Образы общества

Определенный образ общества (представление о наиболее глубокие неровности, доминирующие социальные институты и системы ценностей), как правило, предшествует социологическом изучению мобильности. Здесь, как и в других случаях, знания о целом задает контекст интерпретации и объяснения фиксированных параметров движения. Мы понимаем, в каком направлении и почему перемещаются индивиды. В то же время образы общества является результатом исследований мобильности, их заключением. Сложилась ряд стереотипов, с которыми социологи апеллируют или которые предъявляют в случае необходимости.

По П. Сорокиным, например, история осуществляет не прямолинейные, а только круговые движения. Поэтому каждое общество проходит несколько этапов: зарождение - расцвет - упадок. На каждом из них масштабы и интенсивность мобильности, доступность привлекательных позиций зависят от результата взаимодействия тенденций стратификации и эгалитаризации. Однако расцвета соответствует максимально развитая структура общества, состоит из достаточно большого количества групп и категорий. Разнообразие групп позволяет реализоваться, самоздийснитися разнообразия талантов и склонностей. В дифференцированном обществе индивидам в целом легче идти по своему призванию. Расцвет сопровождается и самой интенсивной мобильностью.

Взгляды П. Сорокина не имеют большой популярности. Они не такие известные, как распространяемые общедоступными учебниками по социологии. В основы последней заложена существенная разница между "традиционным" и "современным" обществами. В традиционном, кастовому и феодальном, обществе преобладают застывшие, жесткие структуры и институты, создающие практически непреодолимые различия в авторитете, правах и возможностях, в достатке. Статус здесь определяется благородством происхождения, давними привилегиями, титулами. Его изменение является скорее случайностью, подтверждающее правило раз и навсегда достигнутого социального положения. Это закрытое общество. В противовес традиционному в современном обществе мобильность - явление массовое, закономерный, но не случайно. Она является прямым результатом политической и экономической свободы и равенства возможностей, распространенных среди всех сословий. Это открытое общество.

Понятно, что и "закрыт", и "открытое" общества является некоторыми идеальными конструкциями. В социальной жизни не бывает полной независимости от различных структур и организаций, как и безусловного подчинения им. Независимость невозможна хотя бы потому, что ресурсы удовлетворения индивидуальных потребностей контролируются преимущественно организациями и социальными институтами. Всегда существует дистанция, отделяющую индивида от жизненно необходимых ресурсов, дистанция, которую он пытается сократить, всегда есть преграды, препятствующие мобильности. Так же невозможно и полная зависимость, ведь индивидам удается противостоять диктату социальных структур и получать доступ к ресурсам и благ. Реалии, с которыми имеет дело социолог, безусловно, подлежат анализу с учетом возможности выбирать профессию, место жительства, социальное положение, рабочее место, то есть учитывая свободу осуществлять мобильность.

Мобильность в Украине

Современное украинское общество обществом смешанного типа, в котором статус и прописаться, и достигается, где действуют факторы, побуждающие к мобильности и препятствуют ей. Дефицит многих видов ресурсов, существенные различия в уровне и качестве жизни в сельской местности и городе, в больших и малых городах - все это определяет основную разницу потенциалов, которая заставляет индивидов двигаться к местам скопления благ и услуг.

Однако система прописки, отсутствие рынка жилья, низкие доходы подавляющего большинства населения заметно сужают каналы мобильности. Между тем в течение нескольких последних десятилетий мобильность была и массовой, и интенсивной, возможно, скорее вынужденной, чем добровольной.

При жизни одного поколения украинское общество с преимущественно аграрного превратился в индустриальное. Если в 1940 г.. 47% трудоспособного населения составляли крестьяне, то в начале 90-х годов занятых в сельском хозяйстве было только 14%.

К тому же статус крестьянина практически не наследуется. Для молодого поколения переезд из села в город является нормой. Свои жизненные планы юноши и девушки связывают с изменением статуса, предусмотренного рождением в определенном населенном пункте. В родной местности их ничего не привлекает и не держит. Не привлекает повседневную жизнь в ограниченном кругу трудовых занятий с трудностями удовлетворения элементарных жизненных потребностей, практически полным отсутствием современных средств коммуникации и учебных заведений, низким качеством образования в средней школе.

При таких условиях мобильность воспринимается и родителями, и детьми как жизненная необходимость. Родители, со своей стороны, не желают детям судьбы, даже отдаленно напоминающего их собственную. С существующими социальными и экономическими условиями жизни родители привыкли, но не считают их приемлемыми для своих детей. Неприятие имеющихся реалий, их несоответствие домогательствам и ожиданиям побуждает, если не сказать заставляет, осуществлять мобильность.

Переезд в города в течение последних десятилетий по характеру и направленности был и остается центростремительным, к как можно больших городов, в центры областей, в столицу республики. Там концентрировались разнообразные образовательные учреждения, вплоть до начала 90-х годов было перепроизводство рабочих мест и они расценивались как привлекательные, там более разнообразные формы проведения досуга, более широкие возможности для престижного потребления или имитации его. К тому же интенсивность мобильности была высокой в 40-е и 50-е годы, когда особенно суровыми были ограничения по изменению места жительства. Сельские жители, как известно, не имели паспорта, без которого невозможно было куда-то уехать и устроиться на работу (жителей городов закреплял по месту рождения институт прописки). В отношении привилегированном положении находилась молодежь. ее вывозили из села путем трудовой мобилизации и организованного набора в городских профессионально-технических училищ. Молодость была реальным шансом вырваться из обусловленной обстоятельствами пути и попробовать пробиться в более благоприятных жизненных условий.

Те, кто перебрался в город, отдают предпочтение занятиям, которые обеспечивают надежную материальный и не очень высокий социальный статус. Профессия учителя особенно привлекает девушек. Юноши устраиваются на работу преимущественно в промышленности и на транспорте. Боны составляют 2 / з квалифицированных рабочих. Однако и среди занятых непрестижной физическим трудом большинство (с / 4) - бывшие жители сел. Действующие ограничения на прописку заставляли сельскую молодежь трудоустраиваться в тех отраслях и на предприятиях, которые имели разрешение городских властей на привлечение новой рабочей силы. Как правило, это профессии в строительстве и промышленности. Поэтому шансы городской и сельской молодежи получить приличную работу были заранее неравными.

Горожане по происхождению пытались стать образованными родителей, закончить высшие учебные заведения, чего не могли сделать их родители. Однако чем ниже уровень образования родителей, тем скромнее являются образовательные запросы детей. В конце 80-х годов 48% юношей, родители которых не имели законченного среднего образования и занимались физическим трудом, хотели получить высшее образование. Такой уровень образования привлекал 54% тех, у кого родители были заняты физическим трудом и закончили среднюю школу, а также 79% тех юношей, родители которых имели высшее образование.

Однако реализовать планы по образованию удавалось далеко не сразу. Многие жители города начинали трудовой путь с самых низких ступеней социальной иерархии, даже если жили в большом городе с несколькими высшими учебными заведениями. Например, в Киеве в 80-е годы каждый третий юноша или девушка начинали с рабочих мест низкооплачиваемой физического труда. Статус родителей здесь почти не имел значения. Только каждый четвертый выходец из семьи квалифицированного рабочего также стал квалифицированным рабочим после окончания профессионального училища и лишь каждый двадцатый сразу после окончания средней школы поступал в институт. Дети родителей с высшим образованием чаще становились студентами высших учебных заведений с первой попытки (39%). Однако и среди них каждый пятый вынужден был начинать самостоятельную жизнь, занимаясь неквалифицированным трудом.

Примерно до 30-летнего возраста большинство молодежи достигла уровня образования и квалификации родителей. Среди детей работников только каждый двадцатый занимался неквалифицированным физическим трудом. Если отец был квалифицированным рабочим, то 16% сыновей не сравнялись с ним по квалификации, 24% сравнялись, другие получили среднее специальное и высшее образование. Лишь каждый пятый выходец из семьи, где родители заняты простым умственным трудом и не имеют высшего образования, до 30-летнего возраста оставался в группе по происхождению, каждый третий становился квалифицированным рабочим, а каждый второй - специалистом с высшим образованием. Только каждый десятый из детей, имевших родителей с высшим образованием, переходил в группу занятых физическим трудом, а три четверти заканчивали высшие учебные заведения и принадлежали к той же слои, что и родители. В отличие от крестьянства в этой категории наследования детьми социальной позиции родителей было нормой. Позиции, но не профессии, поскольку дети осуществляли профессиональную мобильность и предпочитали совсем другим занятием.

Ряд объективных обстоятельств учитывалась молодежью при выборе направления социальной мобильности. Доходы занятых квалифицированным физическим трудом в те годы были заметно выше, чем доходы тех, кто работал после окончания вуза. Первые довольно быстро достигали основ самостоятельного и независимого материального существования. Другим нужно было иногда больше десяти лет, чтобы достичь самостоятельности. И в 90-х годах реальность была такова, что в позиции творческой и содержательной труда не была заложена вознаграждение, которая компенсировала дополнительные расходы. Последние покрывались за счет родительской семьи, перераспределяла часть своих доходов молодежи.

Основным направлением межгенерационной и внутришньогенерацийнои мобильности было социальное восхождение, занятие высоко-статусных позиций в обществе, но и встречное движение вдоль социальной иерархии также был довольно оживленным. Относительно Украины не приходится говорить о закреплении определенной группы или слоя слишком мало при манящей, тяжелым физическим трудом. Исследование занятости обнаружили, что категория работников деквалификованои труда формируется постепенно и составляет 6-7% обследованных. На эти позиции перемещаются индивиды, ранее выполняли более квалифицированную работу. К тому же от 2 / б к 2 / з них имеют профессиональную и даже высшее образование. Для них процесс мобильности оказался процессом деквалификации, отказа от приобретенных знаний и умений, опусканием до самого основания социальной пирамиды.

Итак, во второй половине XX в. мобильность в Украине - процесс массовый и интенсивный даже вопреки ограничениям по перемещению индивидов между неравноценными позиции. Однако имеющиеся преграды не могут сдержать нарастающее желание индивидов искать лучшей доли, сходить к вершинам социальной иерархии. Структура неравенства проницаема. Именно поэтому социальную мобильность совершил многие из тех, для кого она была не столько проблемой выбора, сколько насущной необходимостью избежать условий, признавались неприемлемыми.

Основные понятия и термины раздела

Аномия - состояние отсутствия общезначимых норм поведения и взаимодействия или циничное игнорирование их.

Власть - Контроль над благами и ресурсами, который дает возможность достичь определенной цели даже при условии сопротивления других, способность эффективно влиять на поведение отдельных индивидов и групп.

Категории населения - совокупность индивидов, выделенная по одной или нескольким признакам.

Класс - основной элемент экономической структуры индустриального общества; его характеризует положение в экономике (классовая ситуация) и определенные культурные особенности образа жизни и мировосприятия.

Роль - сложное действие, которое: а) направлена на достижение определенной цели; б) предлагает средства реакции на конкретную ситуацию; в) устанавливает порядок благодаря координации усилий по крайней мере двух индивидов; г) выполняется в пределах институциональной системы ценностей.

Социальная группа - совокупность индивидов, имеет определенную культуру и статусно-ролевую структуру.

Социальная мобильность - процесс перемещения между функционально и иерархически организованными элементами социальной структуры.

Социальная структура - организованная функционально и иерархически множество сообществ и общностей.

Статус - выше или ниже положения (позиция) индивида на шкале той или иной объективной или субъективной признаки; определенный ранг, приписываемый индивидами, организациями, общественным мнением.

Статусные группы - совокупность индивидов, имеющих одинаковый статус, положительно или отрицательно оцениваются учитывая авторитет и престиж, придерживаются определенного стиля жизни.

Стиль жизни - образцы и модели потребления материальных, социальных и культурных благ; определенный вкус и навыки соблюдать правила и ритуалов, регулирующих повседневную жизнь.

Стратификация - процесс формирования и устойчивого во времени воспроизведения нервных по возможностям удовлетворения потребностей сообществ и общностей.

Рекомендуемая литература

Дарендорф Р. Тропы из утопии. - М .: Праксис, в 2002, гл.15.

Заславская Т.Н., Рывкина Р.В. Социология экономической жизни. - Новосибирск: Наука, 1991. - Гл. 12.

Изменение социально-классовой структуры общества в условиях его трансформации. -X .: Основы, 1997..

Куценко ЕД. Общество неравных. Харьковский национальный университет им. В.Н. Каразина. - Харьков, 2 000.

Макеев СЛ. Социальные перемещения в крупном городе. - К .: Наук, мысль, 1989.

Макеев СЛ., Оксамитная С.Н., Швачко EJ $. Социальная идентификация и идентичности. К .: Ин-т социологии HAH Украины, в 1996.

Межгенерационная трудовая мобильность. - К .: Наук, мысль, 1988.

Оссовская М. Рыцарь и буржуа: Исследования по истории морали. - М .: Прогресс, 1987.

Подвижность структуры. Современные процессы социальной мобильности. - М .: Ин-т социологии HAH Украины, 1999.

Рывкина PJJ. Социальная структура общества как регулятор развития экономики // Семья и воспроизводство структуры трудовой занятости. - К .: Наук, мысль, 1984.

Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. - М .: Политиздат, 1992.

Титма MX., Саар ЭЛ. Молодое поколение. - М .: Мысль, 1986.

Черноволенко В.Ф., Оссовский ВЛ., Паниотто ВЛ. Престиж профессий и проблемы социально-профессиональной ориентации молодежи. - К .: Наук, мысль, 1979.

Шкаратан О.И. Социальная структура: иллюзии и реальность // Социология перестройки. - М .: Наука, 1990.

Шкаратан ОМ. Социальная структура населения города // Город: проблемы социального развития. - Л .: Наука, 1982. - С. 63-73.

Экономическая социология и перестройка. - М .: Прогресс, 1989. - С. 69-89.

Blau P., Duncan OD The American Occupational Structure. - New York: John Wiley Sons, 1967.

Dahrendorf R. Essays in the theory of society. - Stanford, Calif .: Stanford university press, 1969.

Davis Kt Moore W, Some principles of stratification // American sociological review. - 1945. - № 10. - P. 242-249.

Goldthorpe J., Llewellyn C, Payne C. Social mobility and class structure in modern Britain. - New York: Oxford university press, 1987.

Hauser Rt Featherman D. The process of stratification. New York: Academic press, 1977.

Lenski G. Power and privilege. - New York: McGraw-Hill, 1966.

Parsons T. A revised analitycal approach to the theory of social stratification // Essays in sociological theory. - New York: Free press, 1964. - P. 386-440.

Parsons T. Essays in sociological theory. - New York: Free press, 1964.

Weber M. From Max Weber: Essays in sociology / Edited and translated by Hans H. Gerth and C. Wright Mills. - New York: Oxford university press, 1946.

Wright EO Class, crisis and state. - New York: Schocken books, 1978.

Wright EO Classes. - London: Verso, 1985.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >