Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow История религии в Украине

христианизация Руси-УКРАИНА

Традиционный и нетрадиционный взгляд на крещение Руси-Украины

Ни один рассказ о крещении Руси не обходится без того, чтобы речь в ней не шла о том, как захватил Владимир греческий город Корсунь-Херсонес и заставил гордых византийцев крестить и просветить языческую Русь, как стояло византийское духовенство во главе с митрополитом на берегу Днепра и крестившего толпа киевлян. И эта картина настолько близкой нашему сердцу, что, возможно, даже и грех разрушать эту иллюзию. Но наука - это не просто вера в красивые сказки. Описывая эту давно любимую картину, даже священнослужители не хотят замечать ее абсурдности, хотя это именно так. Подобного не могло быть, поскольку ни один византийский священник не мог осуществить такого нарушения канонов, а не накликав этим гнева Константинопольской патриархии. Русь крестилась не в I, а в X в., Когда все детали христианского обряда было уже тщательно нормировано, в многовековых спорах обсуждены и окончательно принято. Обряд крещения уже тогда был хорошо разработанным, он осуществлялся индивидуально и только в храме. И только даль веков не дает возможность увидеть гнев христианских иерархов всех церквей, если бы они услышали о подобном крещения всей страны.

Неслучайно византийские источники молчат о таком важном событии, как крещение народа, с которым в Византии были давние и тесные контакты. Ни один византийский историк не отметил такой важной победы: привлечение к своей вере древнего и беспокойного соседа. Случайно ли это? Ведь еще в IX в. патриарх Фотий хвастается: "И не только этот народ (болгары) первое нечестие сменил на веру Христову, но и так называемые русы, превышающих всех жестокостью и скверноубийстве, они поработили всех вокруг себя, а из-за этого упали в гордость и подняли руку даже против Римского государства; но теперь даже эти русы сменили эллинскую и нечестивую науку, коей прежде держались, на чистую и неподдельную веру христианскую и с любовью стали подданными и друзьями нашими вместо грабить нас и вместо иметь против нас дерзость, не давно было. И так разгорелось в них желание и ревность веры, что приняли они епископа и пастыря и уважают христиан с великим усердием и усердием "(Огиенко 1.1. Украинская Церковь. - М., 1993. - С.19-20). И хотя Фотий отнес Русь к подданных и друзей, но "подданные", в свою очередь, не отметили этого события. Наша летопись описывает поход первых Русьской князей Аскольда и Дира на Константинополь именно во времена патриарха Фотия, но ничего не говорит о крещении, и лишь отмечает, что на могиле Аскольда поставлена церковь, то есть косвенно свидетельствует, что Аскольд был христианином.

Летописец не заметил ни строительства христианских храмов (хотя оно и проводилось), ни крещение части русичей во времена Аскольда и Дира, а не воспел должным образом действий в честь Христа первой княгини-христианки Ольги, и весь триумф победы христианства над язычеством отдал Владимиру.

Случайно это тенденциозное толкование событий? Итак, первый давньорусьський историк был церковным деятелем и, казалось бы, должен был воспеть пути проникновения "света истинного учения" с древнейших времен. И летописец умышленно игнорирует даже известные ему события и преподают не столько факты, сколько определенную, доминирующую в XI-XII вв., Версию крещения самого князя Владимира, а в дальнейшем и Руси. Это была версия киевского двора, поскольку византийские хронисты, которые отдали дань даже мельчайшим деталям тогдашней истории, ничего не сообщают о крещении Руси князем Владимиром.

Только на фоне социально-экономического и политического развития давньорусьськои государства можно правильно оценить имеющуюся противоречие. Русь во время княжения Владимира - это мощное государство, характеризующееся развитием феодализма. Русь времен Владимира - самая большая из раннефеодальных государств того времени, а по своей территории преобладала даже Византийскую империю. Времена князя Владимира - это кульминационный момент развития Киевского государства. Поэтому Русь принимает новую религию на основе верноподданичества, а на основе самостоятельной, равной всем остальным церкви.

Учитывая свой самостоятельный и независимый социально-экономическое положение Русь принимает христианство, а не подвергаясь изначально ни под какую политическую или идеологическую зависимость. Это стало предметом гордости Руси и киевского летописца, но это не устраивало ни Рим, ни Византию. Только такой подход позволяет устранить определенные противоречия в изложении событий, связанных с крещением Руси. Русь принимает не византийский и не римский вариант христианства, а свой, собственный. Академик В. Д.Греков заметил, что "христианство на Руси ... оказалось в конечном итоге НЕ византийским и не римским, а Русьской" (Греков БД. Киевская Русь. - М., 1953. - С.392).

Некоторые историки украинской церкви, например К.Панас, отмечают, что с самого начала "Украинская церковь стала частью Вселенской церкви" (Папас К. История Украинской Церкви. - Львов, 1992. - С.16). Развивая эту теорию, М.Чубатый выдвинул предположение, что церковная жизнь Руси с самого начала может быть охарактеризовано как синтез, "скрещивания" восточного и западного христианства (Чубатый М. История христианства на Руси-Украины. - Рим Нью-Йорк, 1965. - Т.И. - С.134).

Из патриотических мотивов один летописец с гордостью пишет, что апостолов на Руси не было, поскольку в то время молодая церковь считала допустимым утверждать: «восхваляет же похвальными словами Римская земля Петра и Павла, от них увировалы в Иисуса Христа, Сына Божия, Азия и Эфес и Патм - Иоанна Богослова; Индия - Фому; Египет - Марка. Все страны и города, и люди уважают и прославляют каждое учителей, которые научили их православной веры. Похвалим и мы по силе нашей малыми похвалами великое и удивительное создавшего - нашего учителя и наставника, великого кагана нашей земли Владимира, внука старого Игоря, сына славного Святослава "(Иларион. Слово о Законе и Благодати // Философская мысль. - 1988.- №4.- С.180). Со временем церковь укрепляется, приобщается к сложным церковных отношений, осознает ошибочность таких взглядов и ищет более глубоких своих корней. Возникают рассказа, учителем славян был апостол Павел, а позже апостолом Руси провозглашается Андрей Первозванный.

Летописец очень тщательно собирает все известное ему по истории славян. Ему было очень важно описать историю славянских племен. От Сима и Хама начинает он, сознательно выделяя среди других народов "народ славянский". Славянское братство - это одна из первых больших идей, которая побудила летописца к труду. "Был-то один народ Словинский - СЛО-Вины же сидели по Дунаю, покоренные уграми, и морава, и чехи, и ляхове, и поляне, которых сейчас называют русь. Из них Мораве прежде было положено книги, от того и грамота прозвалась словенской , от того грамота есть в России, и у болгар дунайских »(Повесть временных лет. - М., 1990. - С.37-39). Летописец рассказывает о просветителей славян Кирилла -Константин и Мефодия, о переводе в Моравии Евангелия и других церковных книг. "К Моравы приходил и апостол Павел и учил там, там-то есть Илурик, к нему приходил апостол Павел, там-то были словин первые. Вот поэтому учителем Словинского народа является [апостол] Павел. От народа - и мы, русь ; вот поэтому и нам, движении, является учителем апостол Павел "(Там же. - С.41). В контексте этого рассказа есть и такие слова: "словин-то жили крещены" (Там же. - С.39).

Летописец последователен в своем рассказе и не его вина, что мы видим только то, что хотим видеть в его изложении. А хотим мы видеть, что Русь приняла христианство от Византии, и не замечаем того, что летописец прокладывает другие пути. Ему более дорогим и ценным славянское братство. И это не могло быть иначе, поскольку Болгария принимает христианство больше чем за сто лет до Руси, не говоря уже о том, что в Моравии Константин и Мефодий, а затем и их многочисленные последователи уже проделали грандиозную работу по осмыслению места славянского сообщества в семьи народов. Константин и Мефодий были не просто переводчиками церковных книг на славянский язык: им пришлось бороться с мнением, что "Недостойно ни одному народу иметь азбуку свою кроме евреев, и греков, и латинян" (Повесть временных лет. - С.39 ). Это была долгая и упорная борьба за право услышать о "величии Бога на своем языке" (Там же). Итак, учителя славян вистипилы просветителями не потому, что принесли заморскую мудрость темным и невежественным славянам, а потому, что стремились отстоять место славянских народов в христианском мире.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее