Любовь

Найунікальнішою в ряду рассмотренных форм общения, которая дает больше всего межличностное единение, любовь. На протяжении многовекового существования человеческой культуры она считалась одной из основных моральных ценностей. Любовь фокусирует этическое измерение человеческого существования и может, по мнению В. Г. Белинского, "служить пробным камнем нравственности".

Истинный рассмотрение любви возможен лишь в свете высшего смысла человеческого общения. Только в таком масштабе может быть объяснено и обоснованной всепроникающая сила любви, которую уже в древности отождествляли с общей космической силой, которая действует везде и всюду. Человеческое существование требует одухотворенности любовью, ибо без нее человек не может состояться. Настоящее творчество существует только там, где есть любовь. Давно подмечено: "нет истины, где нет любви", а следовательно, и познает человек настолько, насколько любит.

При всей очевидной важности и ценности любви для человека в его существовании важнее, она постигла истинную сущность этого чувства? Сказанное еще в древности о любви "тайна эта велика есть", актуализируется каждый раз в каждой новой попытке рационального постижения такого интимного и всеобъемлющего явления культуры. Однако человек упорно продолжает попытки раскрытия этой великой тайны, потому что "любовь есть сила жизни" (Л. М. Толстой).

Отвергая все более или менее туманные рассуждения о любви и рассматривая ее в свете смысла человеческого существования, можно утверждать, что любовь - это интимное, глубокое чувство, которое характеризуется высокой эмоционально-духовной напряженностью, это отрасль реализации ценности "переживания" другого во всем его своеобразии и неповторимости, это, по мнению немецкого философа Л. Фейербаха, возвышение предмета "к сущности и, таким образом, предмет лишь как сущность становится объектом любви".

В своем устремлении любовь может быть направлена на человеческую сущность, идею, другого человека и т. д. Однако ее сущность наиболее полно проявляется в отношениях между людьми, в открытии и признании максимальной ценности другого конкретного человека. Любовь - одна из форм преодоления отчуждения человека от человека и благодаря этому она признается вершиной нравственного отношения к личности. Как таковая она, например, является существенным элементом дружбы как формы нравственного общения.

Однако в сущности любви есть нечто совершенно уникальное, что выводит ее из ряда рассмотренных выше форм міжлюдського общения и с максимальной яркостью, и со всей мерой присущей ей загадочности и неповторимости раскрывается в индивидуальном половой любви. Именно здесь со всей неотвратимостью встает свободное и постольку "непредсказуемо" выражение глубины личности. Здесь постигается сущность другого пола, а любимый во всей его личностной незаменимости и своеобразии дарит любящему ту завершенность целого, которая преодолевает отдельность и одиночество человеческого существования. Е. Фромм, немецко-американский психолог и социолог, в своей работе "Искусство любви" подчеркнул эту способность любви: "Любовь - это сила, которая рушит стены, отделяющие человека от его ближних; которая объединяет ее с другими".

Одновременно это и открытие нового видения человеком мира, волшебное превращение человеческого отношения к миру: "Врата в мир ценностей как бы распахиваются для того, кто любит, любовь накладывает чары на весь мир, окутывая мир дополнительными ценностями.., хорошо известно, что любовь делает человека не слепым, а зрячим - способным видеть ценности" - подчеркивал австрийский психотерапевт В. Франкл. Тот, кто любил по-настоящему какого-то одного человека, говорил Е. Фромм, любит весь мир. И в этом процессе осуществляется творческий пересмотр всей системы ценностей, изменение способа ее существования. Часто это прорыв сквозь конкретно-историческую ограниченность господствующей морального сознания к общечеловеческих нравственных идеалов как путь присвоения человеком своей человеческой сущности всесторонним способом.

К тому же, как справедливо отметил Мигель де Унамуно, испанский писатель и философ, "благодаря любви открывается мне сущее. Благодаря любви мы познаем вещи нашим сущность, а не только умом: мы превращаем их в близкие нам..."

Заслуга любви не только в творческом просмотре мироощущение, усилении морально-ценностного измерения своей жизнедеятельности. В значительной степени ее истинная заслуга в создании человека.

Есть в народной мудрости утверждения, что любовь зла. Однако здесь в большей мере подчеркивается "непредсказуемость" любви: его нельзя принудительно ни вызвать, ни преодолеть. Как отмечает исследователь А. П. Зубец, "любовь - эмоционально превращающие отношение, в котором другой воспринимается сполна, независимо от его качеств и их оценки, принимается как данность, во всем богатстве и незводимості до собственных представлений и идеалов". Более того, случается и так, что и достоинства любимого человека гипертрофируются силой чувства любящего. И в этом время истоки многих разочарований. И все же наряду с этим "обман зрения" в любви есть такая прозорливость, которая недоступна другому чувству. Глаза любви видят в человеке такие глубины, о которых иногда не знает и она сама.

Любовь высвечивает в любимом его возможности. В существующем образе любимого человека ей удается разглядеть ее потенциальный образ. Эту загадку любви, ее уникальную способность в человеческом созидании метко подметил русский писатель Н. М. Пришвин: "...и человек, которого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби и я постараюсь быть лучше себя".

Раскрывая духовную сущность любимого человека, ее неповторимость, зачаєні в нем потенциальные ценности, любящий сталкивается с личностью другого человека как с целым уникальным миром, в свою, очередь расширяет его собственный мир. Указанные процессы развивают личность, делают ее душевно тонкой, "видющою", творческой. К тому же, как отмечал французский писатель и общественный деятель Г. Роллан, "благодеяние любви не только в том, что она внушает нам веру в другого человека, но и в том, что мы обретаем веру в себя".

Уникальный творческий потенциал любви выявляет в конечном итоге стремление человека к целостности, постижение мира во всем его богатстве. Однако реализация, отстаивание этой творческой могутті любви, а следовательно истинного ее осуществления, требует в свою очередь той высоты нравственного отношения, нравственного способа существования человека, которая обязывает ее интеллектуально-эмоционально-волевую систему до предельно высокого напряжения. Любовь - огромная сила, она может быть созидательной, но может быть и разрушительной, приводить к моральному падению. Все зависит от моральной способности человека, степени его личностного развития.

Важность и сложность любви во многом определяется тем, что в ней, как в фокусе, пересекаются противоположности биологического и духовного, личностного и социального, интимного и общезначимого. В любви как ни в одной другой отрасли необходимо отличать высшее от низшего, прекрасное от безобразного, истинное человеческое чувство от его искаженных, извращенных форм, потому что потери - это потери человеческого начала, человеческой сущности. Так, половое влечение не является простым уподібненням животном с характерным для него диктатом полового инстинкта. И хоть последний не может зрівнюватися с сознательными действиями человека, ему все же присуща своя "мудрость". Человек же в потере своего человеческого начала может упасть и значительно ниже "природной мудрости". Поэтому уже в древности было принято различать типы любви, его психологически-эмоциональные состояния. Например, древние греки четко различали страстная любовь ("эрос") и нежную, жертвенную любовь ("агапе").

"Эрос" - это стихийная и страстная жажда обладания любимым существом, что не оставляет места для жалости или милостивості. "Агапе" - это потребность в самоотдаче, милостивая любовь к "ближнему", жажда любящего раствориться в любимом. Наряду с этими типами любви выделялась еще "филиал" - любовь-дружба, любовь-приязнь индивида к индивиду, обусловленная социальными связями и личным выбором, и "сторгую" - любовь-привязанность, особенно семейная.

Современная типология добавляет к приведенным выше разновидностей любви еще два - "маниа" и "людус". "Мата" - любовь-тревога, тоска, одержимость. "Людус" - любовь-игра, в орбите которой партнеров удерживает только секс и ... отсутствие каких-либо обязательств друг к другу.

С точки зрения психологических фаз характеризуют любовь как влюбленность (или сексуальный тип), любовь-страсть (или эротический тип) и любовь-привязанность (или духовный тип). Интересная классификация типов любви и различных ее уровней предложенная К. С. Льюисом, который различает любовь-потребность, привязанность; любовь-оценку, влюбленность; любовь-дар, милость.

В специальной психологической литературе приводятся и еще более детальные классификации любви. В нашем случае типология любви - не самоцель. И в то же время обращение к результатов такого анализа дает возможность проследить сущностно закономерное в данном явлении через выяснение объединяющего, похожего в этих классификациях.

Таким является постижение того, что высшей, наиболее значимым для человека формой любви выступает целостная под эгидой духовности направленность сути одного человека к другому. "Это смелое погружение в переживание единства" (Э Фромм) во всем многообразии сторон, но прежде всего в духовной.

И потому это прежде всего способность любить, что выступает как отношение человека к миру вообще, человека вообще. "...Если я действительно люблю какого-то человека, я люблю всех людей, я люблю мир, я люблю жизнь. Если я могу сказать кому-то "я люблю тебя", я должен быть способным сказать "я люблю в тебе все", "я люблю благодаря тебе весь мир, я люблю в тебе самого себя" (Э. Фромм).

Таким образом, любовь предстает как глубоко моральное отношение, что подносится к субстанційних основ человеческого бытия. Кроме того, любовь есть деятельная, активная заинтересованность в жизни и развитии любимого, высокое чувство ответственности и долга. Это бытие как самоотдача, как утверждение другого. "Любовь к кому-то это не просто сильное чувство - это рішимість, это разумный выбор, это обещание" (Э. Фромм). И, наконец, нельзя испытать настоящей любви, если главной ценностью стала она сама, а не тот, кого любишь. Наслаждаться настоящей любовью, стремясь только любовных утех, невозможно. "Естественная любовь, став богом, не остается любовью" (Кол. С. Льюис).

Проиллюстрировать сказанное можно, обратившись к эволюции культуры "страсти" с ее культурно-историческом воплощении. Сводная своего времени на пьедестал романтизма (XVII-XIX вв.) как идеал, который дарит защиту от пошлости и жестокости окружающего мира, в своей абсолютизации пристрастие привело в итоге к девальвации любви (стихия "сексуальной революции" в XX ст.).

Эта закономерность проявляется не только в сфере интимных межличностных отношений. Такой же итог и для любви как направленности на идею, человеческую сущность, Родину, Бога. И здесь любовь как самоцель плодит и множит зло. Например, в своей крайней, безумной форме патриотизм становится расизмом толпы, слепое служение идее чревато фанатизмом и т. п

Таким образом, истинная любовь всегда моральна как активное проникновение в остальном, как выхождение за себя самого сегодняшнего, ограниченного, к новым высотам человеческого измерения, где "в акте отдавания себя, в акте проникновения вглубь другого человека, я нахожу себя, я открываю себя, я открываю нас обоих, я открываю человека" (Э. Фромм). Любовь - одна из высших моральных ценностей. Именно такой она способна в человеческой жизнедеятельности, предстает как глубинный источник и нравственная основа брачных отношений и семьи.

Товарищество, дружба и любовь - нравственные ценности, которые формировались исторически как ответ на потребность преодолевать агрессию по отношению к "чужого", "другой". Ориентируясь на эти ценности мы становимся способными построить мир, соответствующий сущности человека в нас и вне нас.

На последок, вместе с Энтони де Мелло, предлагаем подумать над содержанием притчи.

Однажды Мастер сказал:

- Ты не "это" зло до тех пор, пока не увидишь добро, которое оно делает.

Это очень озадачило учеников, но Мастер не поспешил с объяснениями. На следующий день он предложил ученикам молитву, которая была наспех написана на клочке бумаги, найденном в концлагере Равенсбрюк: "Господи, помни не только добрых мужчин и женщин, но и злых.

Помни не только о все страдания, которым нас подвергли.

Помни, что эти муки принесли свои плоды - наше товарищество, преданность, смирение, храбрость и щедрость, величие сердца (курсив - авт), что вдохновила нас на все это.

И когда наступит Судный день, пусть все эти плоды станут для них наградой и прощением".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >