Язык и особенности стиха комедии

Язык "Горя от ума" значительно отличался от языка комедии тех лет. Грибоедов противопоставил сентименталистскому эстетизму и чувствительности, а также классицистской "теории трех штилей" реалистический принцип народности. Речь героев пьесы -- это, прежде всего та речь, которую действительно можно было услышать в салонах и гостиных, "при разъезде на крыльце", на постоялых дворах, в клубах и в офицерских собраниях. Подобный отказ от основных положений изящной словесности вызвал критические споры. Уже упоминавшийся Дмитриев ставил в упрек Грибоедову ряд фраз и речевых оборотов, которые, по мнению критика, не могли быть допустимы в литературе. Однако большинство критиков высоко оценили языковое новаторство драматурга. "О стихах я не говорю, половина -- должна войти в пословицу" -- так оценил мастерство Грибоедова Пушкин. "Что же касается до стихов, которыми написано "Горе от ума", -- в этом отношении Грибоедов надолго убил всякую возможность русской комедии в стихах. Нужен гениальный талант, чтоб продолжать с успехом начатое Грибоедовым дело..." -- писал в одной из своих статей Белинский.

Действительно, очень многие реплики из комедии стали восприниматься как афоризмы, крылатые выражения, живущие своей самостоятельной жизнью. Говоря: "счастливые часов не наблюдают"; "шел в комнату, попал в другую"; "грех не беда, молва не хороша"; "а горе ждет из-за угла"; "и дым Отечества нам сладок и приятен"; "числом поболее, ценою подешевле"; "с чувством, с толком, с расстановкой"; "служить бы рад, прислуживаться тошно"; "свежо предание, а верится с трудом"; "злые языки страшнее пистолета"; "герой не моего романа"; "ври, да знай же меру"; "ба! знакомые все лица" -- многие люди не помнят, откуда взяты эти фразы.

Язык в комедии является как средством индивидуализации героев, так и приемом социальной типизации. Скалозуб, например, как социальный тип военного очень часто использует армейскую лексику ("фрунт", "шеренги", "фельдфебель", "траншея"), а индивидуальные особенности его речи отражают его самоуверенность и грубость ("ученостью меня не обморочишь", "а пикните, так мигом успокоит"), недостаточную образованность, проявившуюся в неумении строить фразу ("за третье августа, засели мы в траншею: ему дан с бантом, мне на шею") и в неточном подборе слов ("при этой смете" вместо "сметливости"). Вместе с тем он пытается и острить ("мы с нею вместе не служили").

Речь Фамусова -- так называемое московское дворянское просторечие ("в ус никому не дуют", "коптел бы ты в Твери", "я испужал", "по службе хлопотня"), изобилующее уменьшительно-ласкательными формами ("к крестишку ли, к местечку", "отдушничек"). Этот персонаж предстает в пьесе в различных ситуациях, потому и речь его столь разнообразна: то иронична ("Ведь я ей несколько сродни", -- говорит он о Софье Чацкому), то гневна ("В работу вас! На поселенье вас!"), то испугана.

Особенно много авторского труда потребовали монологи и реплики Чацкого, который предстает и как новый общественный тип, близкий и по особенностям речи к декабристской патетике. В его речи часто встречаются риторические вопросы ("О! если б кто в людей проник: что хуже в них? душа или язык?"), инверсии ("Не тот ли вы, к кому меня еще с пелен, для замыслов каких-то непонятных, дитей возили на поклон?"), антитезы ("Сам толст, его артисты тощи"), восклицания и особая лексика ("слабодушие", "подлейший", "алчущий", "рабский", "святейший"). Вместе с тем и в речи Чацкого можно встретить московское просторечие ("окроме", "не вспомнюсь"). В языке главного героя больше всего афоризмов, иронии, сарказма. Кроме того, эта речь передает широкую гамму психологических особенностей персонажа: любовь, гнев, дружеское участие, надежду, оскорбленную гордость и т.д. В языке раскрываются и негативные стороны характера Чацкого -- резкость и своенравие. Так, на вопрос Фамусова: "...не хочешь ли жениться?" -- он отвечает: "А вам на что?", а Софье заявляет: "Ваш дядюшка отпрыгал ли свой век?" Монологи и реплики героя всегда попадают точно в цель, от них всегда трудно уклониться или парировать их. Он не пропускает ни серьезной причины, ни малейшего повода для удара, не дает и возможности отступить с честью, и тогда его противники объединяются. Чацкий действительно воин, что убедительно показал Гончаров, но ведь война всегда влечет за собой горе и страдание.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >