Рок-тематика в печати

Важную роль в развитии отечественной рок-журналистики сыграл Артемий Кивович Троицкий, начавший публиковаться еще в середине 70-х годов. Подобно Юрию Росту и Леониду Парфенову, Артем Троицкий стал подлинным символом своего поколения для многих начинающих музыкальных журналистов и музыкальных критиков. Он стал также одним из первых пропагандистов рок-музыки в СССР, инди - и электронной музыки в России, умело оставаясь актуальным в любую новую эпоху. По сей день Троицкий - один из ведущих специалистов по современной музыке в России.

В эпоху застоя он публиковал материалы, посвященные классическому року, продвигая эту музыкальную культуру, и за семь (1975-1981) лет написал более 50-ти музыкальных статей, ставших подлинной классикой отечественной рок-журналистики.

Первой публикацией Троицкого стала статья "Пятерка пурпурно-лиловых" о группе Deep Purple. Она была сильно переправлена редакцией и вышла в мартовском номере журнала "Ровесник" за 1975-й год. С этого момента Троицкий стал постоянным автором таких журналов, как "Ровесник" и "Музыкальный журнал", наиболее активно освещающих на тот период молодежную музыкальную культуру, а также газеты "Московский Комсомолец". В эпоху застоя ему удавалось рассказывать миллионами советских меломанов о лучших представителях западного и отечественного рока, раскрывая не только биографию ансамблей, но и их идейную концепцию. Он был первым человеком в СССР, кто написал о таких легендах рока, как Led Zeppelin, Pink Floyd, Sex Pistols, The Cure.

В январе 77-го Троицкий переходит под крыло журнала "Музыкальная жизнь". В этом издании он напечатал огромное количество портретных статей о звездах мировой музыки и отечественной эстрады, которые, по мнению автора, нельзя назвать удачными. Единственный большой материал того периода вышел в свет в 1977 году и назывался "Рок в коротких штанишках". Троицкий пытается охарактеризовать рок-фэнов, условно разделяя их на 3 основные категории (от 6 до 16, от 16 до 22 и от 22 до..), каждой из которых присущи свои вкусы и свои особенности музыкального восприятия. Автор проводит своего рода социологическое исследование, чтобы с одной стороны охарактеризовать поклонников рока для читательской аудитории, с другой - чтобы верно выбрать свой ориентир действия для дальнейших публикаций.

После выхода материала о Deep Purple Троицкий становится постоянным автором журнала "Ровесник" и регулярно публикует свежие материалы, посвященные рок-музыке, однако, учитывая пропагандистскую направленность журнала, далеко не все материалы удавалось выпустить в свет, и многие были опубликованы значительно позже. Троицкий работал в большей степени по заказу редакции того или иного музыкального журнала, не реализуя полностью свой творческий потенциал. Поэтому в 70-е он не написал ни одной официальной статьи, посвященной любимому им авангарду и краут-року. Последним и наиболее заметным материалом, появившимся на страницах "Ровесника" во второй половине 70-х, стала статья "Куда летит Цеппелин" о группе Led Zeppelin, опубликованная летом 76-го года. В СССР музыка Led Zeppelin пользовалась куда меньшим спросом, чем творчество тех же Deep Purple или Nazareth, однако в мировом масштабе именно Led Zeppelin принято считать основоположниками тяжелого рока. Их дебютный альбом породил массу подражателей и последователей, повлияв на все разновидности современной гитарной музыки. Троицкий высоко оценивает первые 4 пластинки группы, называя их самой успешной и величественной музыкой начала 70-х годов, однако более поздние работы - в частности двойной альбом "Psysical Graggitti" - упрекает в чрезмерной затянутости композиций и отсутствии свежих музыкальных идей.

Прошло больше года, и Троицкий начинает сотрудничать с журналом "Клуб и художественная самодеятельность", для которого публикует материал "Феномен Диско" (ноябрь 1976), пытаясь охарактеризовать уже не отдельный музыкальный коллектив, а целое движение, которое становится все популярней среди молодежи. Троицкий описывает диско-музыку как безликую, усредненную, массовую. "Статус дискотеки таков, что она должна устраивать всех". Троицкий А. Гремучие скелеты в шкафу: Запад гниет. СПб., 2007. С. 50.

Достойным завершением деятельности А. Троицкого в 70-е стала статья "Рок-музыка: тупики и выходы". Главная цель этого материала - подведение итогов десятилетия и активная пропаганда панк-рока и новой волны, как единственного возможного выхода из музыкального кризиса конца десятилетия. "Однако трюк не удался - по причине, как крамольного содержания, так и чрезмерного объема, статью ни один из "прикормленных" журналов печатать не стал. Несмотря на эпохальность. В конце концов "Тупики и выходы" увидели свет в самиздатовском джазовом альманахе МВТУ имени Баумана " Троицкий А. Гремучие скелеты в шкафу: Запад гниет. СПб., 2007. С. 38. .

С 1983 по 1985 год публикации Троицкого были под запретом в советской печати. Тогда же началась его телевизионная карьера на латвийском телевидении: до 1986 года Троицкий вместе с режиссером-документалистом Подниексом вел первую советскую программу, посвященную видео-клипам, "Видео-ритмы". Троицкий А. Рок в Союзе. СПб., 1991. с. 59

Самодеятельная советская рок-музыка - детище противоречивой общественной атмосферы второй половины 60-70-х годов - стала своеобразным зеркалом эпохи, в котором нашли причудливое отражение наши проблемы, трудности, просчеты и ошибки.

Средства массовой информации не уделяли рок-музыке практически никакого внимания. Однако молодежь хотела знать, что происходит в этой музыкальной области, как и по каким законам она развивается. Тогда, во второй половине 70-х, появились первые машинописные музыкальные журналы. Их появление и ознаменовало рождение отечественной неформальной рок-журналистики. "Можно спорить, насколько объективную информацию они несли, но в том-то и дело, что другой не было" Кушнир А. Золотое подполье. Н. Новгород, 1994. С. 245.

1980-е годы ознаменовались в рок-журналистике как эпоха самиздата. "Само название самиздат появилось в народе как естественная пародия на названия советских государственных издательских организаций вроде Госиздат, Политиздат и т.п. Вероятно, первым близкое по смыслу и форме слово "самсебяиздат" употребил поэт Николай Глазков, уже в 1940-е гг. ставивший это слово на изготовленных им раскрашенных и переплетённых машинописных сборниках своих стихов". Уклеин А. Сборник текстов магнитиздата.. Калуга 1991. С. 254

Изначально рок-самиздат развивался по двум основным направлениям: первое было ориентировано на узкий круг лиц, определенную группировку, второе - на московскую, ленинградскую, свердловскую рок-сцену и предназначалось как можно большему кругу читателей. Все эти издания выходили в машинописном и - позже - ксероксном вариантах тиражом в 50-100 экземпляров; находились энтузиасты, переписывавшие их от руки для последующего распространения.

Первый полноценный самиздатовский рок-журнал "Рокси" появился в Лениграде и выходил с 1977 по 1990 год. Журнал был создан Борисом Гребенщиковым, Майком Науменко, Юрием Ильченко, Натальей Васильевой. С седьмого номера (1984) редактором "Рокси" выступает Александр Старцев, возглавлявший издание вплоть до его закрытия. "Рокси" стал фактически официальным органом Ленинградского рок-клуба.

"Идея выпуска журнала принадлежала Борису Гребенщикову и Николаю Васину, известному битломану. Почему "Рокси"? Я спрашивал их об этом, но они ничего толком не сказали. Может быть от Рокси Мьюзик? Был такой ансамбль в Лондоне. Так или иначе, всем было понятно, о чем журнал, благодаря наличию в названии слова РОК". Старцев А. Рок-дилетант. Спб. 2005. С. 72

История журнала состоит из трех редакций: первая с 1977 по ноябрь 1979, вторая с 1980 по декабрь 1983 и третья с 1984 по 1988. В состав первой редколлегии входили Борис Гребенщиков, внедрявший в журнал аналитические начала, активно пропагандируя музыкально-философские идеи "Аквариума", и Николай Васин, несущий его читателям светлые пацифистские идеи творчества английской группы Beatles и московской группы "Машины Времени". Эпизодически в журнале появлялись и другие авторы, такие как Майк Науменко, Юрий Ильченко и другие. В данной редакции вышли первые три номера "Рокси". Спустя два года свет увидел 4-ый номер журнала (январь 1981). В состав редколлегии вошли Михаил Брус, Александр Андреев, Олег Решетников (музыканты группы "Выход").

По мнению Кушнира в сравнении с первыми номерами неизменными остались интервью с ленинградскими рок-музыкантами (М. Науменко, Ж. Ордановский), значительно поубавилось неформального жаргона (пипл, шузы, флэт, хаер), а ряд статей стал отличать более глубокий исследовательский подход к рок-текстам. Кушнир А. Золотое Подполье. Полная иллюстрированная энциклопедия рок-самиздата. М., 2003. С. 56Уровнем своей продукции вторая редакция "Рокси" завоевала Москву: журнал "Ухо" (1982) поместил на своих страницах перепечатанное из "Рокси" интервью с панк-музыкантом Андреем Пановым и с анонимным ценителем рок-музыки. А "Рокси" № 6 становится официально представленным в ленинградском рок-клубе.

С 1985 по 1988 год "Рокси" начал выходить более или менее регулярно два раза в год - стостраничный машинописный журнал с вклеенными фотографиями и четко выработанной внутренней концепцией. Это, в первую очередь, направленность на подготовленного читателя: преобладание аналитически-критических материалов, принципиальный отказ от хэви-металла, преобладание ленинградских материалов, с эпизодической информацией о рок-жизни Москвы, Свердловска, Новосибирска, наличие фестивальных обзоров, уход от сленга и некоторая зацикленность на треугольнике из групп "Зоопарк", "Кино", "Аквариум". Последний номер журнала был датирован январем 1988 года. "С той поры, вопреки тщательно поддерживаемой официальной версии редакции, "Рокси" прекратил активное существование" Житинский А. Путешествие рок-дилетанта. Спб, 2005. С. 77.

Вклад "Рокси" в развитие отечественного рок-самиздата неоценим, поскольку дал не только достоверную музыкальную информацию меломанам, но и доказал своим существованием право рок-журналистики на жизнь.

"В ту почти первобытную эпоху, когда не было компьютеров и принтеров, электронной почты и цифровых фотокамер, издание такого журнала было практически подвигом. Ибо надо было собрать не только материал или написать его, но и перепечатать на машинке, на тончайшей бумаге, чтобы можно было сделать больше закладок под копирку, проявить и высушить фотографии, вклеить их в каждый экземпляр". Житинский А. Путешествие рок-дилетанта. Спб, 2005. С. 78

Как отмечает А. Кушнир, по примеру ленинградского журнала, в Москве в 1981 году появляется аналогичное издание "Зеркало", выходившее на базе "Клуба синтеза искусств" имени Рокуэлла Кента при МИФИ. Редактором журнала становится И. Кричевский. Именно в этом издании начинали свой путь в "самиздатовскую" журналистику такие культовые фигуры, как Смирнов и Артем Троицкий. В конце 1981 года журнал перешел на "нелегальное" положение и стал выходить под названием "Ухо". Основной акцент делался на последовательном освещении событий московско-ленинградской подпольной сцены.

Дебютный номер журнала был посвящен московской рок-группе "Машина Времени". Центральным материалом выпуска стала статья Артемия Троицкого " "Машина Времени" - путь в двенадцать лет". Это подробная статья, рассматривающая всю историю одной из самых известных отечественных групп; в статье зафиксированы все изменения составов, смена стилей и т.д.

Одной из основных концепций журнала уже тогда стало присутствие в каждом номере "главного героя", вокруг которого выстраивалась центральная часть материала. Так, в 4-м номере помещена "Правдивая автобиография Аквариума", написанная самим Борисом Гребенщиковым. В журнале "Зеркало" впервые появились те черты московской рок-журналистики, что сохраняют свои традиции и по сей день - это обязательная подборка прозы, стихов, драматургии, материалов из архивов. Вторая характерная черта "Зеркала" и его последователей - это то, что чисто музыкальные страницы лишь наполовину посвящены собственно музыке; остальное - около музыкальная жизнь - то, что сегодня называют светскими сплетнями.

Существование "Зеркала", а позже "Уха" было идейно-художественным противостоянием существующему в стране политическому режиму. При этом одно из основных его значений заключается в том, что журнал заложил определенные принципы журналистской рок-эстетики.

К другим заметным явлениям отечественного рок-самиздата также можно отнести московские журналы "Урлайт" (1985-1992 гг., редактор - И. Смирнов) и "Контр Культ Ур'а".

Журнал "Урлайт" стал по-настоящему выдающимся явлением отечественного рок-самиздата. Буквально с первого номера (весна 1985) он завоевал весьма скандальную популярность благодаря полному неприятию "социалистических духовных ценностей" и взятому курсу на войну с московской рок-лабороторией. Инициатором создания "Урлайта" и автором его названия был Олег Осетров, студент МИЭМ. Если сравнивать "Урлайт" с другими московскими рок-журналами периода до начала 1987 года, то пожалуй это наиболее солидное издание по своему вкладу, оказанному на развитие рок-журналистики в России. На страницах журнала впервые появились качественные иллюстрации, постоянные рубрики, ксероксное исполнение.

Говоря о жизнедеятельности и структуре состава "Урлайта", необходимо отметить пиратские перепечатки из журнала "Сморчок" и различные "рок-хроники", написанные законспирированной тройкой редакторов - Смировым, Гурьевым, Мартусовым. У каждого из редакторов прослеживались явные литературные и музыкальные симпатии. Так Мартусов активно пытался направить вектор деятельности "Урлайта" в крутую диссиденщину. Ему же принадлежит рецензия на альбом "Наутилуса" - "Невидимка". Это была первая московская реакция на мало известную в то время свердловскую рок-группу. Гурьев специализировался на интервью со столичными музыкантами. Ему удалось пообщаться с такими командами, как "Браво", "Центр", "Звуки МУ", "Доктор" и т.д. В 1988 году, после проведения Московской рок-конференции, И. Смирновым и С. Гурьевым было решено делать новый "Урлайт" - журнал с профессиональным дизайном, большими (для самиздата) тиражами, продуманной редактурой и т.д. Чтобы сохранить некую преемственность с первой редколлегией, была оставлена старая нумерация; вместе с тем параллельно велась и новая (например, номер 1 (19)).

Всего второй редколлегией было выпущено 6 номеров, из них 5 - ксероксных и один - типографический. Но, несмотря на формальное повышение профессионального уровня, в журнале стали смешиваться андеграунд и официозная стилистика. Постоянно нарастали противоречия между политической и около музыкальной линиями. После ряда творческих разногласий И. Смирнов забрав с собой право на название журнала. Остальные члены редколлегии организовывают собственный проект "Контр Культ Ура".

"Урлайт" Смирнова не был достаточно серьезным. Материалы единственного вышедшего номера наполовину состояли из статей, подготовленных еще второй редколлегией. Несмотря на разгром музыкальных притязаний журнала "Сельская молодежь" и большого интервью с Борисом Гребенщиковым, номер (тираж 50 экз.) широкого признания так и не получил. Редколлегия медленно разошлась в "Экран и сцену", "Рокаду", "Литературную газету" и т.д.

Современники часто упрекают "Урлайт" в том, что "слишком мало осталось музыки, здорового рок-н-ролльного стеба, зато появилось больше бьющего через край политиканства". Но с другой стороны, это единственный журнал, не ограничивающий себя рамками рока; его авторы стремились создать журнал демократической культуры, публикуя стихи авангардных поэтов, размещая картины новых художников.

Все отмеченные нами издания ("Рокси", "Зеркало", "Ухо", "Урлайт" и "Контр КультУр'а") отличались аналитическим подходом к рок-культуре и молодежной культуре в целом и ориентировались на максимально широкий круг любителей музыки.

Как отмечает А. Кушнир, в целом всю массу ныне существующих и "усопших" рок-журналов можно разделить на следующие условные категории: 1) чисто информационные (Авось, АОР, Виниловый Наркоман, РИО, ОК'ЭЙ ЖЛОБ и т.д.) 2) информационно-развлекательные (Поп-магазин, Фрипс, Прок и т.д.) 3) музыкально-аналитические (ВО!, ТИФ, Спидъ) 4) локально-рекламные (Охота в ближнем лесу, РОТ, Рокобоз и т.д.) 5) крайне политизированные (Урлайт, Сморчок, Корея) 6) провокативно-тусовочные (Бонба, Гнилая Тусовка, Жибао Елки-палки) 7) радикально-андеграундные (Палево, Сибирская язва. Анархия) 8) Стеб'н'треп (АП'СЮРД, Жопа, Ништяк) 9) отдельные произведения искусства камерного плана (Штучка, Шумелаъ ЪМышь) 10) комбинированные, т.е. вобравшие в себя понемногу из предыдущих 9 пунктов (Контр Культ Ур'а, ДВР) 11) дайджесты. Кушнир А. Золотое Подполье. Полная иллюстрированная энциклопедия рок-самиздата. М., 2003. С. 56

Создатели независимых рок-изданий с самого начала не стали ограничиваться чисто информативными жанрами. Они стремились по мере своих возможностей анализировать явления, концепции и закономерности современной рок-жизни. Однако нельзя забывать о том, что самодеятельные рок-критики публиковались в данных журналах, которые выходили смехотворно мизерными, а порой единичными тиражами. Аудитория таких изданий была очень немногочисленна и, как правило, ограничивалась кругом знакомых музыкантов и издателей. Из этого можно сделать вывод, что самиздатовская рок-журналистика носила весьма элитарный характер в и без того узких рамках отечественного рок-сообщества и имела малое влияние на "общественное мнение".

В то же время официальная пресса не замечала происходящих в стране рок-процессов. Состояние материалов о советской рок-музыке в прессе, доступной широкому кругу читателей, можно определить формулой "лучше чем ничего". Что касается статей в более популярных, например в комсомольских изданиях, они изобиловали грубейшими фактическими ошибками и носили "ругательный" характер.

Суть претензий сводилась к основным трем пунктам: "рок-музыка примитивна и антиэстетична, рок абсолютно чужд национальной культуре, рок - идеологическая диверсия ЦРУ, имеющая своей целью растлить советскую молодежь".

"Комсомольская правда" - центральная молодежная газета - ввела в 1979 году тематический раздел "33 1/3". На первых порах место в ней уделялось только классической и эстрадной музыке. Эстрада называлась музыкой молодежной, а понятие "рок" не употреблялось. Если писалось о классике, то материалы носили исключительно одобрительный характер. О роке долгое время умалчивалось, а любые возможные упоминания сопровождались негативными отзывами журналистов, неосведомленных в данном вопросе либо делающих это умышленно.

Ярким примером официозной "рок-критики" начала 80-х может служить нашумевшая в свое время публикация в "Комсомольской правде" под названием "Рагу из Синей Птицы". На авторство претендует целая группа публицистов с известными фамилиями: В. Астафьев (писатель), Е. Олейников (солист московской оперы), Р. Солнцев (дипломат). Однако, за большим авторитетом мы можем увидеть элементарное незнание самого музыкального направления. Речь в статье шла о "Машине Времени" и о ее песнях. По словам Макаревича, свой критический разбор авторы строили на выдергивании двух-трех строчек из песни и последующим обмусоливанием их на свой лад. Макаревич А. Сам овца. М., 1991. С. 45 Звучит обвинение группы в безыдейности и преклонении перед культурой Запада. А сам термин "рок-музыка" в этой статье ни разу не был употреблен.

"В заключение хочется сказать еще об одной детали, явственно проявившейся в МВ. Прежде всего это инфантильное, "под детство" звучание голоса, в любой момент использующее микстовые, фальцетные оттенки. В сочетании с усами, а то и бородами артистов эта манера пения полностью перечеркивает мужское начало и в исполнении, и в художнической позиции. Услышать нормальный мужской голос в подобного рода ансамблях стало проблемой. Мужчины! Пойте по-мужски!" Кривомазов Н. Рагу из синей птицы // Комсомольская правда. - 1982. - 11 апреля

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >