Терроризм и социал-демократия

Всю свою деятельность социал-демократы строили на учении К. Маркса. Это направление революционного движения, в сущности, было наиболее теоретическим. В соответствии с марксистским учением о классовой борьбе и роли личности в истории лидеры эсдеков не могли уделять терроризму первостепенного значения. Однако ни Маркс, ни Энгельс не отрицали, терроризм как средство революционной борьбы вообще, и в то же время лидеры эсдеков были воспитаны на борьбе народовольцев. Наличие огромного уровня жизненной энергии у народовольцев так поразило Энгельса, что он даже запел дифирамбы террористам: «политическое убийство в России единственное средство, которым располагают умные, смелые и уважающие себя люди для защиты против агентов неслыханно деспотического режима» Александр Мелентьев. Бомбисты Революционный терроризм в России / М. 2001 г. - 166 с..

В письме к В.И. Засулич от 23 апреля 1885 года, когда еще ничего не предвещало революционного кризиса в России, он писал: «революция должна разразиться в течение определенного времени; она может разразиться каждый день. В этих условиях страна подобна заряженной мине, к которой остается только поднести фитиль. Особенно - с 13 марта (имеется ввиду цареубийство 1 марта 1881 г. ). Это один из исключительных случаев, когда горсточка людей может сделать революцию, которую затем уже будет невозможно укротить» Будницкий О. В. История терроризма в России в документах библиографиях исследованиях. / Р- на дону 1936 г. - 437 ..

Поэтому первые русские марксисты, естественно не стыдились признавать терроризм одним из способов революционной борьбы. Некоторое отступление от этих принципов произошло чуть позже под влиянием противоречивого отношения к терроризму «учителя» Г.В. Плеханова. Один из основателей группы «Освобождение труда», П.Б. Аксельрод, относился к терроризму несколько лучше, чем Г.В. Плеханов. При этом он особо выделял взгляды А. И. Желябова. Наличие у народовольцев высокого уровня революционности подтверждает его высказывание: «…авангард отважных борцов… неустрашимых и полных непоколебимой энергии» Будницкий О. В. История терроризма в России в документах библиографиях исследованиях. / Р- на дону 1936 г. - 437 с..

В конце 1880 - 1890-х годов происходило политическое и идейное самоопределение В.И. Ленина. Он не мог отрицательно относится к народовольцам, особенно в начале своего революционного пути, тем более что членом народовольческой организации «Молодая Россия» был его старший брат Александр, казненный за покушение на Александра III. Безупречная организация и революционный темперамент народовольцев пленили молодого В.И. Ульянова-Ленина.

«Многие из них, - писал он о революционерах своего поколения, - начинали революционно мыслить как народовольцы. Почти все в ранней юности преклонялись перед героями террора». Конечно же, он имел ввиду и себя. При этом я склонен подвергнуть сомнению подлинность слов Ленина о «другом пути». Впервые эти слова были обнародованы в воспоминаниях М.И. Ульяновой и опубликованы уже после смерти В.И. Ленина. Ни в сочинениях самого В.И. Ленина, ни в других источниках того периода о клятве семнадцатилетнего Володи Ульянова, никак не связанного в то время с революционным движением нигде кроме как в указанных воспоминаниях не упоминается. Вызывает сомнение и тот факт, что в 1887 г. (год казни А. Ульянова) Маняше Ульяновой было всего девять лет. Вряд ли девятилетняя девочка могла запомнить и запомнить на долгие годы непонятные слова старшего брата, да еще в те трагичные и психологически тяжелые траурные дни Думова. Н. Г. Егоров Н. Д. и др. История политических партий в России - М 1994 г. - 458 с.. русский терроризм революционный политический

В то же время Ленин в конце 1880-х - начале 1890-х годов был участником народовольческих кружков. Это показывает, что в революцию Ленин пошел, дабы отомстить за смерть горячо любимого им старшего брата. Причем пошел Володя Ульянов «тем же путем», что и его брат Александр. Таким образом, молодой и энергичный В.И. Ульянов - Ленин не мог, да по всей вероятности и не хотел отрицать действенный метод терроризма. Подтверждением этого можно считать копию с одного из ленинских текстов, снятую известным историком С.Г. Сватиковым и обнаруженную в архиве Гуверского института, удостоверяющую его участие в одной из народовольческих организаций См. там же.

Следует заметить, что отношение Ленина к терроризму принципиально не отличалось от позиции большинства лидеров российской социал-демократии. В своей известной статье «С чего начать?» он писал: «Принципиально мы никогда не отказывались и не можем отказаться от террора. Это - одно из военных действий, которое может быть вполне пригодно и даже необходимо в известный момент сражения, при известном состоянии войска и при известных условиях».

Начало нового века ознаменовалось нарастанием революционного кризиса. Террористические акты П.В. Карповича, Н.П. Боголепова, а затем С.В. Балмашева вызвали одобрение в различных слоях общества, в том числе и в рядах социал-демократов. Е.О. Зеленский предлагал соединить народовольческие методы с социал-демократическими теориями и организационными принципами. «Террор не может не усилить движения, - писал Зеленский, - уже потому, что он - застрельщик политической борьбы, яркий симптом начала конца. Он является затем, чтобы бросить искру в уже собранный и сложенный горючий материал». Сама же В.И. Засулич считала что, на данном этапе терроризм не имеет смысла, так как в России не было в тот момент социальных сил, способных использовать дезорганизацию и перестановки в правительстве, вызванные террористами. По ее мнению единственная польза, которую приносят террористы, заключается в том, что они демонстрируют зависимость всех законов и учреждений в России по-прежнему от узкого круга лиц, находящихся у власти и, в конечном счете, от одного человека Александр Мелентьев. Бомбисты Революционный терроризм в России / М. 2001 г. - 166 с..

Ее взгляды стали разделять и лидеры русской социал-демократии. Местные партийные организации относились к терроризму более лояльно, с сочувствием к террористам и одобрением эсеровских терактов. Напряжение между ними нарастало. Это очень хорошо заметно, если сравнить тексты, печатавшиеся в «Искре» и «Заре» с еженедельными бюллетенями, издававшимися в качестве приложения к ним. В бюллетенях отражались наиболее интересные события, которые произошли в русском революционном движении за неделю, печатались письма с мест и т. п. Они отражали чувства и настроения рядовых участников движения или же социал-демократов среднего звена больше, чем партийных теоретиков Александр Мелентьев. Бомбисты Революционный терроризм в России / М. 2001 г. - 166 с..

Разногласия становились настолько отчетливыми, что даже явственно встала угроза раскола социал-демократической партии именно из за вопроса об отношении к терроризму.

В опубликованной в феврале 1905 г. статье В.И. Ленина «О боевом соглашении для восстания», была высказана идея о новой роли терроризма в новых условиях и необходимости соглашения с партией социалистов-революционеров. «Интеллигентский террор и массовое рабочее движение были разрознены и этой разрозненностью лишены должной силы. Как раз это говорила всегда революционная социал-демократия». «Боевое единение социал-демократической партии… с партией соц. - рев. могло бы оказаться одним из средств, облегчающих такое решение. Такое единение будет тем осуществимее, … чем решительнее пойдут соц.-рев. по пути, намечаемому ими самими в следующих словах: «пусть растет и крепнет это начавшиеся слияние революционного терроризма и массового движения, пусть масса скорее сможет выступить во всеоружии террористических средств борьбы!» См. там же. .

Заключить официальное соглашение с эсерами у большевиков и меньшевиков не получилось. Но то, чего не смогли сделать на бумаге партийные лидеры, не деле на местах осуществляли ревлюционеры-практики. И революционная боевая практика эсдеков часто ничем не отличалась от эсеровской и даже анархистской. Действия боевых дружин или отдельных боевиков-эсдеков выражались в тех же нападениях на тюрьмы и полицейские участки, убийствах агентов полиции и наиболее ненавистных представителей администрации и карательных органов и даже неугодных директоров заводов и даже инженеров Гусев К.В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. - М., 1975 г. - 232 с..

Боевики различных партий очень тесно сотрудничали друг с другом. В качестве такого сотрудничества можно привести пример, когда бомбы, которыми максималисты взорвали дачу П.А. Столыпина, были изготовлены в динамитной мастерской большевистской Боевой технической группы. «Военно-техническое бюро, - вспоминал Г.А. Алексинский, в то время видный большевик, близкий к Ленину, - главным техником которого был «Дмитрий Сергеевич» (Грожан) и которому много помогал Красин, оказывало, по-видимому, услуги и не соц. - демократическим организациям. После покушения эсеров на Столыпина, при помощи портфеля со взрывчатым веществом, «Дмитрий Сергеевич» однажды похвастался: «портфель был эсеровский, а начинка наша»» Городницкий. Р.А. Боевая организация партии социалистов-революционеров в 1901 - 1911 гг. - М.: РОССПЕН.1998. - 187 с..

Таким образом, выпускалась энергия индивидуумов с пониженным образовательным уровнем.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >