Морфологический раздел

"Культура в принципе своей есть форма, или модель, или образ"

(А. Л. Крьобер и К. Клакхон)

"Конкретные духовные формы - вот что узнают науки о культуре"

(П. Флоренськиы)

Философия культуры имеет своим объектом культуру как особый объект систематизации и типологизации. Поэтому и задачи философии культуры как специфического сюжета в составе философского знания заключается прежде всего в теоретическом моделировании культурного бытия в его идеально-смысловых параметрах, предполагает осмысление всей полноты его духовных форм (рорсраи), в которых, по словам Е. Касирера, происходит НЕ столько оформления мира (Gestaltung der Welt), сколько формирование мира (Gestaltung zur Welt).

Центральная проблема, которая будет интересовать нас в этом разделе, состоит в том, чтобы оприявниты единство между семантикой культуры (в которой господствует принцип вариативности, предусматривающий диахронический измерение ее трансформации) и ее морфологии (что даст возможность перевести эту трансформацию в синхронически перспективу). Мы попробуем доказать, что для объяснения различий, которыми так богата бытия культуры, не нужно прибегать к изначальной комплексности и синкретизма, что из них дифференцируются различия. Ведь различие не является отломом тождества или результатом ее развития (что по сути одно и то же), а выступает ее существенной свойством. Это проблема семантики, взятая в ее формотвирному (морфологическом) аспекте. "Закон семантизации" (0 Фрейденберг) опережает эмпирию. Безусловно, мы понимаем, что морфологический корпус (как группа текстов культуры, привлеченных нами с помощью формально-логических абстракций к одному типу культуры) исследователь конструирует, тогда как корпус реальных форм культуры в определенном временном или пространственном измерении состоял исторически в результате редуцированного отбора.

О. Шпенглер, как известно, инкрустировал эту проблематику в определенную науку. "Стиль" - предмет дисциплины, которую Шпенглер проницательно назвал морфологии культуры. Стиль - смыслово-непосредственная признак определенного культурного типа, ее единственно адекватная речь.

Расширим наше восприятие этой проблемы до горизонта Гете. Морфология, считал он, должно легитимизироваться как особая наука, делая своим главным предметом том, что в других трактуется случае и мимоходом, собирая то, что там рассеянный, и создавая новую оптику, которая позволяет легко и удобно рассматривать вещи природы. Явления, которые она изучает, есть необычные; те умственные операции, с помощью которых она сравнивает явления, созвучные человеческой природе и приятные ей, так что даже неудачный опыт все же сочетает в себе полезность и красоту. Характеристику морфологии Гете дал с талантливой точностью, но суть заключается не в ней самой, а в особой силе акцентуации, которая незаметно смещает перспективы. В. Пропп, взяв приведены слова Гете эпиграфом к своей знаменитой работе "Морфология сказки", прекрасно доказал возможность применения понятия и термина морфологии для анализа фольклорной сказки, для которой рассмотрение форм и вывода законов построения так же возможны, как морфология органических образований. Именно так подразумеваемых морфология дает основания для применения морфологического метода к анализу различных типологических форм культуры. И именно эта историко-культурная морфология, когда культуру понимают как живой организм, как тело с плотным живым объемом, как растение, - привела к открытию множественности культурных типов.

Итак, морфологический метод - это не только скрыто-эклектичное блуждания стилями и эпохами, но и, пользуясь выражением Леси Украинский, "титанический ход по вершины" и напряженное созерцание огромного организма культуры, а следовательно - органически бережное отношение к ней.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >