"Лицо" спектакля

В течение каждого спектакля индивид невольно или намеренно использует стандартное выразительное оснащение, которое Б.Гоффман называет тяжелым для перевода на украинский язык словом "front" (фасад, перед, лицо). Это та часть спектакля индивида, которая помогает зрителям определить ситуацию. С конкретной целью используются типовые, общепринятые части "лицо". Окружение, художественное оформление спектакля (setting) - это та часть "лица", содержащий мебель, декорации, их расположение в пространстве и вспомогательные предметы (ракетка букет цветов, набор профессиональных инструментов и т.д.). Нередко определенное окружение является обязательной составляющей спектакля, без него исполнитель не может начать игру, например: военный парад - без военной техники, экскурсию - без музея, приобретение покупок - без магазина и товаров. Большинство профессиональных деятельностей требуют специфического окружения (больница, школа, магазин, завод и т.д.).

Понятие "personal front" (личный фасад, персональное лицо) принимают, чтобы обозначить другие предметы выразительного оснащение, которые мы чаще всего идентифицируем с исполнителем. Наше "персональное лицо" составляют пол, возраст, национальные признаки; одежда, прическа, косметика; знаки различия по должности или званию; комплекция, рост, осанка; выражение лица, походка, жесты, стиль речи. Некоторые из этих сигнальных средств, например пол и возраст, относительно постоянные ft течение определенного времени не варьируют от одной ситуации к другой. Другие выразительные средства (жесты, выражение лица) подвижные и могут многократно меняться в течение спектакля.

Иногда в "персональном лице" различают внешний вид {appearance) и способ действий {manner). Внешность свидетельствует о социальных статусы исполнителя. Способ действий информирует зрителя о Интеракционная роль, которую актер намерен играть в следующей ситуации. Так, высокомерный, агрессивный характер действий может произвести впечатление, что исполнитель хочет быть лидером, организует взаимодействие и влияет на ее течение. Мягкая, извиняясь манера поведения создает впечатление, что исполнитель намерен последовать инициативу, пример других. Обычно мы ожидаем согласованности между внешностью и образом действий. Мастерски управляя ими, мы стараемся предстать перед партнерами и зрителями во время различных социальных взаимодействий в благоприятном свете * Готовясь к встрече, желаем создать такое "персональное лицо", которое будет максимально соответствовать конкретной ситуации взаимодействия и ожиданиям конкретной аудитории и производить хорошее впечатление.

Одежда - обычная составляющая повседневности - предмет социологического исследования Б. Гофмана. Следуя драматур-гиозных модели, он утверждает, что одежда, в который мы сейчас одеты, не случаен. Мы определенное мнение о себе, о том, что мы собой представляем. Через одежду сообщаем другим некоторые аспекты Я-концепции. Выбирая и примеряя в магазине одежду, мы чувствуем себя в некоторых вещах комфортно, в других - нет. Одежда, который дает ощущение удобства, совпадает в определенной степени с "реальным Я", соответствует определенной интегральной мнению, которую мы имеем о себе. Однако одежда не только что-то рассказывает другим о нашей Я-концепцию, он также костюмом социального актера, через который мы сообщаем другим о нашей социальной идентичности. Для бесконфликтного общения нужно, чтобы никто не заблуждался относительно социального статуса партнера. С помощью одежды человек информирует окружающих о различных составляющих своего социального статуса, такие как возраст, пол, профессия, относительный достаток. С годами одежда и имена меняются в соответствии с нашими статусных (возрастных, профессиональных) изм. Например, "Иринка" становится "Ирой" - "Ириной" - "госпожа бархатной". ее одежда приобретает изменений - от детских ползунков к школьной форме, студенческой футболки, делового костюма. Одежда помогает определить меняющиеся статусы.

Итак, одежда позволяет индивиду сделать сообщение о своем социальном статусе и определить социальную идентичность других, правя за намек для взаимодействия. Благодаря сообщению одеждой мы знаем, что нас ожидает в отдельных ситуациях. Так, милицейская форма или белый халат невербально сообщают о профессиональной идентичность милиционера и врача. Подростки часто демонстрируют свою принадлежность к определенной группе экзотическими прическами, татуировками, значками и т. Тогда "свои" легко распознают их как членов братства, а "чужие", ориентируясь на символы, готовятся к общению и действия.

Одежда, определенные символы, весь внешний вид сообщают информацию, которая готовит нас к взаимодействию. Если, открыв дверь незнакомцу, я увижу:

1) человека в черной маске с ножом в руке - в следующее мгновение я постараюсь закрыть дверь или позвать на помощь;

2) истощенную, обездоленной женщину - я ожидать на просьбу о помощи;

3) импозантного мужчину в деловом костюме - предполагать, что это деловой партнер моего отца.

Эта моя первая реакция обусловлена прошлым опытом и социальными стереотипами, усвоенными в детстве из рассказов родителей, детских «страшилок», телепередач и т. Однако одежда человека, который стоит перед моей дверью, может дезинформировать меня. Например, деловой костюм уважаемого человека может маскировать намерения вора, бедно одетая женщина протянет утерян мной кошелек, человек в маске может оказаться хорошим приятелем, который попытался так нелепо пошутить со мной.

Наши повседневные взаимодействия последовательные, один спектакль идет за другим. Такая последовательность социальных ситуаций (семейный завтрак, затем университетские занятия, спортивный клуб, вечеринка) часто предусматривает изменение внешнего вида, так как "персональное лицо" является интегральной частью нашего представления себя. Мы одеваем униформу или деловой костюм, чтобы показать другим (и себе, возможно, тоже), что мы индустриальными рабочими или бизнесменами. Чтобы продемонстрировать, что мы готовы отдыхать, можем обуться в лыжные ботинки, теннисные туфли или тапочки.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >