Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow История религии в Украине

Церковные ячейки: братства, епископат, монастыри. Церковная власть и традиции патроната

Укрепление П.Могилой митрополичьей власти, централизованного иерархического управления в тот период объективно противоречили некоторым местным традициям в отношениях внутри церкви. О чем идет речь?

Феодальная практика перераспределения имущественных прав (подачи бенефиций) и обычное право обусловили и фиксировали определенный суверенитет (автономность) общественных организаций, в том числе церковных. Эта автономность была основой для появления ставропигий - учреждений, непосредственно подчиненных церковном центру (тогда - Константинополю), вне местной церковной администрацией.

Ставропигия из средства обозначения сакрального статуса отдельных церковных учреждений (общин, монастырей) превратилась в фактор центробежных движений. Это продемонстрировали ставропигиальные братства (особенно Львовское Успенское). Подача "столиц и хлебов духовных" светскими феодалами - королем и магнатами также не способствовало укреплению церковного управления. Епископы, например, фактически были вассалами и повиновались скорее светской власти, от которой получили бенефиции, а не власти митрополита. К тому же архиерей, сам по происхождению магнат или шляхтич, и после вступления в церковную должность чувствовал самовластным "князем". Укрепление митрополичьей власти в этой ситуации осложнялось. На низших уровнях церковной организации, до приходов, практика "подачи" осуществлялась как властный патронат со всеми его противоречиями. Православные патроны могли поддерживать "свои" прихода. Патроны-католики или униаты способны были на дискриминацию "схизматиков" (как часто называли православных).

Упорядочение церковной структуры в Могилянскую сутки коснулось и братств. их отношения с иерархией были сложными с конца XVI в. Народоправство, общественная активность, царившие среди братьев, спасали ячейки православной церковности. Здесь действительно помогал статус ставропигии, который братства пытались получить, чтобы не подчиняться местным иерархам, которые перешли на унию.

Петр Могила хорошо понимал значение братств и признавал, что "если бы не тот клейнот Ставропигии оставался в братьями эти времена, уже бы давно апостаты со своей возникшей унией везде бы хоругви развесили." Митрополит уважал права братств упорядочивать внутренние дела; предоставлял им многочисленные подтверждающие и благословенные грамоты. Укрепляя структуру церкви в условиях легализации, Могила объективно ограничивал претензии братств.

Так, он осуждал вмешательство мирян в дела иерархического управления, попытки братьев делал, над духовными, лишать их должностей и тому подобное. Он писал Львовского братства по поводу подобных действий: "... будучи простыми лаикамы (мирянами. - Авт.), Пидноситесь даже не только над Архимандритським, но и над Митрополитанським и Екзаршеським духовным и церковным правительством ... безвольным своей властью, даже слепым вдохновению из правительств их церковных составляете ... и словами ненадлежащими досаждает ... "С этой же проблемой сталкивались и другие иерархи. Например, Перемышльский епископ Сильвестр Гулевич также вызвал местных братьев на духовный суд за "ненадлежащие" попытки оказать суд над священниками. В грамоте к Луцкого братства Могила осуждал те братства, которые "предков своих ревность отверг-шиии нравы поправ, каждый восвояси и хочет и делает ..."

Однако Киевский митрополит смог найти путь взаимопонимания с братствами. Первого опыта он приобрел, еще не будучи предстоятелем. В 1631-1632 гг. Пришел компромисса с Киевским Богоявленским братством по учреждению коллегии. Взяв, как Киево-Печерский архимандрит опеку над братством и его школой, Могила стал старшим братчиком. И в дальнейшем Петр Могила, отстаивая свое достоинство предстоятеля митрополии, стремился дипломатично и настойчиво участвовать в делах братств. Так, не боясь использовать свое право "святительского неблагословенного и анафемы", он убедил-таки львовских братьев вернуть "неподобающе" изгнанного игумена Онуфриевского монастыря. Активно переписывался митрополит с Перемышльского и Венским братствами, собирая для них средства, давая советы по выбору духовных наставников и преодоления внутренних проблем. Когда же Львовское братство начало апеллировать к Константинопольскому патриарху Парфения, Могила обнаружил принципиальную и независимую позицию.

В отношениях именно с ставропигиального братствами особое значение приобрел титул Могилы как экзарха. Будучи наместником самого патриарха, митрополит уверенно претендовал на контроль над братствами. Поэтому, наверное, и было осуществлено на Киевском соборе 1640 официальное подтверждение братских ставропигий. Оно уже не могло помешать процессу интеграции братского движения к реформированных церковной системы, который проходил в Киевской митрополии в течение ЗО-40-х годов XVII в.

Исправляя недостатки децентрализации церковной власти, Киевский митрополит постоянно работал над сохранением своего контроля над православным епископатом. Иногда приходилось ограничивать "благородные" претензии епископов на абсолютную самовластие. Могила применял прежде канонические средства такого контроля. Первым среди них стало архиерейское посвящение невест епископов (можно здесь вспомнить историю с избранием на перемишльску кафедру

Ивана Попеля). Неотъемлемой составляющей посвящение было вынесение будущими архиереями "исповедание веры" - специальной клятвы. Кроме символа веры восточной церкви, эта клятва содержала обет достойного пастырского служения, нравственного поведения, сохранения церковной дисциплины согласно канонам, бережного отношения к церковного имущества. Подобные клятвы давали С.Косив в 1634 (или 1635) и Арсений Желиборского в 1641

Петр Могила требовал от епископов восстановления полноты церковной жизни в храмах, возвращенных православным за правительственными решениями. Он следил, чтобы епископы вовремя реагировали на нарушения церковной дисциплины. Так, декабрем 1635 датировано достаточно резкое письмо Могилы Львовского епископа Иеремии Тиссаровського с требованием немедленного наказания священника двоеженца. Иногда митрополит в интересах церкви контролировал решение местных иерархов по имущественным вопросам.

Принципиальность митрополита не препятствовала уважительному отношению к нему со стороны епископов. Известны его дружеские отношения с некоторыми иерархами, особенно с Мстиславским епископом Сильвестром Косово.

С легализации православной церкви Речи Посполитой в 1632 -1633 гг. Начался своеобразный этап существования монастырей Киевской митрополии. Так, "Статьи успокоения" 1632 специально указывали сохранения по православным ряда монастырей - Киево-Печерской лавры, Михайловского Златоверхого монастыря, других Киевских монастырей. В Могилеве и Перемышле предоставлялись Спасские (оба) монастыри для местных православных епископов.

В Могилянскую сутки происходила определенная стабилизация монастырской жизни. Главным путем организации и содержанию монашеских обителей оставалось осуществления права патроната учредителями или наследственными патронами (православные братства, шляхта, казачество). Так, в 1634 Могилевское и Пинское братства в Беларуси возобновили монастыре со школами и "госпиталями". В 1633-1636 гг. Известным православным деятелем, волынским виночерпием Лаврентием Древинским и Кременецким братством основано кременецкий Богоявленский монастырь. С помощью православных шляхтичей Симеона Гулевич-Воютинский, Ирины Ярмолинской,

Ны Соломирецкого, Адама Киселя основано Белостоцкий монастырь в Луцке (1636), Загаецкий в Кременецком уезде (1637), Михайловский Гойский под Острогом (+1639), монастырь в Нискиничах Владимирского уезда (одна тысяча шестьсот сорок три). Появилась новая форма ставропигии - зависимость непосредственно от Киевского митрополита - как от "экзарха Константинопольского трона". Так, указанный Кременецкий монастырь был под властью митрополита и именно от Могилы получил ставропигиального грамоту.

Забота о монастыре выросло в важный аспект церковных реформ Могилянской суток. Сам Могила разрабатывал идеологию церковной жизни, этой теме посвящено несколько работ. На Киевском соборе 1640 принято Монастырский устав. Кроме традиционных предписаний организации монашеской жизни, там содержались положения о централизации монастырской жизни. Записано было, что "монастырей новых, ни больших, ни малых, а не основывать без привилегий и епископского благословения".

Заботился Могила и о материальном состоянии, ремонт и восстановление монастырей, особенно тех, что принадлежали к митрополичьей епархии, - Киево-Печерской лавры, Киево-Братского, Выдубицкого. Появились и укрепились тогда киевские женские обители: Вознесенская, Богословская, Флоровская.

Несколько монастырей не остались в стороне известного конфликта между Могилой и Копинским. Копинский обвинял нового митрополита в намерениях передать православные монастыри католикам. В результате насельники Густин-ского, Мгарского и Ладинского женских монастырей весной 1638 переселились к московскому царству. Монастыри эти стояли опустошены пока в 1640-1641 гг. С помощью Петра Могилы то ни было восстановлено монашеской жизни.

Могила и его администрация стремились ослабить негативное влияние традиций хозяйственного патроната на церковное устройство. Среди мероприятий, которые, осуществлялись тогда в этом направлении, были подчинения, "закрепление" православных приходов за влиятельными доверенными лицами с православной шляхты или братствами. Другим вариантом стало подчинение приходов большим и материально способным монастырям. Когда это не удавалось, церковное руководство пыталось ограничить неканоническое вмешательства патронов господа-ров в церковные дела легальным, то есть правовым способом. Самыми распространенными были требования четко определить права и обязанности патронов при заключении так называемых фундушових записей. Кроме того, иерархи, прежде сам митрополит, отказывались от посвящения недостойных лиц, протиканонично представленных патронами на церковные должности. Таким образом, из-за отказа в посвящении достаточно эффективно контролировалось назначения и увольнения священников в приходах, принадлежавших патронам.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее