Феномен "русского рока". Основные этапы становления

В Советском Союзе история рока складывалась по-своему. Первые музыканты взяли в руки электрогитары в результате "культурного шока" от английского биг-бита. Многие годы прошли под знаком повсеместного и старательного копирования любимых зарубежных групп. На языках народов СССР и под оригинальную музыку рок впервые зазвучал в самом конце 60-х, и последующее десятилетие ушло на то, чтобы утвердить принцип самостоятельного творчества. Постепенно формировалась доктрина "советского рока" - и она заметно отличалась от англо-американского варианта. Если там стержнем жанра был Ритм, то у нас таковым стало Слово.

В отечественном роке содержанию песен и качеству текстов придают большее значение, чем в западном. Скорее всего, это связано с особой ролью литературы, в частности - поэзии, в жизни России. По словам Троицкого менталитет россиян предрасполагает к философскому восприятию окружающего мира и чуткому восприятию Идеи и Слова. Троицкий А. Гремучие скелеты в шкафу. СПб., 2007.С. 31

Основным оружием нашего рока в отличие от западного всегда являлось слово, а не музыка. Ведь сами корни русского рока упираются во многом в авторскую песню. Предтечами настоящего отечественного рока стали не джазмены и танцевальные оркестры, а, скорее всего, суперзвезды нашей поэзии Вознесенский и Евтушенко, барды Высоцкий и Галич. Первичность текста в российской рок-музыке можно подтвердить простейшими примерами. Во главе любого известного рок-коллектива стоит поющий "производитель текстов", автор-исполнитель с гитарой ("ДДТ" - Шевчук, "Аквариум" - Гребенщиков, "Алиса" - Кинчев, "Машина Времени" - Макаревич, "Кино" - Цой, "Зоопарк" Науменко). Исключение составляет екатеринбургская рок-группа "Наутилус Помпилиус", тексты для которой писал поэт Илья Кормильцев, а музыку лидер группы Вячеслав Бутусов, и несколько известных хэви-метал групп ("Ария", "Мастер").

Музыкальная составляющая в русском роке, безусловно, всегда играла немаловажную роль - но, как правило, воспринималась как дополнение к поэзии. По сути дела, любая из популярных рок-групп со стажем представляет собой союз некоего рок-барда и аккомпанирующего ему ансамбля исполнителей. А вот группы, сделавшие ставку на качественную и "умную" музыку, не только не достигли широкого признания, но и прекратили свое существование, не исчерпав творческого потенциала ("Високосное лето", "Автограф", "Урфин Джюс"). Данилов Д. Культурный миф нашего поколения. http: //www.apn.ru/publications/print9758. htm

В статье "Культурный миф нашего поколения" Д. Данилов говорит, что если сравнивать русский рок с тем, что происходило с западным роковым мэйнстримом во второй половине 70-х и первой половине 80-х годов, то мы увидим совершенно различные тенденции. Западная рок-музыка к концу 70-х годов уже преодолела порог своей сложности, получивший наиболее яркое воплощение в хард-роке и психоделике, и встала на путь упрощения музыкального строя. Но, если западный рок уже прошел эволюцию и сформировал собственную субкультуру в молодежной среде, то в СССР рок в "западном смысле" слова возник и до 86-87-х годов не выходил за рамки богемной субкультуры. Данилов Д. Культурный миф нашего поколения. http: //www.apn.ru/publications/print9758. htm В стране не проходило крупных рок-концертов, рок-музыка не звучала по радио.

"В полном запретов социалистическом государстве рок-музыка являлась средством выражения молодежи, этакой живительной отдушиной в серой обыденности. Государственные органы всеми силами пытались оградить молодое поколение от "зарубежной заразы", не брезговали самыми изощренными приемами и методами. Тогда большинству хотелось, чтобы все запреты были сняты, и каждый смог бы сам выбирать, что ему слушать и любить". Чернин А. Наша музыка: Первая полная история русского рока, рассказанная им самим. СПб., 2007. С. 18.

Первые советские рок-группы появились в 60-е годы на волне всеобщего увлечения творчеством the Beatles, однако до середины 1970-х представляли собой, в основном, подражание музыке зарубежных исполнителей. Одной из первых рок-групп, которая стала петь на русском языке, стала группа Александра Градского "Скоморохи", они же считаются первыми музыкантами, записавшими полноценные рок-альбомы на территории СССР. Градский часто вспоминал влияние ливерпульской четверки и отдавал им дань уважения в многочисленных интервью: "Роль Beatles в зарождении советского рока невозможно переоценить: она была главной и решающей. Я давно задавал себе вопрос почему?! - и могу поделиться некоторыми соображениями. Мне кажется, что Элвис и другие были слишком экзотичны для нас. А Beatles были рядом.. не географически, а душевно". Троицкий А. Рок в Союзе. М., 199. С. 20.

Влияние битлов всегда признавал и другой отечественный рок-музыкант Андрей Макаревич, чьи тексты вывели наш рок на совершенно новый уровень. Именно после прослушивания их альбома "Вечер трудного дня" он понял, чем хочет заниматься в жизни. Андрей потом рассказывал, что у него было такое чувство, что всю предыдущую жизнь он носил в ушах вату, а тут ее вдруг вынули. Марочкин В. Повседневная жизнь российского рок-музыканта. М., 2003. С. 63 Группу "Машина Времени" по праву можно назвать "русскими the Beatles" своего времени. В нашей стране они стали новаторами в музыке и первой рок-группой, чьи тексты на русском языке по-настоящему обратили на себя внимание молодежи.

"Рок-подполье 70-х было неотделимо от движения хиппи. Поэтому на многих пионеров нашей рок-музыки обрушилиcь вcе cоответcтвующие "прелеcти" политических гонений. Хиппи c их легко опознаваемым внешним видом всячески отторгалиcь из общеcтва. Их cтаралиcь не принимать на работу, отчиcляли из учебных заведений. Им была оcтавлена возможноcть cущеcтвовать на cамом нижнем cоциальном уровне, работать ночными cторожами на мелких cкладах, в больницах и моргах, грузчиками в булочных и продмагах, дежурными в котельных и т.п. Уcтроитьcя на подобное меcто в те времена было необычайно трудно, потому что, кроме идейных хиппи и обычных деклаccированных бездельников и пьяниц, на них претендовали многие диccиденты, "внутренние эмигранты" разного типа: бывшие филоcофы, cоциологи, иcкуccтвоведы, пиcатели, художники и другие интеллигенты, не желавшие обслуживать маркситскую мифологию". Козлов А. Рок: истоки и развитие. http: //lib.ru/CULTURE/MUSIC/KOZLOV/rock. txt

Может, именно поэтому, многие группы 70-ых, за исключением "Машины Времени" и питерского "Аквариума", не получили широкой огласки. Эпоха тотального застоя в буквальном смысле душила своими тисками огромное количество молодых талантов, а для средств массовой информации они, в то же время, оставались персонами нон-грата. "Все это разнообразие ушло в никуда, так и не оставив следов. Разве что от "Соколов" осталась песенка "Фильм, фильм, фильм", да от "Скоморохоов" несколько альбомов, изданных уже позже, да "Мифы" успели записаться в 1981-м почти золотым составом". Чернин А. Наша музыка: Первая полная история русского рока, рассказанная им самим. СПб., 2007.С. 18.

Лишь в 1980 году, когда огромная популярность рока и его творческие достижения стали совершенно очевидными, культурные инстанции обратили на жанр внимание. Некоторые ведущие рок-группы (Динамик, Карнавал) были приглашены в государственные концертные организации, где попадали под влияние худсоветов. Большинство рок-исполнителей так и осталось в "андеграунде", предпочитая безденежье посягательствам цензуры. Не имея ни малейшего доступа на фирму "Мелодия", ТВ и радио, рок-группы создали уникальную по масштабам нелегальную индустрию звукозаписи. Именно тогда, в годы "позднего застоя", социально-культурная роль рока была особенно велика и позитивна: миллионам молодых людей он давал столь редкие и нужные слова правды и духовности. Отделы науки и культуры ЦК КПСС, заручившись поддержкой КГБ, без устали вели на рок административное наступление, которое достигло кульминации в 1984 году, когда весь жанр был фактически поставлен под запрет.

Советские власти почти всегда воспринимали всякую развлекательную музыку как явление прозападное, а значит вредоносное (джаз, рок, диско), пытаясь остановить ее естественное развитие и свести к минимуму влияние на широкие людские массы. Именно в период правления Андропова в СССР разворачивается первая по-настоящему крупная компания по борьбе с рок-музыкой, которая уже во всем цивилизованном мире успела стать достоянием мировой культуры.

По словам Троицкого, принятый 17 октября 1983-го указ Министерства культуры был одним из серьезнейших проблем, вставших на пути у рок-музыкантов. Главный пункт ее гласил: отныне в репертуаре каждого профессионального ансамбля должно быть не менее восьмидесяти процентов песен, написанных членами Союза композиторов, а все профессиональные зарегистрированные рок-группы должны пройти через проверку министерскими комиссиями, в которых обязаны участвовать сам Союз композиторов, музыкальная пресса и организаторы концертов. В этот же период происходит усиление контроля за репертуаром, за звукозаписывающими организациями, особенно когда речь шла об иностранной музыке (для записи её требовалось совместное разрешение Всесоюзного агентства по авторским правам и компании "Мелодия"). А. Троицкий. Рок в Союзе. СПб., 1991. С 186

Зимой 1984 года в результате описанных нами выше карательных мер большая часть профессиональных рок-групп находится в смятении. Распадаются такие именитые ансамбли, как "Карнавал", "Воскресение", в крайне затруднительном положении находятся "Динамик", "Машина Времени", "Автограф". В этот период напряжение растет не только на уровне музыкальных ансамблей. Само "слово" рок надолго исчезает из статей в печатных изданиях. Его пытаются заменить эвфемизмами - "современная электронная музыка", "молодежная музыка".

Весной 1984 года в СССР начинается вторая волна запретов на рок-музыку, коснувшаяся в большей степени уже не официальных, а самодеятельных рок-групп. Органы КГБ всерьез начинают обращать внимание на подпольные, "полуподвальные" ансамбли, поскольку именно в этот период происходит значительный рост числа рок-н-ролльной самодеятельности.

По воспоминаниям Владимира Марочкина, в каждом крупном городе возникают подпольные студии звукозаписи, располагавшиеся в основном в заводских помещениях и специализирующиеся на записи и дальнейшем распространении магнитоальбомов по территории страны. В. Марочкин. Повседневная жизнь российского рок-музыканта. М., 2008.С. 44

Самодельные магнитофонные записи, которые стремительно распространялись на территории СССР, получают статус "опасных" и "вредоносных" для советского общества - по аналогии с диссидентским литературным и рок-самиздатом. Начиная с 82-го года, магнитофонные альбомы в столицах стали тиражироваться через подпольных распространителей, которых в народе прозвали "жучками" или "писателями". "Я отдавал "писателям" альбомы бесплатно, - вспоминает всегда болевший за рок-идею А. Кушнир. - Для того чтобы информация распространялась, в стране необходимо было создать оптимальные экономические условия. Зато потом скорость движения альбомов напоминала алгебру чисел Фибоначчи - с нею не сравнится ни один завод. С помощью подобной математики мы таки прошибли стену совка. Мы пробили ее буквально в три секунды". А. Кушнир 100 магнитоальбомов советского рока. М., 2001. с. 59

Кушнир вспоминает, что в КГБ появляются специальные "черные списки", куда были включены все известные англоязычные и русскоязычные группы и исполнители. 12 июля 1984 года выходит официальный указ Министерства культуры СССР о деятельности вокально-инструментальных ансамблей, улучшении идейно-художественного уровня их репертуара. 1 октября 1984 года во все дома культуры, дискотеки и студии звукозаписи разослан список, составленный Министерством, где перечислены 68 западных и 38 советских рок-групп и исполнителей, чьи записи запрещены. А. Кушнир 100 магнитоальбомов советского рока. М., 2001. с. 51

Каждой группе приписывались свои разлагающие советскую молодежь факторы (Sex Pistols - панк, насилие, Pink Floyd - искажение советской внешней политики, "советской агрессии в Афганистане", Krokus - насилие, культ сильной личности). За многими музыкантами и звукорежиссерами органы КГБ устанавливают круглосуточное наблюдение, сопровождаемое регулярными допросами и угрозами в их адрес. Свой родной город Уфу был вынужден покинуть знаменитый музыкант и поэт Юрий Шевчук, несколько лет упорно преследуемый и обвиняемый в создании магнитоальбомов, содержащих злую сатиру на советское общество. "Затем все внимание сотрудники госбезопасности перенесли на поиски предполагаемых соорганизаторов записи. Как уже упоминалось, выбор у КГБ был небольшой. Не имея на руках вещественных доказательств, они устроили звукорежиссеру Верещаке психологический прессинг - начиная от ежедневных росписей в журнале, фиксирующем время появления и ухода с работы, и заканчивая тремя выговорами "за нарушение трудовой дисциплины".

После доклада Константина Черненко - "Актуальные вопросы идеологической и массово-политической работы партии", зачитанного им в 1983-м году (в котором немаловажная роль уделялась борьбе с пагубным влиянием рок-музыки и недопустимости подобного явления на советской эстраде, поскольку тексты песен имели "сомнительную ценность" и наносили "идейный вред"), на советский рок обрушилась волна репрессий. В течение нескольких лет судебные процессы над участниками групп "Воскресение", "Трубный зов", "Браво", "Бэд бойз" чередовались с травлей Юрия Шевчука, Юрия Наумова, "Мухоморов", "Братьев по разуму", Евгения Морозова и других. "На закрытом совещании в Министерстве культуры РСФСР звучали следующие формулировки: "В настоящее время в Советском Союзе насчитывается около 30 000 профессиональных и непрофессиональных ансамблей. Наш долг состоит в том, чтобы снизить это число до ноля". А. Кушнир 100 магнитоальбомов советского рока. М., 2001. С. 36

Регулярными становятся милицейские облавы на так называемые "толпы" ("тучи" или "балки"), где меломаны обменивались пластинками и катушками с записями отечественной и западной рок-музыки, различной рок-атрибутикой. Подобные обмены происходили, как правило, в ближнем Подмосковье, недалеко от железнодорожных платформ - в лесу или прямо в открытом поле. "Места встреч постоянно менялись, но это никого не спасало, - вспоминает Кушнир. - Несколько раз нас пыталась окружить милиция с овчарками. Увидев желтосиние "газики", меломаны бросали пластинки на землю и пытались спастись бегством. У меня до сих пор хранится конверт от фирменного диска, на котором остался отпечаток милицейского сапога"А. Кушнир 100 магнитоальбомов советского рока. М., 2001. с. 34.

Таким образом, молодежь лишалась права выбора, музыканты "легальной перспективы", а музыка - будущего. "С рок-музыкой у нас все в порядке - у нас ее нет!" - гордо отрапортовал начальник одного из провинциальных горотделов культуры корреспонденту столичной газеты"А. Троицкий Back in USSR. СПб., C. 189

Подводя итоги краткого обзора цензуры периода Андропова (а позже Черненко) в отношении рок-музыки и культуры в целом, отметим, что модель его управления сформировалась на принципах работы КГБ. Это попытки усовершенствовать существующий порядок, ввести более жесткую дисциплину. Но это и уверенность, что добиться их как в экономике, административном аппарате, так и сфере литературы, театра, музыки и в формировании нового народного мировосприятия, отношения к труду можно лишь твердым нажимом сверху с активным использованием репрессивных воздействий.

Как отмечает Троицкий, это было время очень глупых решений. Однако разрушительный эффект был не столь велик: требования культур-бюрократов и их советчиков оказались настолько абсурдными, что не было никакой возможности контролировать их исполнение.

Знаменательно также, что сама партийная пресса уже с конца 1984 г. начинает отражать все больше реформистских настроений. В декабре 1984 г.Ю. Воронов публикует в газете "Правда" статью о необходимости радикальных изменений существующих литературных норм. По его словам, обществу необходима естественность и близость к реальной жизни вместо презентации готовых решений и однозначно-партийной авторской позиции, а художественное творчество сегодня должно изображать современную жизнь. Основной задачей литературы и искусства он назвал изучение общества и выявление тех проблем, которые до сих пор ложно считались решенными.

Значительные изменения в СССР в период с 1986 по 1990 гг. происходят с приходом к власти Михаила Горбачева. В стране начинает развиваться политика гласности, ставшая серьезным толчком в молодежной рок-культуре и в буквальном смысле ее легализовавшей.

В феврале состоялся XXVII съезд КПСС, призвавший усилить гласность в средствах массовой информации. Однако, по словам А. Блюма, дальше провозглашения лозунга дело практически не сдвинулось: основы и принципы коммунистического строя не должны подвергаться никакому сомнению. Об уровне "гласности" в 1986 г. можно судить по тому оглушительному впечатлению, которое произвел на интеллигенцию апрельский, так называемый "ленинский" номер "Огонька", поместивший подборку стихов Гумилева, приуроченную к 100-летию со дня рождения поэта. Однако случившееся буквально спустя четыре дня трагическое событие - чернобыльская катастрофа - замалчивалось властью, информация о ней дозволена была с большим опозданием, велено было всячески приуменьшать ее размеры, что привело к непоправимым трагическим последствиям Блюм А. Как это делалось в Ленинграде. Цензура в годы оттепели, застоя и перестройки. 1953-1991. СПб., 2005. С. 245. .

В период Горбачева всё же постепенно происходят изменения в области цензурной политики, очень медленно, но происходят. Главным образом, речь идет о прошлом, отменяются прежние запреты, относящиеся к освещению давних событий. Вскоре начинается пересмотр запрещенного, постепенное раскрытие "зон", закрытых для критики. Постепенно начинается волна разрешений на ранее запрещенные романы А.Н. Рыбакова "Дети Арбата", В.Д. Дудинцева "Белые одежды", А.А. Бека "Новое назначение". Из спецхрана изымается и переводится в общие фонды пользования множество книг. По распоряжению ЦК КПСС создается специальная комиссия из представителей Министерства культуры, Госкомиздата по пересмотру списков запрещенных книг. В январе 1987 г. комиссия заканчивает свою работу и докладывает об этом. Главлит просит ту же комиссию продолжать свою деятельность, принять решение о переводе из особых в общие отделы произведений авторов-эмигрантов, выехавших за рубеж с 1918 по 1988 гг. В их числе ряд известных писателей: И. Бунин, В. Набоков, Л. Гумилев, Е. Замятин, И. Бродский, философы Н. Бердяев, М. Ходасевич.

Как отмечает А. Блюм, начался небывалый журнальный бум: редакции соревновались между собой в смелости, объявляя публикацию в ближайших номерах все более и более заманчивых для изголодавшегося российского читателя текстов. Тиражи журналов увеличились в три-четыре, а то и в десять раз Там же. С. 246. .

В ленинградских газетах "Смена", "Ленинградская правда" начинают появляться многочисленные статьи, посвященные рок-музыке и интервью с самими музыкантами: "Алиса с косой челкой" в газете "Смена"; "Нас хотят сделать частью попсы" в "Комсомольской правде"; "Реки времени" в журнале "Огонек" и др. Теперь слово "рок" получает широкую огласку, заявив о себе самым широким массам советских людей.

По словам А. Троицкого, начиная с 1988 года остались в прошлом запреты на жанр "рок": музыкальная цензура, нулевые гонорары и "невыездные списки". Последние два года 80-х проходят под знаком бурного продвижения двух новых процессов: перевода советского рока на рыночную основу и вовлечение его в международную тусовку Троицкий А. Гремучие скелеты в шкафу. СПб., 1991. С. 54. . Уходит в прошлое монополия Госконцерта на организацию заграничных гастролей и, огромное количество советских рок-групп начинают активно гастролировать по Европе и США. Крупные рок-концерты проводятся на стадионах и во дворцах спорта. А в 1989 в СССР проходит фестиваль " Музыки и Мира", на который приехали такие звезды западного тяжелого рока, как Ozzy Osbourne, Scorpions, Bon Jovi. В числе почетных гостей данного мероприятия был замечен и сам генеральный секретарь Михаил Горбачев.

Новые веяния в обществе радикально изменили ситуацию и в роке. Все группы получили право на концертную деятельность при некупированном репертуаре, рок зазвучал с пластинок и телеэкранов, десятки групп отправились в зарубежные гастроли. И хотя остается немало болезненных проблем - как технических, так и творческих - можно сказать, что во второй половине 80-х советский рок наконец-то обрел реальное право на существование.

Так в начале 80-х годов в СССР сформировалось полноценное рок-движение с центрами в Москве и Ленинграде. В 1981 году был открыт ленинградский рок-клуб, и многие молодые музыканты получили прекрасную возможность раскрыть свой талант публике, а власти был предоставлен шанс держать ситуацию под контролем. В рок-клубе ежегодно проводились фестивали, благодаря которым получили свою известность такие гранды отечественного рока, как "Кино", "Зоопарк", "Алиса," "АукцЫон", "Телевизор" и другие. Каждая из вышеперечисленных групп обладала своим уникальным звучанием и яркой концепцией творчества. Авангардный "АукцЫон" пытался увести слушателя в иной мир фантазий грез, в то время как жесткая социальная лирика лидера "Телевизора" Михаила Борзыкина напоминала о суровой реальности. Однако, и те и другие разрушали устаревшие советские ценности и пытались делать отечественную музыкальную культуру более разнообразной и яркой. Те, кому было что сказать, не боялись теперь говорить откровенно. Рокеры были одними из первых, кто это сделал, не дожидаясь прямой огласки находясь даже в нелегальном положении.

Подлинными звездами рок-клуба и одной из самых уважаемых и разноплановых групп на протяжении всех 80-х оставался "Аквариум". Они никогда не были коммерческой группой - хотя бы потому, что альбомы группы рождались не под влиянием извне, например, спроса, а были следствием естественных процессов. Отчасти, в этом и состоит уникальность "Аквариума" как группы и как социально-творческого явления, ибо "Аквариум", несомненно, нечто большее, нежели просто музыкальный коллектив - для десятков тысяч поклонников это почти религия. "В первые годы существования группы ее репертуар отражал смешанные интересы участников к восточной философии, бардовской песне и театру абсурда. Позже, следуя провозглашенному на заре своей творческой деятельности принципу "важна не форма, а содержание", лидер "Аквариума" Борис Гребенщиков провел серию последовательных экспериментов как со стилем (в разное время группа пережила периоды увлечения джазом, "новойволной", хард - и арт-роком, реггей, фолк-барокко и т.п.), так и с составом - в сценическом воплощении его идей участвовали то дуэт акустической гитары и виолончели, то оснащенная электроникой рок-группа". Бурлака А. Кто есть кто в Советском роке. М., 1990.С. 11.

Упомянутая нами выше группа "Телевизор" сознательно придерживалась позиций минимализма в музыке, не используя сложные инструментальные партии, разнообразие выразительных форм. "Я даю информацию", - говорил о том периоде творчества лидер группы Борзыкин. И музыка была фоном для подачи "информации". Группу обвиняли в плакатности, лозунговости - их социальные тексты, рефрены-призывы, в самом деле, были по-плакатному категоричны и резки, социальны и жестки в оценках и суждениях. "Телевизор" стремительно набирал популярность и имел поклонников во многих городах, особенно после очень успешного выступления на фестивале "Подольск-87"". Бурлака А. Кто есть кто в Советском роке. М., 1990.С. 232. Особой популярностью пользовались едкие рок-гимны "Три-четыре гада", "Рыба гниет с головы" и "Твой папа фашист". Борзыкин и по сей день остается одним из наиболее социально-ориентированных рок-музыкантов в России и активно отстаивает свою гражданскую позицию.

Виктор Цой со своими трехаккордовыми хитами и нарочито простыми, на первый взгляд, текстами становится первой всесоюзной рок-звездой. Его записи сметаются с прилавков, за ними выстаивают огромные очереди, а на концертах всегда неизменный аншлаг. Альбом "Группа крови" звучал из окон каждого второго дома. "Кино" оставались едва ли не единственной группой, у которой большая популярность нисколько не замутнила изначальную чистоту образа.

Ленинградский рок-клуб принимал под свою крышу многих иногородних музыкантов. Среди них "Наутилус Помпилиус", Александр Башлачев и уфимская группа "ДДТ", чья музыка со временем стала у большинства людей ассоциироваться исключительно с северной столицей. Московской альтернативой ленинградского рок-клуба была московская рок-лаборотория, созданная при доме культуры Горбунова. Здесь играли свои первые концерты "Звуки Му", "Центр", "Крематорий" и многие другие, ставшие в последствии известными коллективы. Для столичной рок-музыки (особенно, её первой волны) была характерна ранняя коммерциализация, что отчасти объясняло то, что Рок-лаборатория представляла собой скорее оплот молодежной культуры, базовую организацию рок-музыкантов.

Также именно в столице в 80-х бурно развивался хэви-металл. В силу своей аполитичности и, по сути, отсутствия радикального протеста в текстах, популярность металлической музыки на тот период была в СССР воистину колоссальна. Многих молодых людей в металл-культуре привлекал нестандартный и агрессивный внешний вид и небывало тяжелое и динамичное звучание музыки. Однако, их внешняя грубость и мрачность чаще всего являются средством эпатажа окружающих. "Настоящую сенсацию произвела на публику группа "Ария", выставив напоказ все атрибуты стиля - железные цепи, кресты, браслеты с шипами. "Ария" "не побоялась готической символики и агрессивных устремлений, но ввела это все в выигрышный контекст. Скажем, призывая повергнуть тысячеглавого убийцу-дракона, она имела ввиду борьбу за мир, а песня "Здесь куют метал", приводящая в экстаз всех металлистов, скромно повествовала о тяжелом трудовом процессе в кузнице". Троицкий А. Рок в Союзе. М., 1991.С. 136. Помимо них, среди отечественной метал-сцены выделялись "Мастер", "Черный Обелиск" и "Коррозия Металла", на концертах которой порой раздавалась бесплатная водка и устраивался женский стриптиз, и каждый сам был волен выбирать - посещать ли ему эти мероприятия.

Вторая половина 80-х принесла заметные перемены в общественную жизнь. После долгих лет тотального духовного опустошения страна вновь начала вступать на закономерный путь развития. "После 87-го года чуть ли не в каждом городке появился свой рок-клуб, а в каждом крупном городе страны стали проводить свой рок-фестиваль. Теперь рок-фэны могли путешествовать из города в город, с фестиваля на фестиваль, с концерта на концерт, и эта дорога была бесконечной. Среди рок-групп московской рок-лаборатории тогда существовало своего рода соревнование: кто дальше заедет"? Марочкин В. Повседневная жизнь российского рок-музыканта. М., 2003. С. 55.

Отдельного внимания в нашем исследовании заслуживает такое явление в отечественном роке, как ''сибирский панк''. Оно стало единственным заметным отголоском рок-музыки в восточной части СССР и со временем набрало популярность в столицах. Это музыкальное движение возникло в Сибири (Омск, Новосибирск) в начале 80-х годов и продолжается по сей день, собрав под свои бунтарские знамена такие группы, как "Гражданская Оборона", "Черный Лукич", "Великие Октябри", "БОМЖ" и другие. Сибирский панк отличала крайняя агрессия, депрессивность, небывало ''грязный звук'' и категорическое неприятие окружающей действительности (в том числе ленинградского и московского рока). Музыкальные корни стоит искать скорей не в английском панк-роке (как у большинства московских и ленинградских панк-групп), а в американском гаражном роке 60-х (the Stooges, MC5).

Главным представителем сибирского панка и группой, добившейся наибольшей народной популярности, стала "Гражданская Оборона". "Вне всякого сомнения, "Гражданская Оборона", возникшая в середине 80-х в Омске, стала первой в истории отечественного рока группой, органично воспринявшей эстетику и музыкальную идеологию панк-рока". Бурлака А. Кто есть кто в советском роке. М., 1991. С. 66. Ее лидер и идейный вдохновитель Егор Летов стал одним из самых непредсказуемых и радикальных музыкантов в отечественном роке и вывел движение "сибирский панк" на новый уровень.

Появлению "Гражданской обороны" предшествовала деятельность Егора Летова и его соратников в рамках проекта "Посев", в котором музыканты пытались скрестить гapажный рок и психоделию. В 1984-ом году была создана сама "Гражданская Оборона". Их грубая, прямолинейная музыка и анархические тексты сразу вызвали недовольство местных властей, и какое-то время Летов был помещен сотрудниками КГБ в психиатрическую больницу. Однако, ничто не могло остановить растущую популярность коллектива, и огромное количество магнитоальбомов распространяется поклонниками самостоятельно. Группа выступает в Ленинграде и в Москве, ведет активную гастрольную деятельность по всей стране. Несмотря на то, что большинство средств массовой информации игнорирует группу, к концу 80-х "Гражданская Оборона" становится одной из наиболее популярных рок-групп в стране, конкурируя с "Кино", "Алисой" и "Наутилусом". Между концертами в ГрОб-студии, которая компактно расположилась на омской квартире Егора Летова, записываются многочисленные альбомы проекта Летова, Кузи Уо и Манагера "Коммунизм".

В начале 90-х Егор Летов на определенный период прекращает концертную деятельность и увлекается политикой, часто меняя свои приоритеты; это впервые позволило журналистам полноценно пообщаться с ним и попытаться раскрыть противоречивый внутренний мир музыканта. Постоянно находящийся в поиске, музыкально эрудированный и обладающий даром открывать новые имена, Летов "ответственен" за многочисленные альбомы сибирских групп ("Спинки мента", "Черный Лукич", "ПОГО", "Великие Октябри", "Анархия", "Пищевые отходы" и др.), практически в каждом из которых ощущается его участие.

На волне популярности "Гражданской Обороны" из подполья начинают подниматься "Инструкция по выживанию", "Пути", "Цыганята и я с Ильича" и другие представители "сибирского панка", но никому из них не удается достигнуть культового статуса "Гражданской Обороны". Пережив короткий всплеск популярности в конце 80-х начале 90-х, это движение постепенно уходит в андеграунд, где прибывает и по сей день. 15 февраля 2008 не стало Егора Летова.. Он оставил заметный след в истории отечественного рока, но так и остался недооцененным критиками и игнорируемым большинством музыкальных радиостанций.

Конец 80-х был периодом выхода советского рока из подполья. В этот период было основано огромное количество новых рок-коллективов (НОМ, Ноль, Бригадный Подряд, Сектор Газа, Трупный Яд), путь к славе был им отныне открыт. Как движение протеста и контр-культуры русский рок перестал существовать в конце 80-х, когда после легализации рок-музыка стала частью шоу-бизнеса. Это привело к выделению из рок-среды ограниченного числа особо популярных коллективов, способных собирать большие площадки. Интерес массового слушателя к остальным отечественным рок-исполнителям пошёл на спад. Многие известные отечественные рок-группы прекратили деятельность в связи со смертью основателей, отъездом за рубеж или нежеланием работать вместе. Так распались "Зоопарк", "Кино", "Парк Горького", "Гражданская Оборона". Среди двадцати восьми исполнителей, вошедших в первые тома знаменитой музыкальной серии "Легенды русского рока", полноценную творческую деятельность к началу 2000-х годов вели меньше половины музыкантов.

"После того, как Макаревич спел на баррикадах Белого дома в 1991-м, а Гребенщиков окрестил "плешивыми стадами" тех, кто выступил на защиту Верховного Совета в 1993-м, русский рок окончательно закончился как народное явление. Увлечение бизнес-конъюнктурой в 1990-е годы и откровенное игнорирование лидерами русского рока всего того, что еще десятилетие назад было для них святыней, создали все предпосылки для создания и коммерческого оформления подлинного андеграунда, который процветает параллельной культурой и по сей день. Русский рок безусловно виноват в том, что создал "культуру против", а не "культуру во имя". Данилов Д. Культурный миф нашего поколения. http: //www.apn.ru/publications/print9758. htm

Не все происходящее на нынешнем витке рок-истории вызывает безоговорочное чувство восторга. В частности, очень заметен рост влияния коммерческих и других конъюнктурных факторов. Рок-тексты в эпоху гласности и демократии утратили налет сенсационности и не звучат более как дерзость или откровение. Вполне закономерно, что, вступив на путь "нормального" развития, наш рок несколько приблизился к западной модели. Тем не менее СССР, а сегодня - его преемница Россия, остаются, возможно, единственным местом в мире, где к року по-прежнему относятся очень серьезно.

"Но русский рок вернул России Слово, которое не только было талантливым, но и обрело полноценный музыкальный Ритм, чего у русской поэзии никогда не было. К сожалению, это слово могло пробиться к нам только в составе гибридной и довольно ядовитой настойки, медленно разъедавшей огромный тоталитарный организм" Троицкий А. Рок-музыка в СССР. М., С. 55.

"Рок был нашей религией, а всякая религия - это концепция спасения. Некоторые продолжают свой затяжной прыжок, другие - так или иначе приземлились и теперь ищут свои пути. И все правы по-своему. Для нас, обитателей подпольного ковчега времен застоя, рок был не только музыкой, кайфом, праздником - он был куском свободы и оружием сопротивления тупости, лжи, духовному и интеллектуальному насилию. Рок преследовали власти - он был опасен. Рок не продавался - он был бескорыстен. Рок существовал в духовном вакууме - и он был духовно заряжен.. Каким будет наш рок следующих десятилетий? Точно не знаю. Но вижу, что не все сегодняшные молодые люди садятся к экранам компьютеров или становятся в очередь в "Макдональдс". Многие берут в руки электрические гитары. Это прошлое, но это и будущее. Наша страна ХХI века изменилась неузнаваемо, но в жизни всегда есть место рок-н-роллу. Эта завтрашняя музыка должна быть совсем другой: музыкой изначально свободных людей, а не людей, отчаянно пытающихся утвердить свою свободу. А у нас … у нас была великая эпоха. И я люблю "классический", самодельный советский рок, с его корявостью, колючестью и "патологической искренностью. Он не годится как товар, но и не поддается подделке, как произведение искусства" (Артемий Троицкий). Троицкий А. Рок в Союзе. М., 1991. С. 193. Лучше, пожалуй, не скажешь.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >