"Мораль гения" и ответственность в искусстве

Д.Мережковский в своем романе-биографии "Наполеон" (1927 г.), перефразирует Пушкина: "толпа в подлости своей радуется унижению высокого, слабости могучего. Он ничтожен, как мы, он уродлив, как мы. Врете, подлецы, он жалкий и уродливый, но не как вы". Это известное высказывание очерчивает чрезвычайно интересную и важную для этики искусства проблему: какую роль в морали играет уникальность, или, наоборот, единообразие субъектов морали? Существует отдельная мораль для обычных, простых людей и аристократическая мораль, мораль художников, гениальных людей?

Вопрос мобильности границ ценностного мира морали всегда было проблематичным для этики. Для большинства этических учений исходным является понятие морального равенства человека. Для обоснования единой нравственной нормы, общего принципа, морального закона устанавливается общность, равенство моральных субъектов, которая предусматривает равенство людей в отношении морали. Это равенство, понимание другого человека как морально тождественной себе, утверждается в "золотом правиле" морали, категорическом императиве Канта, в теории Ролса. Еще до Канта было известно, что моральный человек подчиняется долгу, нравственному закону. Его открытие, как говорил сам философ, заключалась в том, что человек подчиняется своему собственному и одновременно с этим всеобщему закону. В своей теории Кант соединил произвольность и всеобщность действия, то есть соединил уникальность и равенство, что делает автономия воли. Мораль, прежде всего, это равенство. Если попробовать привести пример человека, которую без сомнения можно назвать нравственным, то это будет пример человека, который "выровняла" себя под других, воплотила в себе всеобщий образец морального поведения. Это пример Альберта Швейцера, блестящего музыканта, теолога, представителя интеллектуальной элиты Европы, который поехал в Африку, чтобы стать рядом с африканскими неграми, показать, что он ничем не лучше их; Ганди, идеолога философии ненасилия, Антона Макаренко, педагога и писателя.

В контексте искусства чрезвычайно важным является вопрос: в какой мере уравнивания людей является необходимой предпосылкой этического рассуждения и действительно моральная равенство является неотъемлемым содержанием самой морали. Обращаясь к истории этики, можно увидеть, что противостояние двух типов морали, аристократической и будничной, выходит за пределы конкретный исторических эпох или отдельных культур.

Каждый художник одновременно выступает субъектом артистической морали и субъектом общественной морали, он вынужден решать творческие задачи, а также задачи повседневного выживания. Художник одновременно действует в сфере уникального и профанного. Именно в этом, пожалуй, содержится трагичность морального сознания художника - необходимость балансировать между собственным призванием и повседневной практикой жизни. Человек исключительная, уникальная, творческая не может замкнуться только на себе. Гениальный художник ищет понимание и вдохновение в своей аудитории, хочет быть замеченным и понятым. Художник постоянно находится под напряжением двух ценностей - равенства и уникальности. Проблематичным здесь является тот момент, что осознание художником собственного совершенства и уникальности, которое является одной из характеристик гения, чаще всего, свидетельствует не в пользу его морального совершенства. Ранее для европейской культуры был характерен высокий ранг художника, традиционными атрибутами которого были честь, достоинство, справедливость, мудрость. Художник воплощал не только эстетические ценности, но и моральные. Но сегодня представители творческих профессий теряют свой высокий духовный статус.

В нашей общественной практике распространенной является ситуация, когда моральными авторитетами и учителями для общества выступают люди известные, популярные. Как правило, это известные актеры, писатели, певцы, которым всегда дается возможность для выступлений в средствах массовой коммуникации, в вынесении моральных оценок общественным и политическим процессам. Много художников, в свою очередь, считают подобные оценки за свою прямую обязанность. Иногда такая публичная деятельность является проявлением морального компромисса: с одной стороны - это желание быть любимцем народа, борцом за справедливость, с другой стороны - желание услужить властям и получить для себя конкретные выгоды. Часто широкое признание, популярность, которых стремятся большинство художников, развращает творческого человека. В общественном сознании сложилось даже представление: чем выше степень таланта, тем большая безнравственность художника. По мнению многих, на сегодня творческая интеллигенция больше не выступает носителем морали в современном обществе, а может быть лишь ее популяризатором.

Итак, сам феномен морали является внутренне сложным явлением, которое проявляется в разнообразных формах и видах, и включает в себя характернетики как уникальности, так и равенства. И художник в своей деятельности постоянно стоит перед дилеммой собственной исключительности. Одной из попыток решения моральных дилемм искусства является концепция "этики поступка" Г. Бахтина. Впервые она была представлена в статье "Искусство и ответственность" (1919 г.). Это оригинальная попытка преодоления разрыва между моралью и искусством. Объединяющим элементом морали, искусства и науки, по Бахтину, должно стать эстетика, которая приобщает человека к ответственному морального акта личности. Именно эстетика "своей конкретностью и просякнутістю эмоционально-волевым тоном из всех культурно-отвлеченных миров ближе к единого и единственного мира поступка". Больше всего свою сущность эстетика обнаруживает в искусстве. Под эстетикой Бахтин понимает ценностное и эмоционально-волевое отношение к миру, взятому во всей своей целостности. Эстетика связывает человека с теорией и практикой. Бахтин показывает, что эстетика и искусство устанавливают связь между историческим, конкретным поступком и теоретическим миром. Художник является художником, профессионалом, мастером, который несет ответственность за свое творчество, за свое призвание, в этом заключается его специальная ответственность, писал Бахтин. Но он этим не ограничен, он еще и конкретный человек, ответственный и за свою повседневную жизнь, за каждый свой поступок, лишь творческая самореализация не составляет целостности его жизни. Что же гарантирует внутреннюю связь элементов личности? Только единство ответственности. Жизнь и искусство должны нести взаимную ответственность друг за друга. Поэт должен помнить, что в пошлой прозе жизни виновата его поэзия, а нетворча человек пусть знает, что в бесплодности искусства виновата нетребовательность и несерьезность его жизненных запросов.

Этика поступка Бахтина представлена как этика самоограничения. Глубоко личностный индивидуальный поступок теряет свой субъективизм путем сознательного и ответственного жертвование своими собственными интересами. "Искусство и жизнь не одно, но должны стать во мне единством, в единстве моей ответственности" - подытожил философ.

Итак, этика художника - это этика ответственности. С одной стороны, пространство искусства и творчества - это свобода, самореализация, выражение самости. С другой стороны, этика художника возникает тогда, когда сам художник, осознавая свою автономность и уникальность, осознает и свою ответственность. Художественное творчество и ее результат - художественное произведение - это сфера постоянных поисков, сфера самореализации человека, раскрытия внутренних противоречий, фиксация индивидуального опыта. Художник постоянно существует в сфере свободы и моральной ответственности, несет ответственность перед собой, перед своим призванием, собственным произведением и перед обществом. Сущность этики ответственности заключается в такой позиции как способность художника творить и отвечать за результаты своего действия в нравственно несовершенном мире.

Основные сферы ответственности в искусстве:

o Ответственность художника по отношению к обществу. Этот уровень ответственности реализует себя как самоограничение свободы художником, что является результатом его свободного выбора - самоцензура согласно собственных моральных требований. Проблема реализации: отсутствие моральных кодексов и профессиональной этики внутри художественного сообщества, необходимость их формирования, выяснение, какой должна быть степень их соответствия функционирующим нормам общественной морали. Неопределенность самого феномена общественной морали.

o Социальная ответственность (власти и каждого гражданина) за сохранение художественного произведения, охрану воплощенных эстетических ценностей. Реализация этого уровня ответственности обнаруживает себя как необходимость трансформации норм общественной морали относительно искусства в сторону большей толерантности. Проблема реализации: социальная этика лишает приоритета индивидуальную автономию, что противоречит самому процессу творчества. Сложность и противоречивость понятий коллективного морального субъекта, коллективной моральной вины, коллективного нравственного долга.

o Установление баланса между коллективной и индивидуальной ответственностью в сфере искусства, диалог относительно цензуры в искусстве.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >