О творческом методе И. С. Тургенева

Многие литературоведы исследуют творческий метод И. С. Тургенева, его принципы художественного изображения. Так, В. В. Перхин замечает: "В начале 1840-х годов Тургенев стоял на позициях романтического индивидуализма. Они характеризуют его поэтическое творчество, в том числе известное стихотворение "Толпа", посвященное В. Г. Белинскому, с которым Тургенев особенно тесно сблизился летом 1844 г. 1843-1844-е годы были временем, когда следование принципам романтизма сочеталось с их постепенным преодолением, о чем свидетельствовало появление весной 1843 года поэмы "Параша", а также статей о "Вильгельме Телле" Шиллера и "Фаусте" Гете" [51, с. 31].

В начале января 1845 г. Тургенев писал своему другу А. А. Бакунину: "...я в последнее время жил уже не фантазией, как прежде - а более действительным образом, и потому мне некогда было думать о том, что во многих отношениях - стало для меня прошедшим" [35, с. 240]. Аналогичные мысли встречаем в статье о Гете: каждый человек в молодости пережил эпоху "гениальности", восторженной самонадеянности; такая эпоха "мечтательных и неопределенных порывов повторяется в развитии каждого, но только тот заслуживает названия человека, кто сумеет выйти из этого волшебного круга и пойти вперед" [47, с. 220-221]. С. В. Протопопов пишет о многоплановости тургеневского метода: "Складывавшийся в 40-50-х годах реалистический метод Тургенева был сложнейшим явлением. В нем явственно различимы отзвуки сентиментализма и романтизма. В колорите просвечивают также цветосочетания, которые отдаленно напоминают палитру импрессионизма. Все эти разностилевые компоненты не являются случайной примесью. По-разному воспринятые свойства живой жизни создают цельный реалистический образ".

Лирически-сентиментальная окрашенность повествования объясняется не только склонностями и пристрастиями самого писателя, но и своеобразием внутренней жизни тургеневского героя - человека культурного слоя, - разработкой любовной темы, занимающей важное место в развитии сюжета, многообразной ролью пейзажа. Выражается это в сентиментально-меланхолической настроенности отдельных описаний и эпизодов, в подборе лексических средств. Но чувства и настроения не грешат, как правило, против художественной правды.

Первая половина 40-х годов, пишет Л. П. Гроссман, "ознаменована для Тургенева борьбой двух методов в его творчестве - отмирающего романтизма и крепнущего реализма" [18, с. 549]. Вывод Гроссмана подтверждается другими исследователями (Г. А. Бялый, С. М. Петров и др.) [9, с. 52]. Судя по общей направленности их работ, разговор идет не о полном "отмирании" романтизма, а о борьбе с ним как литературным направлением и определенным типом мировоззрения. Романтизм, в глазах Тургенева, это прежде всего равнодушие к социальным вопросам, "апофеоза личности", напыщенность и вычурность...

Романтика Тургенева несет отпечаток сентиментальной меланхолии Жуковского. Но автору "Записок охотника" импонировала "сила байронического лиризма", которая в его сознании сливалась с силой "критики и юмора". Эти две "пронзительные силы" помогли художнику отпоэтизировать светлые чувства и идеалы русских людей" [55, с. 117-118]. П. Г. Пустовойт также выделяет романтическое начало в творчестве Тургенева, заметив, что оно "возникнув в ранних произведениях Тургенева, не исчезало из его творчества до последних дней жизни писателя". В эпоху господства романтизма оно проявлялось в образной системе отражения действительности, в создании романтических героев. Когда же романтизм как течение перестал быть доминирующим, Тургенев выступил с развенчанием романтических героев ("Разговор", "Андрей Колосов", "Три портрета", "Дневник лишнего человека"), но не отказался от романтики как приподнятого отношения человека к миру, от романтического восприятия природы ("Три встречи", "Певцы", "Бежин луг"). Романтика как поэтическое, идеализирующее начало стала вклиниваться в его реалистические произведения, эмоционально окрашивая их и становясь основой тургеневского лиризма. Это отмечается и в последний период творчества писателя, где мы сталкиваемся и с романтической тематикой, и с романтическими героями, и с романтическим фоном...

Сатирическое дарование писателя, - пишет он далее, - проявлялось разнообразно. Во многом следуя традициям Гоголя и Щедрина, Тургенев-сатирик отличается от них тем, что в его произведениях почти отсутствует гротеск, сатирические элементы обычно искусно вкраплены в повествование и гармонично чередуются с лирическими сценами, проникновенными авторскими отступлениями и пейзажными зарисовками. Иными словами, сатира Тургенева присутствовала всегда - и в лирической прозе его ранних произведений и поэм, и в последующих реалистических произведениях [59, с. 76-77,120].

А. В. Чичерин рассматривает реализм Тургенева в ряду русских и зарубежных писателей этого направления: "Критический реализм объединил всех наиболее выдающихся писателей середины и второй XIX века". И в литературном стиле Тургенева немало общего не только с Гончаровым, Писемским, Л. Толстым, даже Достоевским, но и с Мериме, Стендалем, Диккенсом, особенно Флобером, да и тем самым Бальзаком, которого он довольно решительно не признавал.

Это общее в такого рода интересе к частной жизни, когда все частное получает социальное, историческое значение, глубоко индивидуальное сочетается с типическим, когда роман становится конкретно постигаемой философией современной автору жизни... Читатель забирается в глубины личной жизни людей, видит их силу, их слабость, их благородные порывы, их пороки. Это - не обличие. Это, тем более, не возвеличивание. Это - умение, через эти образы, понять самое характерное из того, что происходит в реальной жизни.

Для писателей этого периода и этого направления, - отмечает исследователь, - характерна поэтическая точность, в которую входит и фактическая точность. Тщательное изучение любого объекта, проникающего в роман, становится у Флобера, у Золя своего рода культом. Но и Тургенев в изображении времени, места, деталей быта, костюма в высшей степени точен. Если начало событий "Отцов и детей" датировано 20 мая 1859 года, то не только состояние яровых и озимых отмечено в пейзаже, именно то, какое бывает в это время, но и взаимоотношения в деревне помещика с крестьянами, с вольнонаемным приказчиком, самая попытка создать ферму, - все это связано с предреформенной обстановкой в деревне…

Также, особенно для русских реалистов, современников Тургенева, очень характерна борьба против "фразы" как одного из пережитков и классицизма и романтизма, одного из проявлений литературщины…

Противодействие "фразе" заходит у Тургенева очень далеко. Оно сказывается во внутренней сущности созданных им образов. Все естественное, прямо идущее от натуры человека, из его нутра, не только привлекательно, но и прекрасно: и напористый, убежденный нигилизм Базарова, и светлая поэтическая мечтательность Николая Петровича, и страстный патриотизм Инсарова, и непреклонная вера Лизы.

Подлинные ценности в человеке и в природе, по Тургеневу, - одни и то же. Это - ясность, всепобеждающий, неустанно текущий свет т та чистота ритма, которая одинаково сказывается в колыхании ветвей и в движении человека, выражающем его внутреннюю сущность. Эта ясность не бывает показана в очищенном виде, напротив, внутренняя борьба, затмение живого чувства, игра света и тени… раскрытие прекрасного в человеке и природе не притупляет, а усиливает критицизм" [81, с. 48-50].

Уже в самых ранних письмах Тургенева выясняется идея ясной, гармонической личности - "его светлый ум, теплое сердце, всю прелесть его души… Он так глубоко, так искренне признавал и любил святость жизни… [39, с. 191]. В этих словах о только что умершем Н. В. Станкевиче - первое проявление этого постоянного основного чувства, источника тургеневского творчества. И его поэтическая природа, пейзаж в его повестях и романах всецело вытекает из этого идеала гармоничной человечности.

С этим связан и авторский идеал "простых и ясных линий", гармонической человечности в глубинах произведения искусства, в самом авторе.

Тургенев посвятил свое творчество возвышению человека, утверждал идеи благородства, гуманизма, гуманности, доброты. Вот что говорил о Тургеневе М. Е. Салтыков-Щедрин: "Тургенев был человек высокоразвитый, убежденный и никогда не покидавший почвы общечеловеческих идеалов. Идеалы эти он проводил в русскую жизнь с тем сознательным постоянством, которое и составляет его главную и неоценимую заслугу перед русским обществом. В этом смысле он является прямым продолжателем Пушкина и других соперников в русской литературе не знает. Так что ежели Пушкин имел полное основание сказать о себе, что он пробуждал "добрые чувства", то же самое мог сказать о себе и Тургенев. Это были не какие-нибудь условные "добрые чувства", но те простые, всем доступные общечеловеческие "добрые чувства", в основе которых лежит глубокая вера в торжество света, добра и нравственной красоты" [52, с. 119].

Отношения между Тургеневым и Достоевским были очень сложными, это объясняется тем, что слишком разными были они и как писатели и как люди. Однако и он в одной из своих статей прямо ставит Тургенева в ряд великих русских писателей: "Пушкин, Лермонтов, Тургенев, Островский, Гоголь - все, чем гордится наша литература... И позднее, в 1870-е годы, когда уже возникла между двумя писателями полемика, Достоевский говорит по поводу нападок журналистов на Тургенева: "Много ль, скажите, родится Тургеневых-то..." [52, с. 89].

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >