Парадигмы изучения массовой коммуникации

Разнородные коммуникативные явления привлекают к себе внимание различных гуманитарных наук и информационных теорий: философии и культурологии, социологии и психологии, лингвистики и семиотики, кибернетических подходов к анализу социальных процессов. Именно на достижениях этих наук основывается современное знание о Макроком-муникацию, и сегодня исследования ее ("mass communication research") тяготеют к выделению в единую междисциплинарную область науки, направленную на изучение коммуникативных ситуаций в глобальном и локальном масштабах, на определение социальных, культурных, политических тенденций, последствий и прогнозов их развития. Это отнюдь не препятствует социологической спецификации предмета. Последняя предполагает, что существенные принципы и средства аналитического подхода к макрокомуникативних состояний, механизмов или процессов состоят на платформе социологической теории и методологии. Терминологические же ограничения и запреты, которые диктовала лексика каждой отдельной науки, сейчас почти сняты или менее жесткие, чем раньше.

Массовая коммуникация никогда не оставалась без внимания социологии. Как подчеркивал в своей статье "К социологии прессы" Макс Вебер, проблема изучения прессы заключается в выявлении отношения ее с действующими политических партий, к миру бизнеса, к многочисленным групп и интересов, которые влияют на общественность и испытывают обратного влияния. Любые концепции и модели, которые разрабатывает социология массовой коммуникации, не обошли эту проблему. Однако теоретические и методологические перспективы, с позиций которых исследователи наблюдают, объясняют или интерпретируют макро- комунихативну реальность, весьма отличаются друг от друга. В социологии сложились несколько парадигм изучения массовой коммуникации, если под парадигмой, вслед за американским философом и историком науки Томасом Куном, понимать признаны научным сообществом теоретические и эмпирические модели, которые оказались способными заложить традицию следующих систематических поисков. Рассуждения о таких парадигмы должны учитывать особенности европейского и американского научного менталитета, преданность создателей парадигм определенным теоретическим направлениям и школам.

Важнейшим признаком этих парадигм является артикуляция отношение к концепту "массовое общество". Ему или приписывают фундаментальное значение в объяснении массовой коммуникации, или используют оговорками, или же отказываются от него как нерелевантного для описания и анализа макрокомуникативного состояния общества. Выбор отношение к этому концепта и является одновременно выбором тезисы о силе или слабости институтов масс-медиа по их влияния на ценностные системы общественного сознания, социальную структуру, социальный порядок и человеческой индивидуальности. Этот тезис в упрощенном виде имеет два варианта: 1) всемогущие средства массовой коммуникации, реализуя интересы престижных социальных групп, тотально влияют на инертную и пассивную аудиторию, прививая ей желаемые взгляды, установки и привычки; 2) СМИ, ограничены системой социальных институтов, не теряют своей автономии, а потому способны осуществить только частичное влияние на сознание и поведение публики, гетерогенной социокультурно и дифференцированной по мере включенности в коммуникации.

Идеи "всемогущества", тотального, "необратимого" влияния масс-медиа или, наоборот, их социально ограниченного действия существовали и существуют в социологии параллельно. Другое дело, что в отдельные периоды роста популярности определенных научных школ и подходов предпочтение отдавалось одной из них. При этом доминанта менялась не раз, напоминая о значительном укорененность определенных идей в социологическом мышлении.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >