ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОСТРАНСТВО И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДЕЛЫ философии культуры. КУЛЬТУРА В антропологическом ПЕРСПЕКТИВЕ

"Если философии культуры удастся схватить и выявить ... определенные общие и типичные характеристики процесса формообразования ..., то можно будет считать, что она выполнила свою задачу -в множественности проявлений духа найти единство его сущности"

(Е. Касирер)

Философия культуры представляет собой философское исследование определенного проявления общечеловеческого, что называется культурой и как специфическая отрасль философской мысли, учитывая свой предмет, определяется достаточно широко, представляет определенную "энциклопедическую" множественность. Ведь культура - это исследовательское поле, где встречаются различные области научного знания, где синтезируются усилия историков, литературоведов, искусствоведов, представителей социальной и культурной антропологии, исследователей религии и тому подобное. Этот синтез крайне актуальной и для развития современного гуманитарного знания в Украине, и с точки зрения общих тенденций мировой науки. Придав этой "множественности", как будто лишенной оригинального, самостоятельного предмета, хотя бы какой-то методологической однородности, мы сможем выделить ресурсы собственно философии культуры, к которым не обращаются другие философские дисциплины, и выявить ее самостоятельное логическое значение. Образ мыслей должен быть примерно такой: это не столько самостоятельная наука (так, как и философия в целом, - по слову Л. Витгенштейна, - она находится под или более, но не рядом с науками), сколько стремление к собственному суверенитету; это - исследование культурного самосознания личности. Соединив известные афоризмы Л. Витгенштейна, философию культуры можно охарактеризовать как работу над собой "с точки зрения целого", над собственным образом видения предметов (и о том, что человеку от этого видения требуется).

Как и наука о культуре, или культурология, философия культуры не четко выделена отрасль гуманитарного знания, скорее, это особый горизонт вопрошания для решения проблем, которые ставит перед нами ... культуррефлексия. Намеренно задержим текст на паузе трех точек, чтобы подчеркнуть внутреннюю рефлексивность, которой требует этот особый угол зрения. В таком случае феномены духовной деятельности и человеческих отношений (и также повседневность), что воплотились в определенных знаковых формах, рассматриваются в плане осознания лицом своей сопричастности к определенной культуре. А поиск постоянства и непрерывности - в контексте тождества культуры самой себе - это его методологический принцип и своеобразная культурософия.

Ведь софийность - это знания и мудрость, всегда самоуглубленные; а также это усвоение олицетворение, что означает обращенность на себя.

Культурология - это интегративная сфера знания, возникшая на пересечении культурфилософия, культурной антропологии, этнологии, теологии культуры, социологии культуры, культурпсихологии. Получив определение науки о специфически человеческие средства деятельности и претендуя на собственную исключительность в этой области, она уверенно посягает на участки социологии, психологии и других гуманитарных дисциплин до по философии культуры включительно. А возможно вообще разграничение философии культуры и культурологии? Сразу отметим, что описать эффектный контраст, или выстроить ряд привлекательно четких антитез, где на одном полюсе - анализ сущности и значения культуры (культура как сущность), а на другом - исследование только типологически-исторических проявлений этой сущности, не удается, это было бы очевидным нагибанием фактов под абстрактную схему. Если они и разошлись как академические дисциплины, то так, что их отношения между собой (и по истории культуры) остались во многом невыясненными, а сферы деятельности - неразграниченный. Ведь во всех случаях речь идет об изучении явлений культуры.

История культуры (или, точнее, историография культуры) - это наука, фиксирует внешнюю последовательность и общие временные рамки тех или иных явлений культуры, по которым признается право быть фиксированными как особые материальные, а иногда и идеальные по своим смыслом целостности.

Культурология - наука, которая анализирует те или иные явления культуры с учетом усиления или ослабления определенных тенденций (заложенных изначально или приобретенных в процессе развития), угасание или, наоборот, расцвета культурных институтов и культурных течений; рассмотрение этих феноменов находится в основном в зависимости от начальной формы, времени и места зарождения определенного культурного явления или определенного сообщества.

Философия культуры - наука, изучающая явления культуры, несмотря на фиксирование их исторических, временных или территориальных границ, часто без концентрации внимания на усилении или ослаблении их, симптомах "возрождение" или "упадка" этих явлений; она ориентирована на выделение смысловых культурных архетипов и парадигм, которым в основном присущ универсальный или, по крайней мере, квази-универсальный смысл, выходящий где-то за пределы периодизаций и культурных отношений, зафиксированных историографией или культурологией.

Например, утверждение: "в Украине во времена Б. Хмельницкого существовало разделение территории по полками", является суждение историографическое. "С наступлением варварства возникает типично варварский институт, которым является <всеобщая воинская повинность", - это суждение культурологическое. А высказывания: "В Германии накануне Второй мировой войны существовала всеобщая воинская повинность, типичный институт эпохи варварства, который сыграл значительную роль в росте духа милитаризма, присущего в то время немецкой культуре и культурам других стран Европы и Америки, которые находились в состоянии войны", - это суждение культурфилософскую. Намек на типичность института всеобщей воинской повинности в последнем из примеров, конечно, не безоговорочно непременное, однако именно это обстоятельство делает культурфилософскую суждения тем, чем оно есть на самом деле.

Я. Буркхардта, исследуя культуру Ренессанса прежде всего как историк культуры, а не как ее философ, отмечал, что история культуры не волновала бы грядущие века, если бы не была также и философией.

Почему Я. Буркхардта считается "историком культуры", а не "философом культуры"? Для этого есть несколько оснований, особенно, когда мы вспомним, что существуют сотни определений культуры и по крайней мере несколько определений того, что следует считать философией культуры. Поэтому мы, вслед за Буркгардтом, настаивать на таком комбинированном определении: истинная история культуры является философией культуры, а истинная философия культуры есть история культуры. Однако здесь возникает вопрос: что есть истинная история или философия культуры, который мы выберем критерий истины для них? Критерием, к тому же принципиально важным является то, будут ли определенные предпосылки их нужными следующим поколением читателей и исследователей. Можно утверждать, что история культуры, пережившей саму себя, становится философией культуры, несмотря на вроде бы отрицательный характер такого тезиса. Чтобы подчеркнуть внутренний характер этого критерия, отметим одну важную черту историко-культурологического исследования, которое также является "культурфилософскую". Эта черта, как мы думаем, заключается в дальнейшем дистанцировании предмета исследования, который уже является дистанцированный как исторический, то есть, относится к прошлому. Полновесное этот критерий проявляется в том, что культур философ усматривает в прошлом не историю вещей, а историю идей. Это получает подтверждение в том факте (который через непонимание можно принять за недостаток), что философ культуры вроде преувеличивает в своем исследовании вес идей и универсалий. Он действует по принципу: выше целить, чтобы дальше попасть.

Возможно, однако, и более хрестоматийное, философско-формульное определение: философия культуры является совокупность актуальных и потенциальных философских предпосылок анализа культуры, концептуализация сущности и значения культуры как предмета особенного, специфически философского рассмотрения и толкования.

О философии культуры можно говорить в различных аспектах. Можно требовать от нее, например, как это делает В. Виндельбанд (5, 57), определение идеала будущей культуры или обоснования общезначимой нормы, даст нам возможность оценить существующее положение культуры; в этом случае мы ожидаем от философии культуры проекта идеального или заданной культуры. Можно, впрочем, ограничить задачи философии культуры к осознанию определенной культуре, к чисто позитивистского и равнодушного принятия исторически "наивного" как такового; основанием для такого взгляда является замкнутость горизонта только эмпирическим миром. Сосредоточивая внимание на одних фактах, позитивистский культурно-исторический анализ, безусловно, не замечает того, что видел, скажем, тонкий обсерватор И. Гете ("Я вижу идеи", - говорил он), лишая себя возможности уявниты законы, открываются созерцанию через феномены, немецкий писатель назвал першофеноменамы. Истинной философией, достойной своего имени, философия культуры лишь в том случае, если мы попытаемся найти те основополагающие структуры, присущие культурной творчества в вневременной, надэмпирическую сути человеческого духа. Философское проявляется в том, что с позиций самой же культуры следует осмыслить границу наглядного и скрытого, явления и сущности, и определить по этой грани собственные возможности и собственные задачи. Причем речь идет не о вдохновении, что является частной собственностью "гениев", а о том, чего можно и нужно научиться. Сказать, смотреть и учиться видеть то, что есть перед глазами это мнение Гете выразил в максиме: "Изида не имеет покрывала, это у нас - бельмо на глазах". Итак, опять же в пригодится созвучен настоящему ґьотевський метод - группировки явлений таким образом, чтобы они проявили свою суть. Поэтому философия культуры является не столько строительство здания культуры и научное изучение этого сооружения, сколько выяснение, каковы основы возможной здания.

Вся история развития философии культуры (культурфилософия) как дисциплина представляет собой настоящее вавилонское столпотворение; очень трудно определиться, кого из философов (а возможно, и иногда даже в большей степени, филологов или историков, антропологов или искусствоведов, поэтов или художников - этот перечень можно продолжать) следует считать философами культуры. Ведь природа философской рефлексии такова, что каждый ее объект раскрывается в ней как феномен культуры, а следовательно не является размышления любого философа философией культуры! В то же время мы имеем замечательные образцы работ мыслителей-гуманистов, которые не относятся к "философского цеха", однако могут называться также культурфилософ не меньше, чем "спекулятивные мыслители", так сказать, философы чистой воды. их творчество, например, на фоне филологии или истории, основанная на глубоком знании и тонком ощущении самого материала культуры во всем его разнообразии и конкретности, а не помещаясь в понятие "филологии" (или "истории", "искусствоведения" и т.д.), вступает и в сферу философии культуры. И все же, несмотря на сомнительную автономность академической ниши, философия культуры есть, и в этом заключается ее самый большой парадокс.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >