Особенность православного собора (1 685) в Киеве. Обеспокоенность Украинской иерархии и клира

Для осмысления ситуации, сложившейся в начале XVIII в. в Украине, приоритетов, которые господствовали среди украинских иерархов, белого и черного духовенства, в среде мирян, показателен православный собор летом 1685 в Киеве. И, что особенно важно, собор наглядно показал, насколько его участники осознавали себя принадлежащими к церкви со своими национальными особенностями, историей, традициями.

Заявление новоизбранного митрополита киевского Гедеона Святополка Четвертинского о его желании принять посвящение и архипастырский жезл от московского патриарха (она de facto означало практический шаг к подчинению Киева московскому патриарху) мгновенно поляризовала позиции участников собора. Хотя в документах, подготовленных духовенством в адрес гетмана И. Самойловича, на первый план выдвинуто обеспокоенность Украинской иерархов канонической такой акции без согласия константинопольского патриарха, объектом их главного внимания стало другое - сохранение status quo православной церкви в Украине с ее национальными особенностями. Украинская православное духовенство в этой ситуации проявило себя как такое, что четко осознавало различия киевской и московской ветвей православия, последствия присоединения ослабленной Киевской митрополии к Московской патриархии, усиленной поддержкой со стороны царской власти. Иерархия, клир, миряне Украины справедливо видели в такой "сопоставлении" возможность потери церковью своего национального лица.

И дело заключалось не столько в конкретном перечне различий православно-церковной практики в Украине, что приводился духовенством в документах (свободные выборы митрополита, окончательность его суда, право носить крест на митрополичий митре, заводить типографии и др.), Сколько в том "быть украинской церкви независимой или нет. Отмена "прав и вольностей малороссийской земле" ликвидировало бы независимое, автономное функционирование церкви, превратило бы знаменитую Киевскую митрополию, несмотря на царские обещания, денационализированную, заштатную, одну из нескольких десятков епархий, которые действовали в Российской империи. В результате такой ликвидации киевские митрополиты, которые, согласно древним церковным традициям на украинских землях, имели титул, права, почести, равные патриаршим, унижались до уровня епархиальных епископов. Пример осуществления унификационный акций был рядом - в Белгородской епархии с ее преимущественно украинскими прихожанами. Констатируя здесь конкретные факты денационализации под предлогом унификации, украинское духовенство в письмах к И. Самойловича предостерегало, что с подчинением Киевской митрополии Москве "то же самое и у нас было бы".

Однако практический сопротивление сознательного в этой угрозе украинского духовенства был в целом пассивный: и со стороны архимандрита Киево-Печерского монастыря Варлаама Ясинского - одного из инициаторов написания "писем" к гетману И. Самойловича, и со стороны другого авторитетного, влиятельного иерарха-архиепископа Лазаря Барановича, который вместе с черниговским и новгород-Северским духовенством вообще не поехал на елекцийний собор. В условиях активной закулисной согласительной работы украинского гетманата и лично И. Самойловича, примирительным обещаниям властей по отношению к Москве позиции новоизбранного митрополита Четвертинского на конец лета 1685 стало понятно, что посвящение нового Киевского митрополита, а вместе с ним и фактическое подчинение Киевской кафедры московскому патриарху в обход Константинополя - дело решенное.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >