МОРАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ

Проблема моральных ценностей

Этика, учитывая рассмотренные особенности ее предмета, является практической философией. Как очень метко подметил немецкий философ М. Гартман, она представляет собой не формирование человеческой жизни вне ее (человека) понимания, но именно привлечение ее к собственному свобідного формирования жизни. Этика есть знание человека о добре и зле, что поднимает ее на один уровень с божеством, является ее сила и право влиять на мировые события, изменять действительность. Этика воспитывает в человека осознание ее миссии в мире, требует от нее быть со-архитектором вместе с демиургом, сотворцом мира.

Трудно не согласиться с мнением Гартмана, что творение мира еще не закончено, пока человек не осуществит в нем своей миссии творца. Однако, как считал мыслитель, осуществляет эту миссию человек не должным образом. Она еще не готова выполнять такую миссию, находится не на высоте своей человечности. Миссия должна сначала совершиться в самом человеке. Творение, которое ей предстоит выполнить в мире, заключается в его же творении, в осуществлении своего этоса.

Осуществление этоса человека происходит в процессе того, что мы называем социальной практикой, деятельностью. В ней возникают вызовы времени, требования к человеку, она возлагает на человека ответственность за принятые решения, поступки, выбранную линию поведения. Определение сущности блага, существующих различий между "должным" и "живущим", содержание нравственного долга, бесспорно, имеет для этого большое значение. Но этика чистого долга и должного, любая чисто императивная этика теряет полноту жизни. Не меньшее значение имеет, как пишет М. Гартман, внутреннее поведение человека, его этнос как определенная жизненная позиция, как одобрение и неприятие, благоговение и презрение, любовь и ненависть...

Таким образом, для моральной сущности человека кроме актуальности действий и их соответствия надлежащем всегда существует и второе требование: быть не равнодушным, чувствительным к значимому, открытым всему, что исполнено смысла и ценности.

Ценность, как определяет философский энциклопедический словарь, термин, обозначающий независимое и желаемое, в отличие от реального, действительного. Ценность отвечает на вопрос - что является, желанным или которым что-то должно быть.

Проблема ценности была заявлена впервые в истории философии в тот поворотный момент, когда очевидной стала ограниченность уже традиционной проблематики натурфилософии, которая отвечала на вопросы о становлении и структуру материального мира. Соответственно этой центральной философской проблемой в то время была проблема истины или, другими словами, проблема соответствия знаний реальности. И именно истина отвечает на вопрос, какова реальность. Сущностное противопоставление "бытие" и "ценностей", то есть познавательного и ценностного отношения человека к миру, возникло на достаточно ранней стадии развития философской рефлексии.

Констатация наличия наряду с законами природы особых законов жизни человеческого сообщества (благо, справедливость, счастье, прекрасное...) и рассуждения Демокрита над тем чем есть счастье человеческое ("Счастье обитает не в стадах и не в золоте. Душа - место пребывания этого даймона") являются свидетельствами уже сделанного великого открытия. Это открытие действительности, которая, по выражению Дитриха фон Гільдебранда, "не укладывается в рамки нашей эгоцентричности, которая обязывает нас и дает нам возможность выходить за пределы наших субъективных склонностей, желаний, инстинктивных стимулов и поездов, укоренившихся исключительно в нашей природе..." и, к тому же, "является действительно одним из признаков человека как человека" . Уже не является дискуссионным вопрос о времени оформления аксиологии (науки о ценностях) как самостоятельного направления философской мысли и составной части философских учений. Это произошло в XIX веке. Как отметил Н. Хайдегер, со второй половины XIX века в Западной Европе вместе с зарождением философии ценностей вся европейская метафизика становится "мышлением в ценностях".

Как мы это видим на примере рассуждений Демокрита, с достаточно раннего времени в развитии философии можно проследить и развитие "ценностной проблематике". Конечно, речь не идет о полном постижения и фиксации в содержании понятий многообразие ценностного отношения человека к миру и особенностей ценностного сознания. М. Хайдегер в своей работе "Время и бытие" подчеркивает, что "дух" и "культура" как желательные и испытанные виды человеческого поведения "существуют только с Нового времени, а "ценности" как фиксированные мерила этого поведения - только с новейшего времени".

Разведки в рамках античной философии и этики обогащали "ценностную проблематику". Так первая волна софистов, были учениками или последователями Демокрита, указывая на противоположность моральнісних представлений у разных народов (то, что считается чесното у одних, осуждается как порок в других), подчеркивали относительность добра и зла (добро есть то, что полезно тем или иным людям). Наконец, хорошо человеку или плохо - решает она всегда сама. Решение же обусловлено ее социальным статусом, возрастом, полом, воспитанием, образованием.

Политические предпочтения тоже влияют на нравственные оценки явлений и процессов в жизни социума. Современный юмор по своему фиксирует эту моральную мимикрию, что лежит в основе политики двойных стандартов, как это демонстрирует следующая анекдотическая ситуация: подросток невольно стал свидетелем того, как его отец - известный политический деятель, остро критиковал бывшего однопартийца, что переметнулся в ряды оппозиции.

- Но ведь, отец, еще вчера ты одобрительно говорил о человеке, которая оставила оппозицию и стала членом твоей партии.

- Сынок, тебе надо как можно быстрее понять одну простую истину: тот, кто переходит к другой партии, - предал своих. Тот, кто присоединился к нам, - изменил свои убеждения.

В упомянутом выше труде "Этика". Гартман замечает, что этика древних уже была высокоразвитой этикой ценностей - не по своим понятиям или осознанной тенденцией, но, скорее, по сути и фактическому проявлению. Ведь дело не в том, фиксируется в них материальное понятие ценности терминологически, а в том, могли ли они - и если могли, то как - схватывать и характеризовать "блага" и "добродетели" в многообразны их ценностной иерархии.

Ярким образцом первой попытки дифференцирования ценностей, а именно в более узком смысле моральных ценностей, Гартман считал "Нікомахову этику" Аристотеля. Классификация добродетелей в своей основе имеет восходящий ряд ценностных предикатов: неплохое - достойное похвалы - красиво - достойно уважения заслуживают любви, заслуживают восхищения заслуживают поклонения.

Пороки имеют основой негативные ценностные предикаты: ошибочное - некрасивое - достойно осуждения, - позорное - достойно ненависти.

За этими двумя рядами ценностных предикатов в реальной практике, в поведении проступают в соответствии обусловленной иерархии акты ценностного признания или ценностного непризнания: похвала - осуждение, любовь - ненависть, уважение - позор, восторг - презрение, благоговейный хвала - проклятие.

в Течение последующих веков, а особенно в рамках средневековой христианской культуры, постижения морали как проявления внутреннего субъективного состояния личности (отсюда мораль = совокупность добродетелей, а этика - учение о добродетелях) уступает место основательному изучению объективной стороны морали - обычаев, нравов, реальных моральнісних отношений. Согласно религиозных представлений о мире, человеке и его место в мире бесспорной основой морали выступали заповеди, по библейской версии, дарованные Богом Моїсею, и заповеди, высказанные в проповедях Христа.

Хоть и в містифікованому виде, когда объективность морали отождествлялась с ее божественным началом и, таким образом, разрывался ее живую связь с человеческим индивидом, средневековые учения были важным заделом в развитие этической мысли. Средневековая этика признала наличие позаособистісних критериев различения добра и зла, подтолкнула к рассмотрению морали как системы объективно обусловленных и загальнозначимих принципов (Н. Монтень), заложила теоретические основы разделения на мораль и нравственность (Г. В. Ф. Гегель).

И толчок исследованию ценностного отношения человека к миру, поставленный Аристотелем, не угас. Так, например, Фома Аквинский, хоть не употребляет понятие "ценность", но в своих размышлениях на страницах Summa Theologica по поводу определения благородный обращает внимание на различие приятного (удовольствия) от ценного: "Благородное - тоже приятное... однако собственно приятным называется то, что не имеет другого основания желательности, как только приятность, тогда как порой оно и вредное и позорное... Благородным же называется то, что в самом себе имеет нечто, за что его хотят" .

Так определено "благородное" очевидно имеет признак моральной ценности, а сам Фома Аквинский выражает свою близость позиции "мышление в ценностях", согласно которому "благо", "справедливость", "красота", "счастье" далее толкуется как нечто значимое лишь для человека, взятое в его отношении к субъекту.

Своеобразным было возобновление интереса к "ценностной проблематики" в "Этике" Бы. Спинозы. Философ стремился доказать, что благо, совершенство, справедливость, добро, красота и тому подобное, то есть, по терминологии XIX века, ценности, объективно не существуют - ни как персонифицированные сущности, ни как качества, присущие вещам самим по себе. По мнению Спинозы, смыслы этих понятий формируются субъектом и не имеют никакого отношения к бытию. Они "в действительности составляют только модусы мышления", поскольку является всего лишь "разными способами воображения", - и не более того. Как творение субъекта, они не имеют атрибутивный характер, а субъективный.

Дальнейшее обоснование субъективности ценностного отношения было сделано в учениях Дж. Локка и Д. Юма.

Локк в своих зрелых трудах, касаясь проблемы различения морального добра и зла, уже совмещал это с совокупностью общепринятых в данном обществе моральнісних норм и критериев оценок, опирающихся на общественное мнение. Поскольку эти нормы и критерии оценок устанавливаются посредством общественного соглашения, не может идти речь о их объективность.

Д. Юм первым обосновал тезис о невозможности вывезти нормативные и ценностные суждения из описательных. Этот тезис позже назвали "гильотиной Юма". Именно этот тезис стал непосредственной предпосылкой дуализма "бытие" и "ценностей", время осмысления которого наступит во второй половине XIX века.

И все же первенство в осознании качественной специфики "ценностной проблематике", необходимости выделить вопрос о ценности из совокупности вопросов бытия и его познания по праву принадлежит И. Канту.

Сосредоточимся на тех положениях немецкого философа что стало предпосылкой будущей аксиологии.

Во-первых, важным является толкование Кантом различия практического отношения человека к миру в сравнении с теоретическим (познавательным). В теоретико-познавательном отношении, настаивал Кант, существование предметов предшествует нашим представлениям о них, в практическом, наоборот, мы имеем представление о предмете в форме цели, что предшествует возможности его существования. А в силу того, что любая цель является представлением о еще "несуществующий", его познания не может быть подобным познанию всего сущего.

К тому же, многообразие целей, которые может ставить перед собой человек, разделяется на два класса. К первому следует отнести все так называемые материальные цели, достигая которых человек удовлетворяет свои потребности, как существо чувственно-природное, наделенное психикой. Такие цели обусловлены качествами предметов, которые являются желательными для человека. К этому классу следует добавить все условные инструментальные цели - средства для достижения других целей. Во второй класс Кант выделил моральные цели, при посредничестве которых проявляет себя свободная воля человека в качестве ноуменальної разумного существа. Весомым последствием этого было известное формулировки категорического императива, которое требовало относиться к другому человеку и человечеству в ее лице не только как к средству, но также и как к цели. С учетом кантівського положения о автономию морали человек моральный становилась "конечной целью" всего мироздания. Такой высокий статус человека оставлял возможности, каким бы не были обстоятельства, использовать ее как средство для достижения каких-либо целей.

Выводы И. Канта о моральной личность как о цели и ее ценность стали отправными в обосновании одного из первых вариантов философии ценностей (Герман Лотце).

Во-вторых, в трудах Канта противопоставление природы и свободы и, соответственно, - сущего и должного приобрело именно тот вид, в котором оно и было заложено в аксіологію второй половины XIX века как основа дуализма бытия и ценностей. "Философия природы имеет дело со всем, что есть, а моральнісна - только с тем что должно быть"1.

Для Канта было очевидным то, что законы не имеют надлежащего неотвратимого характера законов природы сущего. Должное может вообще не осуществиться. Как подчеркивал философ, является невозможным, "чтобы в природе нечто должно было бы существовать по-другому, чем оно существует в действительности...". Надлежащее вообще не имеет смысла в течения естественных событий. А следовательно, существование надлежащего является особым, отличным от существования сущего - оно только имеет значение, "означает" для субъекта, что предопределяет его цели.

в-третьих, поскольку в природе нет и не может быть имманентно присущих ей ценностей и смыслов, остается только один источник их поставки - сам субъект. Как отмечают российские ученые Ю.В. Перов и В. Ю. Перов, понятие "смысл" и "ценность" у Канта относятся не пояснительном теоретическом ряду с центральным для него понятием "причины", а телеологічному, что предполагает рассмотрение "согласно целям". Смысл есть всегда ответом на вопрос "для чего?", а не "почему?". Смыслы не существуют в "объектах", а происходят по субъекту и не познаются, а "примислюються" субъектом объектам. Это касается и так называемых "ценностей жизни и культуры".

Как мы уже отмечали, еще от Аристотеля идет традиция различения познавательного и цілепокладаючого (нормативного) отношение человека к миру. В своем труде "Критика способности суждения" И. Кант открывает для науки новый оценочный, ценностный тип отношения. Суждения, что является результатом рефлексии способности суждения - это суждения оценочные. Оценка рассмотрена Кантом в качестве субъективного способа судить об объектах, принимая во внимание их отношение к субъекту.

Немецкий философ Г. Лотце предложил первую философию ценностей как самостоятельное учение, где понятию ценности был присвоен статус философской категории. Собственно из его учения выросли две конкурирующие в первой половине XX века направления философии ценностей: "неокантіанський" (В.Віндельбанд и его последователи) и "феноменологический" (Ф. Брентано, Э. Гуссерль, М. Шелер, М. Гартман).

Для первого направления (его учение связывают с Баденской или Фрейбургською школой неокантіанства) характерно представление о философии как "нормативную науку" о ценности, что на практике означает сведение философии к аксиологии.

По мнению В. Віндельбанда, философия может продолжить существование только как учение о общезначимые ценности. Такая суб'єктивістська концепция ценностей содержит в себе угрозу релятивизма и нигилизма.

Об'єктивістська концепция ценностей была развита на основе феноменологического подхода. Так. Шелер исходил из того, что последовательная теория ценностей может быть только априорной. Основанием для этого тезиса было то, что на основе того, что люди ценят, нельзя обосновывать, что же именно стоит оценки. В реальной жизни люди часто ценят то, что не стоит оценки.

Все, что существует в мире, и сам мир, как целое, может быть носителем ценностей, быть оцененным человеком по ценностным критериям. Однако ценностей как существующих самостоятельно в мире нет. А следовательно и познаваться они не могут в опыте, в явлениях, в поступках и действиях людей, то есть апостеріорно. Поэтому феноменология ценностей на вопрос каким образом и в какой форме ценности доступны человеку и его познанию отвечает коротко - a priori.

В философии XX - начала XXI века полемика между сторонниками этих двух направлений философии ценностей продолжаются. Однако большинство современных философов, постигая природу ценностей, стремятся использовать позитивные наработки обоих подходов - как суб'єктивістського так и об'єктивістського.

Понятия добра, справедливости, свободы и тому подобное являются ценностно нагруженными идеями или понятиями. Носителем ценности в данном случае является человеческий разум, интеллект. Преимущественно ценности делятся на две группы: "низшие", или "материальный" ценности (то есть то, что удовлетворяет витальные, биологические потребности) и высшие, или духовные ценности. Продолжая традицию, идущую от И. Канта, ценности разделяют на инструментальные или внешние (те, что являются средством для достижения других целей) и самодостаточны или, иначе, внутренние. Духовные ценности являются преимущественно внутренними, самодостаточными. Самодостаточные ценности имеют признаки объективных ценностей: их бытие как ценностей не зависит от того признаем мы их или не признаем. Самодостаточные ценности, по выражению Д. фон Гільдебранда, говорят "к нам с высоты, с надлежащей дистанции". Призыв этих ценностей обладает силой объективности, выдвигает требования, "которые мы не можем изменить по своему усмотрению". К тому же, наш ответ на "призыв" самодостаточных ценностей "имеет характер самоотречения, выхода за пределы сосредоточенности на своем "я", определенного подчинения".

По содержанию духовные ценности разделяют на моральные, эстетические, правовые, политические, религиозные и другие.

Учитывая указанное выше, моральные ценности - 1) это обобщенное содержание основных этических понятий (добро и зло, справедливость, счастье, достоинство, честь, долг и тому подобное) и принципов (альтруизм, гуманизм, благоговения перед жизнью и др.); 2) это непосредственно значимые для человека универсальные образцы, требования, идеалы морали, которые имеют самостоятельный статус, одобряются общественным мнением, находят воплощение в праве, искусстве, философии, религии.

Для современной этики, что пытается воплотить интерсубъективные общезначимые смыслы, характерно, как отмечает Т.Г. Аболіна, поиск абсолютных, непроменальних этических максим. их "прочтения" и осуществления, конечно, зависят от конкретно-исторических условий, от потребностей функционирования социума. Поэтому моральные ценности - максимы выявляют себя в трех измерениях надлежащего:

- максимы обязательные для всех в качестве ориентиров повседневного поведения (любезность, честность, ответственность и тому подобное);

- максимы обязательные для всех в смысле идеальной принадлежности (товарищество, дружба, любовь);

- максимы олицетворяющие героический этос (самопожертвование, подвижничество и прочее), и как таковые не могут быть общеобязательными. Эти максимы П. Сорокин высоко оценил как "моральную роскошь".

Именно пример моральных ценностей ярко демонстрирует наличие у них побудительного компонента. Поэтому моральные ценности играют важную роль в преобразовании реальности. Они выполняют ведущую роль в объединении индивидов для совместных, коллективных действий. Усвоение нравственных ценностей как личных поведенческих регулятивов в значительной степени повышает эффективность современных стратегий общественного развития.

В своих сознательных действиях люди в большей или меньшей степени руководствуются ценностными представлениями о должном и желаемом. Именно человеческая жизнь в каждом из своих моментов является выбором среди многомерности форм поведения, выбором который придает нашим мыслям, взглядам, жизненной позиции реальной значимости и стоимости. Выбирая тот или иной вариант поведения, мы воплощаем в жизнь собственную моральную позицию, опирающуюся на определенные моральные ценности.

Ценность можно определить как значимость предметов, явлений, процессов действительности с точки зрения человека и общества. Другими словами, ценности подсказывают нам, что именно человеку или обществу нужно, чего они хотят, что вызывает интерес, чем человек и общество дорожит. Поэтому ценности играют решающую роль в удовлетворении материальных и духовных потребностей человека.

Однако ценности не только и не столько удовлетворяют человеческие потребности, сколько, становясь интересами человека, содержанием личностных установок и моральных образцов общества, помогают воспроизводить человеческое в человеке, человека как духовное существо.

Конечно, каждый человек, приобретая определенное воспитание и образование, на собственном жизненном опыте формирует свой уникальный комплекс моральных ценностей. Став содержанием сознания, эти ценности влияют на то, как и о чем человек думает, как она себя ведет. Такой комплекс сформированных моральных ценностей можно рассматривать как своеобразную призму, сквозь которую преломляются разнообразие действительности. То есть моральные ценности являются своеобразным средством отображения действительности в человеческом сознании. Следствием такого преломление действительности сквозь призму моральных ценностей конкретного человека является ее уникальный субъективный образ мира.

Проявляются ценности в человеческом сознании в форме оценочных суждений. Например: "моя самая любимая пора года - лето", "мне не нравится классическая музыка" или "мне нравится лирическая поэзия".

Поскольку действительность вокруг нас изменчива и мы сами в этой действительности меняемся (становимся взрослыми, приобретаем новые знания, расширяем свой кругозор...), ценности раскрывают разную глубину своего содержания. Но моральная значимость наших поступков (за ними скрыты наши моральные ценности) становится очевидным, если сравнить ее с признанным в обществе образцом соответствующего поступка или поведения - идеалом, в котором отражено конкретное проявление добра. То, что люди ведут себя неодинаково в одной и той же ситуации, свидетельствует о неодинаковые системы ценностей, которые определили позицию и направили деятельность этих людей.

Итак, обратим внимание на то, что система ценностей, которой пользуется человек, характеризует ее как моральную личность, является мерилом моральной весомости поступка. Если говорить о признаках зрелой в моральном смысле человека, то следует отметить, прежде всего, наличие в ней развитых четко определенных ценностных ориентиров.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >