Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow История религии в Украине

Централизация, бюрократизация, огосударствление церковной системы

После второго и третьего разделов Польши, в результате которых к России отошла Правобережная Украина, Западная Волынь, а в Австрию - Южная Буковина, Восточная Галичина и Закарпатье, внедрение нового административно-территориального и церковно-административного деления в Российской империи существенно изменилась география древнейшей и самой авторитетной Киевской епархии. В сентябре 1797 именным указом обязано сформировать эту епархию только с приходов на правом берегу Днепра. С 12 уездов, территория которых составляла теперь Киевскую епархию, 10 было новоприсоединенных.

Секуляризация 1786, поставленные украинских церковных структур в жесткую материально-финансовую зависимость от российской столицы стали, важными актами фактического подчинения православной церкви в Украине, декларируемого в 1686 Эти изменения трудно назвать эволюционными. Ведь сработал НЕ внутрицерковный механизм развития церкви, а внецерковные, внерелигиозные факторы и, в первую очередь, те, которые обусловили стремление превратить церковь в составную часть самодержавного строя и порядка, подвергнуть ее, как и государство, централизации, а на вершине не только светской, но и церковной власти поставить государя в ранге "епископа епископов". Понятно, что в такой унифицированной, централизованном государстве не могло быть места церкви, отличной от великорусских образцов, церкви, которая сохранила в себе национальные особенности, историческую память о своеобразный путь развития. Этно-конфессиональная специфика Украины объективно препятствовала планам создания единой, унифицированной империи и так или иначе была обречена на ликвидацию.

К началу XIX в. почти все украинские земли после столетий государственной, национальной, культурной, религиозной разорванности наконец объединили, однако не в суверенное и независимое национальное государство, а в этнически обезличенную составную часть Российской империи, в которой игнорирование национальных признаков украинском, как и других народов, выступало составной сознательной государственной политики. Планы Николая I по Правобережной Украины "ввести край сей силой возвышения православия и элементов русских в безразличное единение с великороссийских губерниями" - с полным основанием можно квалифицировать как самодержавный подход ко всей Украине. Приоритетные идеологические ценности разнородного государственного конгломерата сводились и исчерпывались известной Уваровский формулой: "Самодержавие, православие, народность", в которой под третьим имелось в виду только русскую народность.

Со всей очевидностью стал проявляться курс власти на укрепление церкви как составляющей части государственно-бюрократической системы и одного из гарантов социального спокойствия в империи. В законе о наследовании престола (1797) императора было объявлено главой Русской православной церкви, ее "верховным защитником и хранителем догматов", "блюстителем православия", а саму церквуа - "господствующей и первенствуючою". Указом 1799 предполагалось приведения епархиальных границ в соответствии с границ губерний. Разделение епархий и протопопий имел согласовываться с разделением губерний на уезды. Обновлялись духовные штаты и существенно увеличивались государственные ассигнования на содержание духовенства. Целой серией указов расширялись права и привилегии духовенства. Оно освобождалось от подушной подати (1804), постоев, земской повинности (1821), от военной службы. Чтобы священно-и церковнослужители имели "необходимо и приличное содержание", для их потребностей дополнительно выделялись земли, угодья.

Специальный указ 1798 возлагал обработку церковной земли на прихожан. Вводилась новая система морального поощрения иерархии и клира, включающей такую необычную для иерархов награду, как ордена. Отменялись телесные наказания для духовенства (1801), поскольку это могло вызвать у рядовых верующих "презрение к священному состояния". По моральным соображениям и в соответствии с древних апостольских правил указ 1825 напоминал духовенству о запрете заниматься "торговым промыслом" (синодальное решение по этому вопросу, кстати, строилось на фактах Слободско-Украинской епархии). Указом 1869 детям православного духовенства предоставлялась возможность обеспечивать свое существование "во всех сферах светской деятельности".

Эти и другие меры российского самодержавия имели целью не только сильнее приковать церковь к государственной колеснице, но и, приблизив духовенство за юридическим и общественным статусом к дворянству, поднять его авторитет, возможности как важного духовного и идеологического рычага в Российском государстве.

Значительная часть государственных решений по церкви, духовенства теперь уже касалась и православной церкви в Украине, правда, с некоторыми существенными коррективами, которые учитывали, например, специфику церкви на недавно присоединенных землях Правобережье, Подолья, Волыни, опасность возможного здесь сопротивления слишком решительным действиям российской администрации со стороны местного населения, все еще находилось под активным влиянием католических факторов. Так, секуляризацию церковных и монастырских населенных имений Правобережья, подобную актам 1764 в России, 1786 в Центральной и Левобережной Украины, царское правительство решился провести только в 1841-1843 гг., Медленно реализуя ее в течение почти 20 лет.

Своими указами по церкви и духовенства, самодержавие и Синод пытались заставить заработать громоздкий и все еще не унифицированный в целом церковный механизм по всей территории Российской империи. Однако несмотря на то, что централизаторская, нивелизаторська политика царизма на украинских землях велась более 100 лет, о едином православно-церковное пространство и механизм здесь и к началу XIX в. говорить не приходится. Постоянные церковно-административные перестройки не только на новоприсоединенных землях так называемой польской Украины, но и на Левобережье, на юге Украины свидетельствуют, что шел лихорадочный поиск оптимального варианта церковного управления, который давал бы возможность центра через светские и церковные властные структуры не только осуществлять руководство епархиями , протопопии, благотворительными, приходами вроде государственно-бюрократической системы, но и использовать православно-церковную организацию как разновидность государственного аппарата с целью, далекой от собственно религиозной. Составными частями централизации, унификации и бюрократизации церковной системы были: формирование единой структуры церковной организации в империи, ликвидация при этом каких-либо исторических, национальных, территориальных особенностей религиозно-церковной практики и традиций на местах; реформирования Синода в направлении подъема единовластия обер-прокурора, который, подобно царских министров, единолично руководил бы "вероисповедных ведомством" и был бы подчинен самодержцу. Синод при этом превращался из коллегиального на малозначительный совещательный орган при обер-прокуроре, а функции церковной иерархии (митрополитов, архиепископов, епископов) фактически отождествлялись с функциями государственных чиновников. По образцу государственно-чиновничьих учреждений перестраивались и вводились новые церковно-административные органы на местах, например, консистории, благочиния, уже откровенно моделировались с образцов государственных "присутственных мест". Мерами 1808, 1814 одержавлювалася система подготовки духовных кадров, а преподаватели духовных академий, семинаров, по сути, превращались в чиновников с четко фиксированной государственной платой. Создание в октябре 1817 министерства духовных дел и народного просвещения (сами иерархи называли его "игом египетским") стало определенным логическим итогом курса на превращение церкви в подразделение государственного аппарата. Попытки отдельных церковных деятелей отстаивать суверенитет церкви, вслух и реально оценить те или иные нововведения (внедрение орденов, унижение обер-прокурорами роли Синода, негласный надзор жандармов за архиереями и т.д.) дорого обошлись даже авторитетным иерархам.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее