Украинский монашество в условиях иностранного господства в Украине

Татаро-монгольское нашествие, по мнению аторитетних ученых, отразилось на церковном и монастырском устройстве слабо, хотя материально церкви и монастыри, как вся киеворусских земля, также потерпели бедствие от захватчиков. По некоторым источникам, в Киеве было разрушено 10 (из них 4 женских), на Правобережье - 6, на Левобережье - 3 монастыря. Вместе с тем сохранились архивные документы - ханские грамоты (ярлыки), которые показывают, что вскоре татаро-монголы освободили духовенство (белое, черное) от любых налогов и повинностей при условии молиться за татаро-монгольских правителей перед христианским Богом. Под страхом смертельной казни неприкосновенными объявлялись церковно-монастырские подданные и владения. Вероятно, что и в этот период строились новые, хотя и небольшие (на два-три монаха) монастыри, преимущественно на западе и северо-западе, которые были скорее хранилищами для беженцев, чем религиозными или культурными центрами.

В литовско-польские времена, с ослаблением гнета татаро-монгольских наездников, количество монастырей, монахов постоянно растет. В XIV-XVI вв. ускоренным увеличением монастырей выделяются Галичина (Львовская св. Юра, Уневский Успенский, Галицкий Св. Троицы и др.) и Волынь (Луцкий, Кременецкий, Дубненский монастыре св. Спаса, Пересопницкий Богородицы, Дерманский, Острожский Св. Троицы, Почаевский Успенский и др. ). Новые монастыри возводились князьями, богатыми украинскими родами (Вишневецких, Острожских, Сангушок, Корецких и др.), Казацкой старшиной и лишь изредка - мещанами, монахами. Попытка киевского собора 1640 ограничить дальнейшее увеличение числа монастырей, не позволяя фонд их с количеством монахов менее 6-8, успеха не имела. Большое количество монастырей на украинских землях, однако, не всегда свидетельствовала о высоком уровне религиозно-церковной жизни и своим бытием в значительной степени отражала кризис в православной церкви, которая со всей очевидностью проявилась в XV - XVI вв. Неурегулированность богослужебной практики, усиление влияния ересей, неправославных вероисповеданий, деморализация духовного чина, его низкий образовательный уровень, безнравственность, корыстолюбие, карьеризм в церкви - все это не могло не сказаться и на украинском монастырях, из которых церковная верхушка, по словам И. Вышинского, "фольварки сделало". Феодосии правила монашеской спильножитности настолько забыли, что архимандрит Киево-Печерского монастыря Е.Плетенецький в начале XVII в. вынужден был, преодолевая сопротивление своих монахов, внедрять здесь скитский встал Иова Княгиницкого, который еще сохранял ориентированность на древней афонский аскетизм. Архивы, монастырские хроники, переводы XIV-XV, большей части XVI в. случайно почти не сохранили свидетельств о подвижниках и подвижничество этого периода, так как их, за редким исключением, не было.

Роль Украинской монастырей в национально-культурном процессе конца XVI - первой половины XVII в.

В конце XVI в. в духовной жизни Украины возникла новая ситуация. Потребности религиозной борьбы, развернувшейся после принятия частью православных иерархов, клира, верующих унии с Римом (в 1596 г..), Включение в эту борьбу монашества, монастырей обеих религиозных ориентаций вызвали невиданное национально-культурный подъем среди украинского народа. Длительный период застоя, упадка, обнищания в церкви, когда чуть ли не единственным активным занятием монастырей были их судебные тяжбы за имения, изменился резким качественным обновлением целого ряда сфер национальной жизни - религиозной, научной, культурной, литературной, образовательной, книгодрукарськои. Необходимости защиты веры вызвали ускоренное развитие богословской, религиозно-полемической литературы, проповеднической деятельности, церковного права, книгопечатания. Вместе с ними в Украине "вдруг просыпается сильное культурное и просветительское движение" (М. Грушевский), вокруг монастырей, как и братств, собираются литературные, образовательные, научные, художественные силы. На качественно новый уровень выходят литература, в частности полемическая, публицистика, образование, книгопечатание, переводческая дело, гравировка и живопись, архитектура. Формируется национальная литературная речь. Все это, вместе взятое, было достойным ответом тем, кто осуждал Украины на национальную смерть, говорил о ней как о "глупой Русь", отрицал возможность иметь свою национальную культуру. Этот мощный национально-культурный скачок был сделан в значительной степени Украинской монашеством.

Проводник украинского возрождения киевский митрополит Петр Могила, как и его идейные предшественники, в реализации своих нововведений в религиозно-церковной, национально-культурной сферах неизменно опирался на монастырские структуры, в то тонкий слой монахов интеллектуалов, который, в отличие от консервативно-ортодоксальной монашеской оппозиции , реально мог способствовать обеспечению Украинской народности, церкви самовартостей европейского народа. В подобных подходах проявилась общая закономерность, свойственная христианской церкви как Востока, так и Запада. В кризисных ситуациях, перед реальной угрозой своим основам церковь неизменно искала опору в своем наиболее монолитном, отмобилизованных духовном отряде - в монашестве.

Тесное вплетенисть Украинский монастырей в реалии тогдашней жизни было условием и одновременно причиной того, что даже изначально религиозная по цели их деятельность приобретала часто общественного звучания, становилась общественно значимой, имела существенные последствия не только для религиозного, но и для социально-политического, национального , культурной жизни народа. Поэтому, например, принципиальная и героическая борьба провинциальных православных монастырей Правобережной Украины против польско-католического прозелитизма, за верность православию в XVIII в. и позже выходила за рамки чисто межцерковного противоборства, делала такую позицию монастырей патриотично, национально, социально значимой, была весомым вкладом монашества в национально-освободительную борьбу украинского народа. Таким же национально значимым был в дальнейшем сопротивление и части греко-католического монашества стремлением латинизировать эту церковь, ликвидировать ее национальные особенности.

Масштабы религиозно-духовного, национально-культурного служения Украинской монастырей зависели от многих факторов. Одни возможности были в Киево-Печерского монастыря с его 500-800 монахами, огромным религиозным авторитетом в христианском мире, мощным материально-финансовым положением и десятками тысяч подданных; другие - в немногочисленных (по 3-5 монахов), малоимущих монастырей, где насельники все свое свободное от религиозных занятий время вынуждены были тратить не в летописания или писательство, а на добычу средств к существованию - пахать, сеять, косить, молотить и тому подобное. Такие небольшие монастыри на украинских землях составляли большинство. Стереотип массово богатых и жирующих монастырей, созданный фрондирующей по церкви и монастырей интеллигенцией России в конце XIX - начале XX в. и впоследствии подхваченный атеизмом 20-60-х годов, не соответствует исторической правде.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >