнивала новая принадлежность - этот принцип позже воспроизводиться в тайных союзах, масонских ложах, орденах, партиях.

Утопии и проекты "идеальных" государственного строя - такие две основные литературные формы, в которых выдвигалась и обсуждалась проблема равенства. Одним из самых известных является проект Аристотеля. Рабов он выводил за пределы официальной социальной структуры. Они не более, чем "орудия, умеют говорить", современной терминологии - "винтики", и проблемы государственного касаются вовсе не их. Мир же свободнорожденных, по мнению Аристотеля, устроен так, что в нем изначально присутствует неравенство: слава и безвестность, уважение и унижения, богатство и бедность, власть и бесправие, надежда и отчаяние. И человек в значительной степени распущена, безмерно требует почестей, богатства, власти - этих, как сказали бы мы сегодня, дефицитных благ. Чтобы избежать раздоров, обеспечить справедливость и равенство, в идеальном государстве должен действовать четкий и понятный всем принцип распределения и перераспределения индивидов на состояния.

Иными словами, равенство Аристотель понимает как равные возможности доступа к ограниченным ресурсам. И настаивает: принадлежность к двум основным состояний идеального государства - воинов и политиков - имеет диктоваться НЕ знатностью, образованием или богатством, а лишь возрастом. Молодежь воюет, люди зрелого возраста принимают решение и консультируют. Род занятий задается не случайно, не чьей волей и принуждением, не принятыми кем и когда законами, а исключительно биологическим ритмом существования человека. Если с решениями отдельных лиц и сборов можно не согласиться, то периоды естественного развития наступают неизбежно, никто не может избежать их. Поэтому близкий к естественному социальный порядок - устойчивый и стабильный, ведь никому не приходит в голову возмущаться тем, что лето приходит на смену весне, а осень - лету. После юности наступит, как это ни печально, зрелость, а потом придет старость. Что может быть при * роднишим, если, становясь взрослым, индивид меняет свой социальный статус. Вот как пишет Аристотель: "Сама природа установила эту разницу: она сделала одну и ту же по своему происхождению существо моложе и зрелой. Одним надлежит быть в подчинении; другим - властвовать. Никто, несмотря на соответствующий возраст не возмущаться тем, что он находится в подчинении, и не будет считать себя лучшим, если знает, что и он в других условиях получит свою долю на празднике, именно когда достигнет соответствующего возраста ".

Наблюдение Аристотеля удивительно точно схватывает суть дела. Конечно, проблема неравенства - это проблема доли на празднике жизни, где уважаемые блага - богатство, власть, честь и слава. В XX в. М. Вебер назовет их основными измерениями социальной стратификации. Богатство приобретается в рамках экономического устройства и является уровнем (долей) материальной обеспеченности и степени участия в потреблении жизненно необходимых благ, в социологии фиксируется с помощью признаков: "размер собственности и количество наемных работников", а также "уровень дохода или заработной платы". Честь и слава распределяются в рамках социального устройства, наиболее адекватно воплощаясь в престиже и стиле жизни. Наконец, власть распределяется в пределах политического устройства. В современных условиях экономический и политический устройстве главным образом устанавливают и поддерживают характеристики стратификационных систем.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >