Организация богословского образования в Киево-Могилянской академии

После разгрома поляками Могилянской коллегии 1665 в ее деятельности наступила большая перемена. Однако сразу после возобновления учебного заведения 1673 ее ректор Феофан Прокопович Первый - родной дядя известного воспитанника и деятеля Киево-Могилянской академии - под таким же именем и фамилией организовал преподавание здесь богословия и философии. Но курс богословия в Киевской коллегии читали не всегда. Это объясняется тем, что право на его чтение в Речи Посполитой, в состав которой входили тогда и украинские земли, имели лишь высшие учебные заведения. Признать заведением коллегию польские власти долго не соглашалась, потому что она, как отмечает польский историк А.Яблоновський, "могла бы быть очагом культурной схизмы и русского отделения", орудием подготовки оружия против ожидаемого успеха - "успокоения греческой веры" (Хижняк З.Ы . Киево-Могилянская Академия. - М., 1988. - С. 69). В этих условиях рассмотрение отдельных богословских вопросов находился в курсах по философии.

В 1689 г.. За домогательствам гетмана Ивана Мазепы в Киево-Могилянской коллегии открыто богословский класс, а сама Коллегия получила статус академии. С этого времени в ней осуществлялось регулярное чтение богословия как учебной дисциплины. Преподавалось оно после философского класса и вскоре стало доминирующим в учреждении учебным предметом. Кафедра богословия возглавлял ректор коллегии-академии.

До нашего времени дошло лишь два учебника по прочитанного в Киевской коллегии богословского курса. Один из них приходится на 1642 - 1646 годы. В нем без особых изменений изложено учение Фомы Аквинского. Второй - по богословскому курса, который читали в стенах коллегии-академии в 1693 - 1697 годах. Богословие преподавали здесь в течение четырех (впоследствии - трех) лет. Если учесть то, что философию изучали в Коллегии два года, а поэзию - всего год, то отвода значительно большего объема времени на изучение богословия само собой показывает, какой вес имел этот курс в учебном процессе коллегии.

Первым четырехлетний курс богословия прочитал в духовной школе в 1689 - 1693 годах ее проректор и префект Иоасаф Кроковский. В течение последних лет своей работы в академии (1696 - 1699 ГГ.) Два курса - созерцательного и обличительного богословия - прочитал известный церковный деятель Стефан Яворский. Профессор в них полемизирует с воинственным католицизмом, формой толкования его теологами отдельных догматов христианского вероучения, определением ими места церкви вообще и папы римского в частности в истории христианства.

В читаемом в академии курсе богословия профессора главное внимание уделяли преимущественно основополагающим вопросам вероучения или вопросом дискуссионным или непонятным с точки зрения обыденного мышления. Содержание каждой темы преподавали слишком широко, даже с выяснением всех ее мелких положений. Сочетая в себе как теоретический, так и практический подтекст, богословие тем самым приобрело в академии статуса дисциплины смешанного характера. Это обусловлено самой целью курса - не только утвердить спудеев в истинности именно православного вероисповедания, но и выработать у них навыки "отражать все нападения врагов и даже побеждать их". Профессора богословия, так же как и философии, давали клятву в том, что они не будут преподавать что-то, что противоречит учению православной церкви.

Мы еще не можем подробно проанализировать все те курсы богословия, которые были прочитаны в академии в разные годы. их читали на латыни, они до сих пор еще не переведены и не изданы на украинском языке. Предварительный анализ содержания этих курсов показывает, что каждый из них состоял в основном из 8-11 трактатов. В них рассматривались преимущественно одни и те же богословские проблемы, но выкладывались в разной последовательности, часто без какого-либо взаимосвязи, внутренней логики. Объясняется это тем, что в основу своих курсов каждый преподаватель клал "Summa Theologia" Фомы Аквинского и практически дальше предложенной им схемы теологии и своего понимания ее не шел. Если некоторые из преподавателей курса в чем-то придерживался вполне томистского схемы, то это обусловлено или значительным объемом схоластического материала и стремлением выбрать из него по своему усмотрению наиболее существенно, или личными симпатиями лектора к определенным богословских проблем. Поэтому часто между трактатами не было не только внутреннего, но и какого-то заметного внешнего связи.

Почти все профессора открывали курс богословия трактатом о Боге и его атрибуты. Иннокентий Поповский (1705- 1706) называл его "Бог всемилостивый, абсолютный, совершенный". Только Феофан Прокопович (1710-1716) позволил себе сообщать о Боге, его существование, атрибуты только в четвертом трактате. Начинал он свой курс лекциями о сущности теологии.

Иосаф Томилович (1717-1721), Иосиф Волчанский (1721 - 1725) и Амвросий Дубиевич (1729-1733) о Святой Троице сообщали в первом трактате, рассматривая при этом и вопрос об атрибутах Бога. Прокопович этой проблеме специально посвятил только пятый свой трактат. В отличие от других трактатов, которые носят следы его философского стиля мышления, этот вполне основывается на содержании Библии и ориентирован, в определенной степени, против социниан, которые отрицали Троицу. Каждая ипостась Троицы, по мнению Феофана, является действительным и истинным Богом, но существует не три Бога, а один. Чтобы прояснить свои доказательства, богослов обращается к геометрии: треугольник, в котором все углы реально отличаются между собой, в то же время имеет единое пространство. Особое внимание Прокопович уделяет обоснованию ривнобожественности Христа, используя при этом такой персонаж из Ветхого Завета Библии, как "Ангел Господень с неба". Это тот ангел, замечает богослов, через которого Бог наставлял израильтян, осчастливил Авраама сыном, появился Моисею в неопалимой купине. Именно этот ветхозаветные ангел перешел в Новый Завет, уподобившись Иисусу, в котором божественная природа сочетается с человеческой.

В большинстве богословских курсов Киево-Могилянской академии находим отдельные трактаты о сущности священного воплощение Бога, таинства, о Божьих ангелов. Отдельный блок в каждом лекционном курсе составляют трактаты религиозно-антропологического, чаще морально-этического содержания. Так, Феофан Прокопович, учитывая избранность человека Богом, всесторонне определяет особенности состояния человеческого совершенства. При этом как он, так и другие профессора анализируют сущность добродетелей человека, природу ее грехов. Иннокентий Поповский и Христофор Чернуцький (1706-1710) завершали курс богословия трактатом об искуплении как таинство.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >