Векторы нравственного развития Возрождения и Реформации

Фундаментальное значение культуры Возрождения для современной западной цивилизации заключается в том, что эпоха Возрождения порождает несколько векторов нравственного развития Европейской культуры:1). личностное, творческое, нравсвенное самоутверждение узкого круга интеллектуалов, пронизано пафосом гражданского служения. 2). значительный нравственное потенциал демократически направленных социально-политических преобразований.3). качественные изменения стиля жизни, новации в области бытовой морали, воспитании, межличностном общении.

Это привело к существенному обогащению содержания категорий достоинства, справедливости, гражданского гуманизма, актуализировало ряд добродетелей, заложило основы внутренней свободы личности, что косвенно укрепляет нравственные основы общения. Именно от этой поры начинается отсчет светского нравственного мировоззрения, не подчиненного полностью религиозной вере. Потеря целостности жизни проходила постепенно и преимущества переходного типа культуры, каким было Возрождение давали значительные возможности для обогащения традиционной культуры. Значимость моральных отношений и нравов профессионально-организованных мелких собственников существенно возросла в контексте формирования ранних буржуазных отношений. Увеличение влиятельности этой морали может быть засвидетельствовано трудом выдающегося гуманиста раннего Возрождения, Л.Бы.Альберти, который в ответ на потребности флорентийского бюргерства XV ст., написал трактат "семью". Она была новаторской уже в том, что человек высокого общественного статуса уделяет такое внимание хозяйственной, бытовой морали. Проповедь трудолюбия в Альберте относится не только к подчиненным людям, но и к хозяину и хозяйке и всей семье господ. Большое значение придается бережливости, порицается пустая трата времени, положительно оценивается стремление к обогащению. Сочетание бюргерской и дворянско-рыцарской морали было еще необычным явлением в то время.

Нравственная традиция доминирования этики благотворительности, что идет от героического общества времен античности до средневековья основывается на обращении к тех исторических примеров, которые являются ключевой частью воспитания в людях добродетели. Поэтому они остаются незаурядным традиционным духовно-культурным наследием, которое надо хранить и использовать в воспитательном процессе и институциональных механизмах влияния на реальные нравы.

Средневековый мир подходил до своего окончательного завершения в XV - XVI вв. Именно в это время основные культуротворческие основы его жизни исчерпали возможности влияния на внутренний мир людей, что прошли через значительную духовно-культурную модернизацию. Ценностно-нормативные идеи и идеалы Возрождения определили социокультурное пространство жизни как сферу свободної деятельно-творческой самореализации человека. Христианские ценности оставались весомым фактором функционирования социальных институтов и важным впорядковуючим и ориентирующим фактором внутренней жизни. В то же время, метаморфозы человеческой субъективности, ее раскрепощения опережали общественную трансформацию, что приводило к революционности, как общего знаменателя нравственной культуры Реформации.

Основное направление духовно-нравственной очистки в условиях Реформации связан с углублением веры в спокутувальну жертву Христа на основе непосредственного приобщения к истине самим христианином с помощью Священного писания, прежде всего Евангелий, без чрезмерного посредничества церкви в этом деле. На этой основе возникает протестантская церковь, которая считает, что спасение человека зависит не только от "добрых дел", особенно в виде обрядов и жертв в пользу церкви, а от глубины внутренней веры. Формирование протестантских сект было связано с восстановлением тех норм нравственности, которые были характерны для раннехристианской общины.

Членами этих сект признается возможность воплощения христианских идеалов не оставляя светской жизни, устанавливается единый высокий стандарт нравственных требований. Все сферы жизни христианина признаются значимыми для спасения, что стимулирует активную разработку проблемы отношений человека и социума. Протестантское духовенство избирается мирянами, в протестантизме нет монашества, богослужение состоит преимущественно из проповедей, совместных молитв и пение псалмов. Такие организационные принципы в сочетании с активизацией внутренней духовной работы приводят к существенному росту производительного потенциала нравственного сознания мирян, как бюргеров, так и народных низов общества.

Существует значительная разница в нормативно-регулятивном потенциале протестантизма и более ранних исторических формах христианства, в частности католицизма. Протестантская этика имеет существенные преимущества в механизмах доведения до практического исполнения, к сущему своих идеалов должного. Влияние этого этапа развития нравственности, его роль в формировании современных универсальных ценностей западного мира является чрезвычайно весомой.

Несмотря на всю сложность и возможность неоднозначной оценки многих событий и в ходе Реформации, и после ее завершения существуют основания для признания огромного духовного сдвига, основанного М.Лютером. Оно прямо связано с соотношением духовных потребностей, интуиций, поездов с моральной благотворительностью человека. Обычно моральная доброкачественность человека признавалась достаточным основанием для спасения души. Но это было обеднением, упрощением христианства как религии личности, напряженно и мощно тянется любящего Бога, высшего абсолютного блага. Моральные правила и оценки , послушное выполнение моральных требований является пребыванием в нормативно-регулятивном измерении социальной жизни. Угроза отождествления их относительного содержания, чрезмерного приближения к юридически-правовой формы разрывает объективно возможный и желаемый для внутренней жизни человека синтез морального и духовного. В ситуации распадения этих принципов люди, осознающие себя морально здоровыми в духовном плане безнадежно больными и неизлечимыми. Правда христианского сознания в спасении через Бога, который является любовью. Поэтому этика любви является более глобальной и универсальной, чем этика закона. Сводка потребности в добродетели до страха перед наказанием является несомненным упрощением высших духовно-этических измерений человека. Живое религиозное начало человеческой души не противостоит морали и религии как таковым, а лишь относительным по содержанию, устаревшим во времени моральным нормам, или формализованной религии, неискренней религиозности без живой веры в приоритет духовно-любовного принятия мира. Обыденный морализм (практически-необходим в определенных ситуациях) не является всей полнотой духовно-этической жизни человека. Это очень часто забувалось и викривлялось в исторической христианской сознания. Именно противостоянием такой практике, таким приземленным мировоззренческим ориентациям, попыткой утверждать христианство как религию человечности М.Лютер заслужил уважение потомков. Нравственные силы человека чрезвычайно усиливаются, когда она чувствует поддержку высших сил и того источника, который наполняет их. В этом состоянии ей под силу героическое, она способна на высокую нравственность, на подвиги. М.Лютер это однажды выразил так: "иначе я не могу".

В отличие от позиции Н.Лютера ранний кальвинизм рассматривал нормы христианской этики, как главное средство регуляции социального поведения и был ориентированной на их обязательное выполнение. В дальнейшем суровость раннего кальвинизма была смягчена. В позднем кальвинизме заранее определенность становится основой теологического учения, что было не характерным для текстов Кальвина. В то же время, эта идея была существенно нравственно обогащена и расширена благодаря использованию идеи избранности, которая позволяла всех членов реформаторских общин отождествлять с богоизбранным народом. Введение идеи избранности существенным образом меняет выводы из доктрины предопределенности и позволяет относить всех верующих в избранных. Самоотождествления с выбранными восстанавливает практическую значимость свободы и одновременно может приводить к двойных моральных стандартов. В то же время, кальвинизм воспитывал дисциплинированных, трудолюбивых и преданных Богу верующих.

Наряду с кальвинизм историческими носителями аскетического протестантизма, его профессиональной этики выступают: пиетизм, методизм, анабаптизм и проч. Ни одно из этих направлений не был изолирован от других, не существовало четкого разграничения и от неаскетичних реформаторских церквей. Все аскетично направленные движения Англии, Нидерландов, а впоследствии и в США получили общее название "пуританизм". Самый широкий смысл этого понятия охватывает общие проявления высоконравственного поведения и этические максимы, несмотря на разные догматические принципы. Эта этика тесно связана с всеподчиняющей идеей потустороннего блаженства, которая существенно влияла на моральную практику. Учение об избранности к спасению привело к невиданной ранее одиночества отдельного человека. Для человека эпохи Реформации достижения вечного блаженства не могло быть совершено ни через церковь, ни через ее таинства. Такая внутренняя изолированность человека служит причиной негативного отношения пуританизма в любых чувственно-эмоциональных элементов культуры. У народов с пуританской прошлым еще достаточно весомо представлены и специфический, строгий национальный характер, и социальные институты, которые являются противоположностью чувственной, гедонистической культуре. Такие установки влияли на уменьшение значимости нравственных взаимоотношений людей между собой. Так, в обучающей нравственной литературе достаточно частой является тема, о невозможности полагаться на человеческую помощь, на человеческую дружбу. В ней советуют относиться с глубоким недоверием к ближайшего друга, никому не доверять чего-нибудь компрометирующего о себе, потому что доверять можно только Богу. В местах распространения кальвинизма было отменено исповедания, что резко контрастировало с лютеранством. Тем самым была ликвидирована возможность приглушать чувство "вине" во время исповеди, в церкви, что имело вполне реальные последствия в виде мучительного страха смерти. На первый взгляд не совсем понятно как тенденция к общению с Богом в атмосфере полной духовной самостоятельности может повышать внешнюю социальную активность в сфере профессиональной деятельности. Но, если взвесить на то, что светскую профессиональную деятельность связывали с избранностью к спасению, то становится понятным возникновение таких типов людей как "святые", мужественные купцы пуритане, для которых этика не существовала как отделенная от непосредственной жизни каждого из них. Неутомимый труд выступала лучшим средством снятия чрезмерной страха смерти, ибо является реальным свидетельством того, что Бог действует в людях.

Вера должна подтвердить себя в объективных действиях - только тогда она может стать надежной опорой для уравновешивания внутренней жизни. Желание быть уверенным, что твое поведение продиктовано волей Божьей было очень сильным и порождало систематический самоконтроль. Пуританская этика требовала не отдельных "добрых дел", а "святости", что стала системой. В ней исключалась возможность свойственного католицизму вопрос между грехом, раскаянием, покаянием, искуплением и новым грехом. Практическая этика кальвинизма создавала последовательную регуляцию всей повседневной жизненной поведения. Следствием подобной методичности в этическом поведении, стала глубокая христианизация всего человеческого существования, высокая жертвенность ради идеальных целей. Еще никогда до идеи приумножения славы Божьей на земле не относились так серьезно. В отличие от перемещения в средневековье аскезы из мирской повседневной жизни в монастыри, те натуры, которые становились лучшими представителями монашества, теперь совершали аскетические идеалы в рамках своей мирской профессии и в ней же находили подтверждение своей веры. Как отмечал Н.Вебер, духовную аристократию монахов вне мира вытеснила духовная аристократия святых в миру.

В целом, последовательное обоснование идее профессионального призвания дает английский пуританизм, выросший на почве кальвинизма. Пуританизм был носителем этоса рационального буржуазного предпринимательства и рациональной организации труда. Аскетически настроенные пуритане испытывают одинаковое отвращение как к аристократической небрежности знати, так и к чванству выскочек. Борясь за производительность приватногосподарського богатства, аскеза выступала как против недобросовестности, так и против чисто инстинктивной жадности, осуждая последнюю. Пуританим способствовал становлению буржуазного, рационального с экономической точки зрения образа жизни, типа "экономического человека". Пуританский хозяйственный этос был буржуазным хозяйственным этосом. Буржуазный предприниматель имел право преследовать свои деловые интересы и даже обязан был делать это. Более того, Реформация подготовила в его распоряжение трезвых, добросовестных, чрезвычайно трудолюбивых работников, которые смотрели на работу как на угодную Богу жизненную цель. Протестантские секты и строго пуританские общины не знали попрошайничество в своей среде. Со временем когда буржуазное общество достигло своей развитости, пуританская мораль начала вироджуватись в чисто внешне репрессивный и лицемерный вариант буржуазной благопристойности, без глубокой личностной религиозной мотивации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >