Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow История религии в Украине

Общественно-религиозное положение советских евреев в 1964-1985рр.

После сворачивания кампании в Украине действовало только 14 синагог, количество эта оставалась неизменной до конца 80-х годов.

В 1964 г.., После некоторого пересмотра наиболее одиозных подходов к проблемам, связанным с деятельностью религиозным организациям, численность приверженцев иудаизма оценивалась аппаратом уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете Министров УССР примерно ЗО тысячами человек. Естественно, имеющееся количество синагог не могла удовлетворить духовные потребности этих людей. Вот почему в республике параллельно действовали также десятки миньян (миньян буквально означает кворум, группа совершеннолетних старше 13 лет, мужчин-евреев в количестве не менее 10 чел., То есть в количестве, достаточном для коллективного моления). Официальный статус миньян НЕ оформлялся властью. Целый ряд миньян его и не добивался. Для многих таких сообществ, образованных верующими пожилого возраста, процедуры, связанные со регистрацией, были слишком хлопотно, иногда непосильная.

Израильско-арабский война 1967 резко ухудшила положение советских евреев. В стране разворачивается чрезвычайно активная антисионистскими пропаганда, содержание которой приобретает порой оскорбительного характера в отношении всех без исключения евреев. Эмиграция евреев на Запад и в Израиля еще больше обостряет ситуацию. Все это привело к более жестокого контроля за синагогой со стороны официальных структур как за "объектом сионистского влияния".

К руководству синагогами допускаются в основном престарелые, лояльные к господствующего режима, которые контролировались местными органами власти и органами безопасности.

Религиозно общественная активность для них - возможности реализации своей еще значительного социального потенциала и нередко чисто административного либо просто жизненного опыта. Много таких активистов имели очень поверхностное представление об иудаизме, который отмечался как советскими, так и зарубежными наблюдателями. Например, среди интервьюируемых нами в середине 80-х годов, синагогальных активистов почти треть из них до выхода на пенсию вообще не посещали синагогу, больше половины посещали только в дни религиозных праздников и только каждый десятый - каждую субботу и чаще.

Наиболее распространенным типом прихожан синагоги становится мужчина преклонных лет, которые остро испытывает потребность в расширении социальных связям резко сузились по выходе на пенсию а также в возрастном и этническом общения.

Жизнь подавляющего большинства таких прихожан неоднократно подвергалось основательной, даже коренной ломке. Переезд из города в большой город работа на промышленном предприятии, общественная деятельность, мощное влияние идеологической машины на сознание, фронт или эвакуация в годы войны, гибель родных и близких - все это в той или иной степени пережил каждый из них. Они болезненно восстанавливали те фрагменты еврейского воспитания и религиозных представлений, которые заложены в них семьей и полуподпольными уже в годы их детства Меламед. Оценку главного раввина московской хоральной синагоги А.Шаевича ("даже старые, те, кому, допустим, семьдесят, иногда знают только азы иудаизма, а иногда и того меньше") вполне можно применить и к прихожанам Украинской синагог того времени.

Исключение составляли евреи в тех украинском землях, которые были присоединены к СССР в 1939-1940 и 1945 годах. Здесь преданность национальным и религиозным традициям не поддавалась испытанием 20-30-х годов. Евреи, которым удалось пережить войну, и их потомки сохранили во многом традиционный образ жизни и узловые моменты его неизменно освящали с помощью синагоги.

Разумеется, атмосфера, царившая в синагогах удовлетворяла далеко не всех евреев, желающих приобщиться к иудаизму. Это касается и чисто религиозных проблем: в конце 70-х и до конца 80-х годов проповеди в синагогах Украины не читались. Богослужение ограничивалось чтением Торы, причем далеко ли не во всех синагогах даже по субботам собирался кворум. В крупнейшей в Украине киевской синагоге например, длительное время не были раввина, посетители не получавших поучений по вероучения, синагогальной и бытовой обрядности. Примерно таким же было положение в Одессе, в Днепропетровске, Симферополе, Виннице, во многих небольших городах Украины иудейские культовые учреждения посещались, по сути, исключительно стариками, и религиозная жизнь здесь едва теплилась.

Следует отметить, что во всех синагогах Украины почти не отправлялись брачные обряды, очень редко - обрезание и бармицтво (обряд для 13-летнего подростка, и для того, кто достиг совершеннолетия). Последовательно выполнялись обряды, связанные с поминально-похоронным циклом. Но и их редакция была гораздо либеральнее от ортодоксальной (все сказанное касается, конечно, не только прошлого десятилетия).

В то же время, хотя это и кажется парадоксальным, синагога в указанный период была в Украине институтом универсальным, чем когда-либо. Ведь ни еврейских театров, ни клубов, ни школ, ни средств массовой информации, ни многое другое еврейское население Украины не было. Национальная идентификация официально могла осуществляться только через синагогу. Поэтому в дни особенности почитаемых праздников синагоги Киев и Одессы, где относительно высоким является доля еврейского населения, оказывались наполненными публикой, которая не имела целом элементарных религиозных представлений, но была проникнута национальной сознанием. Синагога через свою уникальность как единственный еврейский институт выполняла самые разнообразные функции: здесь обсуждались специфически этнические проблемы, намечались браки, завязывались знакомства, происходил обмен литературой и т.

Состояние синагоги, неудовлетворенность содержанием и динамикой религиозной жизни в значительной мере катализируют развитие в иудаизме параллельных структур.

В 70-80-х годах в Украине идет достаточно активное образование кружков по изучению иврита, еврейской воспитания и др. Они формируются представителями еврейской интеллигенции, преимущественно естественно-научной и технической. Спектр культурных преимуществ, уровней национального сознания и религиозности чрезвычайно широк: от людей, которые болезненно осознают свою оторванность от национальных корней и стремятся только к преодолению этого положения, к глубоко, почти фанатично верующих; от желающих просто общаться на языке предков к активным участникам правозащитного движения; от последовательных сторонников культурно-национальной автономии в непримиримых сионистов. Причем наблюдатели по еврейским правозащитным движением свидетельствуют о достаточно резкий поворот от полной религиозной индифферентизма активистов +70-х до глубокой религиозности активистов +80-х годов. В Киеве и Одессе появляются небольшие группы молодых евреев, которые стараются тщательно соблюдать религиозных предписаний и табу. Именно их образ жизни рассматривался как вызов и приводил к притеснениям со стороны властных структур. Однако преследования еще большей степени сплачивали еврейских активистов и побудили их к защите своих прав и убеждений. Часто даже те, кто и не думал о критике режима, приобщались к правозащитного движения.

Участники кружков-миньян в больших городах контактирующих с иностранными корреспондентами, туристами, представителями различных зарубежных еврейских центров и организаций, что, как правило, вело к "охранных" акций власти.

Структуры рассматриваемых имели высокую долю "отказников" (неологизм пошел без перевода в другие языки и известный всем кто хоть чуть знаком с проблемами советского еврейства). их пугала конфронтация с властными структурами, и политическом аспекте в деятельности некоторых кружков, задуманных как чисто национально-религиозных, был достаточно весом.

Таким образом, развитие иудейской религии в Украине накануне горбачевских реформ определялся предельно сложным переплетением разноплановых и противоречивых тенденций, наиболее мощными из которых были следующие:

- Драматический упадок еврейской традиции в широком смысле этого понятия;

- Государственный антисемитизм, основанный на парадоксальном сочетании направленности на денационализации евреев и предотвращению их официальной ассимиляции (печально пятая графа)

- Репатриация Израилю и эмиграция на Запад;

- Упадок официальной синагоги и возрождение еврейского культурного и национально-религиозной жизни, которое набирало формы оппозиции господствующему режиму.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее