Понятие о художественном мире фэнтези

Создавая произведение в жанре фэнтези, автор, как было сказано выше, создает новый мир. С. Лукьяненко говорил об этом: «Каждый текст - это сотворение мира. Иногда - совершенно нового». Современная фантастика в любом случае изображает не реальный мир, а воображаемый, вымышленный. Создать новый мир непросто: он должен быть как можно более реалистичным, несмотря на различные допущения и отступления от законов истинной реальности. Реалистическая основа вымышленного мира придает ему правдоподобие. И тогда, когда это правдоподобие достигнуто, автор может ввести в повествование необычный элемент. Правдоподобие дает возможность автору свободно оперировать фантастическим и нереальным, если это правдоподобие предполагает вероятность фантастического. Драконы и эльфы в реальном мире неправдоподобны и нереальны, а в мире фэнтези их присутствие никого не удивляет, ибо по законам этой реальности они имеют право на существование. «Фэнтези стремится представить вымышленную реальность как истинную, измененный порядок вещей - как подлинный облик бытия» [14, с. 290]. Есть второе высказывание о мире фэнтези: «Мир фэнтези - это пропущенные через современное сознание и ожившие по воле автора древние мифы, легенды, сказания. Это альтернативные или забытые периоды истории человечества. Это летописи почти сказочных королевств» [59, с. 108]. Фэнтези очень часто использует в качестве источника миф, сказку и легенду. Но в самом мире фэнтези они перестают таковыми быть. Фэнтези имеет общее с мифом именно в том, что в ее мире реальность происходящего не может подвергнуться сомнению. А. Лосев так писал о мифе: «Миф начисто и всецело реален и объективен, и даже в нем никогда не может быть поставлено вопроса о том, реальны или нет соответствующие мифические явления» [60, с. 113]. Эта черта мифа присуща и сказке, а поскольку корни фэнтези идут и из сказки, она в большой степени сохранила эту черту. Часто фэнтези построено на архетипических сюжетах [44]. Структура мира фэнтези, его особенности подчинены выражению определенных идей. В мире фэнтези легче поставить вопросы о «вечном», о добре и зле, о желании и долге, о справедливости и необходимости, причем не только в масштабе одной человеческой судьбы или одной страны, но и в масштабе целого мира. Мир фэнтези изначально создается как бы приспособленным для решения такого рода задач, он выступает в качестве своеобразной «операционной системы» («фундамента»). Этот мир достаточно абстрактен и потому является идеальным полем испытания идей, проведения экспериментов. Чтобы испытать героя «на прочность», автор волен создать любую ситуацию, даже невероятную, если она способствует раскрытию характера героя, проникновению в его внутренний мир, если заставляет героя искать решение «вечных» вопросов. Вводя в структуру мира фэнтези детали реального мира, автор создает мир, имеющий право быть. Конечно, это своего рода обман, но зато действенный: читатель его и не замечает, погружаясь в процессе восприятия текста в этот выдуманный мир. «Несоответствие параметров мира фэнтези окружающему нас реальному миру приводит к переносу действия произведений фэнтези в некие параллельные миры, живущие по другим законам» [8, с. 121-138]. Идея параллельных миров в последние годы прочно обосновалась в фэнтези. А началось все с романов Андрэ Нортон о «Колдовском мире» и «Хроник Амбера» Роджера Желязны. Многомирие становится характерной чертой современной фэнтези, особенно это можно увидеть в русском фэнтези. Из этого следует, что мир фэнтези перестает восприниматься как несуществующий. Его координаты уже не в «нигде», а «где-то в иных измерениях». Это, безусловно, влияние научной фантастики, а позже и постмодернистской эстетики с пониманием мира как текста и текста как мира.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >