повседневной жизни

Жизненный процесс с его ежедневным бытом, проблемами, делами, встречами и разговорами - это и есть повседневная жизнь. Сюда входят общения с товарищем за чашкой кофе и стояния в очереди, поездка на работу и разговор по телефону, просмотр традиционных теленовостей и признания в любви, мечты о предстоящем отпуске и игра с сыном, размышления о смысле жизни и приготовления обеда, танцевальная вечеринка и дискуссия среди коллег, где можно отличиться эрудицией, и тому подобное. Это наш "жизненный мир" - феноменальный мир ощущений, желаний, фантазии, сомнений, воспоминаний о прошлом и предсказаний будущего. Это наше повседневную жизнь во всей полноте, ситуативной конкретности, непосредственной данности и эмоциональной наполненности, которое мы воспринимаем субъективно как целостный мир, бесконечную и нерасчлененную продолжительность.

Во время повседневной деятельности человек обычно не задумывается над структурой своего социального мира или над предпосылками и возможностями общественного порядка. Основные грани ее жизни является "данным", природными, само собой разумеющимися. Явления непосредственной человеческой жизнедеятельности не нуждаются в объяснении, они интуитивно вероятны и понятны. Повседневная реальность существует как самоочевидна и фактическая, что не требует никакой проверки сверх того, что она просто существует ... Как правило, человек воспринимает форму и содержание ее как нечто данное, бесспорно, априорное, самоорганизующихся.

Повседневность - одна из сфер «жизненного мира». Последний состоит из ряда "конечных смысловых сфер", каждая из которых имеет собственное значение и строение: кроме повседневности - это сферы религиозной веры, сновидений, научного мышления, художественной фантазии, игры и др., И каждая из них имеет особую систему значений и правил . Однако повседневная жизнь окружает нас и господствует над нами, накладываясь на сознание мощно, упорно и глубоко. Оно первично, восходящее в нашем жизненном опыте, на его основе формируются все другие сферы. Его иногда называют "высшей реальностью". В непрерывном жизненном потоке, путешествуя снами, религиозными размышлениями и научными абстракциями, сознание всегда возвращается в мир повседневности, к высшей реальности, объединяющая все феномены в целостную структуру человеческой практики.

В повседневной жизни мы постоянно конкурируем с людьми или сотрудничаем, соглашаемся или спорим, смеемся из них или вместе с ними. Человек вообще не может существовать без постоянного взаимодействия и общения с другими. Мы живем в обычном, упорядоченном, понятном, природном мире, и мы уверены, что этот мир является общим для всех нас. Кроме того, нас объединяет обыденное знание, которое мы разделяем с другими людьми в привычном, самоочевидное устройстве повседневной жизни. Мы знаем, что существует постоянное соответствие наших значений их значением, мы все равно воспринимаем и понимаем реальность.

Большую часть жизненного времени люди проводят в неформальном и интимной окружении - в кругу семьи, друзей, в своем доме. Это микромир, который содержит непосредственный, обычный опыт межличностного взаимодействия. Именно в непосредственных контактах мы воспитываем детей, поддерживаем дружеские связи, распространяем новости и вступаем в деловые отношения. Это личностно значимый, непосредственный и знакомый мир нашего опыта. Значимое жизни преимущественно разворачивается в микромире в процессе общения с глазу на глаз. Уже в раннем детстве мы узнаем, что окружены значительно больше, абстрактным, над индивидуальным, анонимным, незнакомым миром. Это макромир - многочисленные и сложные группы, организации и учреждения (правительство, банки, предприятия, фирмы, церковь, университеты), окружающих нас повсюду в обществе и играют ведущую роль в нашем образовании, экономических делах и тому подобное. Макромир - неотъемлемая часть нашего повседневного бытия и представлений об обществе. Есть существенное различие между двумя мирами, в которых мы живем, но оба мира, а также образцы взаимодействия, которые преобладают в каждом из них, являются существенными в нашем социальном опыте.

Традиционно социологию интересовали прежде всего макроструктуры и их производные: общество, государство, семья, религия, политика, нормы, ценности - все, что находится вне и над человеком и детерминирует его поведение. В течение последних тридцати лет в социологии растет интерес к явлениям микромира, повседневной жизни людей. Современная социальная наука одинаково стремится к изучению феноменов макро- и микроуровне, развиваясь в двух направлениях.

Социология повседневности

Повседневность является предметом многих научных дисциплин: философии и социологии, психологии и психиатрии, лингвистики и теории литературы. Самые исследования сосредоточены вокруг проблем повседневной жизни, среди которых исторические труды Фернана Броделя о структурах повседневности, лингвистический анализ обыденного языка Людвигом Витгенштейн, исследования народной языковой культуры и смеха Михаилом Бахтиным, мифологии повседневной жизни Роланом Бартом, патологии повседневности Зигмундом Фрейдом. Многочисленные социологические исследования повседневной жизни и будут в центре нашего внимания.

В 60-е годы XX в. появились социологические теории, объясняющие и интерпретируют микроявлений социальной жизни. Существенным в этих теориях является обращение к межличностных взаимодействий. Предметом и культом нового направления социологического исследования становится повседневную жизнь людей в его различных аспектах. Осмысление повседневности происходит в рамках различных теоретических подходов: символического интеракционизма, обменной теории, а наиболее широко и многогранно - в теориях феноменологической ориентации. Теории, концентрируют внимание на ежедневных взаимодействиях людей, в последнее время объединяют в отдельное направление - социологию повседневной жизни, который отнюдь не является целостным: есть существенные различия между теориями, объединенными под этим названием. Они пользуются разной понятийным языком, основываются на отличных теоретических предпосылках, ставят перед собой различные исследовательские задачи, предлагают совсем непохожие модели объяснения ежедневных ситуаций, обычных действий людей, их повседневных, привычных образов жизни и общения.

Правильнее, наверное, говорить о социологи повседневности, как это и упрочилось в научной литературе. Все самые яркие социологические концепции повседневности возникли исключительно в рамках американской школы социологии.

Версии понимание ежедневного мира различаются по своим теоретическим и методологическими основами, но объединяет их критический пафос по макросоциологии, которая "потеряла" реальное социальную жизнь и способна его объяснить. Традиционная наука, уверены сторонники микросоциологии, соблюдая идеала объективности, сознательно избегают оценочных характеристик, всего субъективного, размышлений о смысле, значимость и достоинство человеческой жизни, создавая мир точных абстракций, где жизненный человеческий смысл теряется. Она рисует картину жизни, лишенной человеческого присутствия. Социологии повседневной жизни, утверждая субъективизм и отказываясь от методологии естественных наук, стремятся осмыслить социальный мир в его сугубо человеческом бытии, сопоставляя его с представлениями, идеями, целями и мотивами индивидов, которые практически действуют. Все эти направления получили название "гуманистическая социология", поскольку пытаются придать социальной науке человеческого смысла, помочь человеку осознать ее место в жизни.

Микротеории социологии стали настоящим вызовом устоявшимся теориям и методам, особенно макроподходы к изучению социальной реальности. Рассмотрим три оригинальных перспективы понимания повседневности: обменную теорию Джорджа Хоманса, драматургийну социологию Эрвина Гоффмана и Этнометодология Гарольда Гарфинкеля.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >