Постнекласична эстетика

Социокультурные основы

Возникновение постиндустриального общества переориентирует цивилизацию с производства вещей на создание знаний и услуг (к которым относят сферу государства, армию, право, финансы, транспорт, связь, здравоохранение, образования, науки, культуры, Интернет). Такая ситуация соответствует растворению вещи в интенсивности информационного обмена. Релятивизация со вещи, которая теряет очевидность своего существования, заключается как раз в том, что в условиях тотальной виртуализации культуры она поглощается образами, ее представляющих (например, реклама вытесняет саму вещь).

Происходит изменение качества жизни: в "обществе потребления" (Э. Фромм) уже не тяжелая, нудная работа, а развлечения становятся целью "заботы о себе" (М. Фуко) для человека. Перспектива существования человека проявляется в том, что она снова становится, в определенной степени, главной целью творчества (дизайн одежды, тела, среды, имиджмейкерство становятся техникой моделирования эстетических параметров самого человека). Вещественные силы человека из внешних предметов становятся субъективными способностями и возможностями самого человека, считает российский исследователь Г. Батищев. В этом аспекте становится понятным большой интерес к образовательных и культурных стратегий формирования общества, в частности к проблемам эстетического воспитания и эстетических параметров становления личности.

Соотношение эстетического и художественного

Формируется претензия на то, что человек как "идеал красоты" (И. Кант) вновь становится главной целью общественного производства. Постнекласична эстетика характеризуется тотальной эстетизацией всех форм культуры: жизнь искусства превращается искусством жизни. Это не означает полного исчезновения художественной сферы. Однако, границы между полем искусства и другими культурными полями релятивізуються. Сфера Аполлона претендует на синтез не только отдельных видов искусства, но втягивает и другие культурные формы в собственную логику. Противопоставление, характерное для сферы трех благ предыдущей эпохи (истины, добра и красоты), нивелируется под приматом эстетического. Более того эстетическое теряет свою эстетическую дистанцию от реальности, свою "заинтересованность" (И. Кант) и начинает ориентироваться на пользу. Именно в этом заключается дизайнерский бум конца индустриального общества. Сочетание ценностных ориентаций красоты и пользы свидетельствует однако, что искусство перестает быть автономной формой культуры. Однако, в тотальном естетизмі культурного кода определенной степени теряется и специфика искусства.

Развлечение и получение прибыли, а не выражение неповторимого мира художника, становятся целью массовой культуры. Искусство перестает быть автономной сферой духовной культуры и становится технологией культуріндустрії, технологии промышленного масштаба. Американский центр кинематографии Голливуд признается мировым "фабрике грез". Это означает уменьшение напряжения между массовым и элитарным искусством: с одной стороны, даже серийная, развлекательная продукция художественной сферы выполняется на высоком техническом уровне, а, с другой стороны,

Форма творчества

Художественное творчество становится не тайной гения, а технологиями культуріндустрії в промышленном масштабе. Это негативно оценивается представителями цеха производителей художественных ценностей. В конце XX века пишет Бы. Гройс, искусство теряет самоуважение, поскольку оно раболіпствує перед реальностью, а художник все более склонен писать не то, что подсказывает ему воображение, а то, что видят его глаза. Об этом с сожалением, но уже как о свершившемся факте, говорит Же. Бодрийяр, характеризуя искусство на рубеже тысячелетий. Он пишет об исчезновении искусства как творчества и вдохновения.

В этом смысле нельзя рассматривать только негативно релятивізацію эстетической сферы. Такая однозначная оценочная позиция была бы возможна в пределах четких норм классической культуры. Так же как негативно оценивалась исчезновения логики эстетического дистанцирования только дегуманізованою эстетикой модернизма. Указанные тенденции свидетельствуют о демократизации эстетической сферы, становятся путем формирования новых параметров культуротворення. В проблемное поле эстетики попадают не только традиционные проблемы (эстетические категории и искусствоведческие разработки), а возникают новые проблемные поля. Так возникает эстетика нигилизма, дизайна, личности. Как философская дисциплина она по философии искусства становится собственно эстетикой - теорией о становлении чувственной культуры.

Именно в таких условиях культурная политика становится одним из сознательных стратегий формирования образа общества и жизни в целом. Эстетические факторы становятся одними из наиболее эффективных средств их легитимации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >