Человеческий капитал и проблема распределения доходов

Особое значение для западной политэкономии имеет распределительный аспект теории человеческого капитала. Обычно в центре внимания западных экономистов находился так называемый функциональное разделение, то есть распределение дохода по факторам производства - труда, земли и капитала. В концепции человеческого капитала вводится еще один фактор - человеческий капитал. В нем основной аспект сделан на личном распределении доходов, достаются владельцам этого четвертого фактора.

Два классических факторы производства - капитал и труд, - пишет шведский экономист А. Линдберг, - могут быть, пожалуй, подразделены следующим образом: капитал - на природные ресурсы, воспроизводимые материально-вещественные активы и финансовые активы, а труд - на чистую (однородную) труд, человеческий капитал и природные способности.

Его выражение иллюстрируется следующей схеме:

Капитал в традиционном смысле (физический капитал):

1. Природные ресурсы => традиционная рента.

2. Воспроизводимые материально-вещественные активы => прибыль на капитал.

3. Финансовые активы => процент.

4. Человеческий капитал и труд:

5. Воспроизводимый человеческий капитал => доход на человеческий капитал.

6. Природные способности => рента на природные способности.

7. Чистая работа в узком смысле => чистая заработная плата.

В результате непонятно, что же должно остаться на долю "труда в узком смысле", ведь все качественные характеристики работника являются или унаследованными "естественными способностями", или приобретенными в процессе обучения и воспитания.

Приведенная выше схема послужила основой для множества эконометрических исследований, перенесла анализ проблем распределения с макроэкономической сферы, где речь идет о распределении национального дохода между общественными группами, классами, в сферу мы кросс законом и ки - в сферу личного распределения доходов. Основная проблема: связь между качеством труда и его оплатой и в какой степени эта связь изменяется разного рода входных факторов?

Образование далеко не единственная детерминанта заработков; Мотивации, производственный опыт, уровень способностей, социальное происхождение, состояние здоровья - все это так или иначе отражается на величине зарплаты. Поэтому приписывание образовании всей разницы в заработках между группами с различным уровнем подготовки приводит к завышению реального экономического эффекта обучения.

Первый фактор - социальное происхождение - объясняет, кто приобретает высшее образование, но не объясняет, почему заработки этих людей выше. Следующий фактор - различия в уровне здоровья индивидуумов. Состояние здоровья каждого человека трактуется в концепции человеческого капитала как капитал, один вид которого является наследственной, а другая - приобретенной.

На протяжении всей жизни индивидуума происходит нецинення этого капитала, все более и более ускоряется с возрастом. Инвестиции, связанные с охраной здоровья, способны замедлить темп данного процесса. Поток услуг, произведенных фондом здоровья, сводится, таким образом: "к свободному от болезней времени". Большинство западных исследователей считают, что лица с лучшей образовательной подготовкой эффективные в производстве и использовании своего "капитала здоровья": ведут здоровый образ жизни, выбирают в среднем не такие вредные и опасные профессии, разумнее пользуются медицинскими услугами и т. Д.

Вместе с тем высшее образование и хорошее состояние здоровья могут быть независимыми последствиями какой-либо общей для них причины. Например, чем меньше у человека так называемая "субъективная норма преимущества времени" (то есть степень его преимущества настоящих благ будущим), тем активнее он уже сегодня заботится о своем завтрашнем и послезавтра день. На практике это может выразиться в большей склонности к сбережениям, в меньшей склонности к приобретению товаров в кредит, а также в готовности больше инвестировать в человеческий капитал - как в форме образовательных вложений "так и в форме вложений в" запас здоровья ". Как образование, так и деятельность, связанная с поддержанием здоровья, предусматривает несение текущих расходов ради будущих выгод, и представляется вполне очевидным, что индивидуумы отличаются друг от друга по степени своей готовности осуществлять такие дальновидные инвестиции.

Как показал Р. Еккоус корректировки на различия в количестве отработанных за год человеком времени заметно снижает экономический эффект среднего образования и почти никак не сказывается на отдаче высшего образования. Влияние природных способностей также является предметом дискуссий. При этом проводится аналогия - природные способности человека сравниваются с первичными качествами земли, приносящие ренту. Ортодоксальные сторонники концепции человеческого капитала стремятся объяснить различия в заработках такими традиционно экономическими причинами, как уровень образования, качество обучения, возраст, объем производственного опыта, продолжительность рабочего времени и т.

Программного значение для концепции человеческого капитала приобрела книга Джорджа Минцера, вышедшей в 1974 г. ". Образование, опыт и заработки". В ней показывается, что связь заработков с образованием не остается постоянным в течение всей жизни работника. В целом на долю образовательных различий приходится около 25% общих неровностей в заработках. Значение производственного опыта примерно того же порядка. Еще один из важнейших факторов, включенных в анализ, - количество отработанных за год недель. Влиянием этих трех переменных - образования, опыта и количества рабочих недель - Дж. Минцер объясняет 60% всех различий в уровне трудовых доходов.

Уровень образовательной подготовки во многом зависит от природных способностей человека (его "генетического фонда") и условий его воспитания в семье. Образование, следовательно, может выступать только в качестве посредника, передающего на уровень заработков действия, исходящие от этих глубинных причин.

В серии научных исследований Тобмена показано, что на долю генетического потенциала приходится 45% различий в заработках, на долю социального происхождения - 12%, тогда как на долю образования (в той мере, в какой оно не является передатчиком влияния глубинных факторов) - всего около 6%. Р. Херрнстейн доказывает, что устранение всевозможных социальных привилегий и преимуществ привело бы к выделению некоей "биологической элиты" и к замене существующей экономического неравенства новой, основанной на различиях в генетическом потенциале. Поэтому достичь более равномерного распределения первичных доходов принципиально невозможно. Изменении и перестройке подвергается лишь распределение вторичных доходов (с помощью налоговой пошлины, трансфертных выплат и т. Д.).

Радикальные экономисты придерживаются прямо противоположной точки зрения. На их взгляд, место работника в иерархии доходов обусловливается не его врожденными качествами и не его собственными усилиями, а его социальным происхождением. Если на разных уровнях производственной иерархии требуются работники с разными поведенческими

характеристиками и если развитие этих характеристик осуществляется в основном в семье, то социальное происхождение может быть важнейшей причиной воспроизводства экономического неравенства, даже помимо его влияния на уровень образования.

Ряд исследователей считают, что процесс детерминации заработков носит вероятностный характер и складывается под влиянием випадкових- причин. Например, эта точка зрения проводится в книге социолога К. Дженкса "Неравенство: переоценка влияния семьи и образования в Америке", где на статистическом материале показано, что корреляция между образованием и заработками оказывается только для агрегатных групповых величин, тогда как при анализе индивидуальных данных связь эта практически исчезает. Более того, согласно полученным проведенных исследований, все факторы, влияющие на уровень доходов - происхождение, генетический потенциал, пол, цвет кожи, образование, профессия и другие - способны объяснять не более 22% всех различий в заработках. Был сделан вывод, что заработки зависят главным образом от чисто случайных причин - "удачности", "везение" человека.

Примером более или менее взвешенной оценки состояния вопроса могут служить выводы, полученные Дж. Фагерлиндом, в исследовании которого процесс детерминации заработков проанализирован, пожалуй, с самой всесторонность: Невозможно согласиться с выводом, будто формальное образование почти несущественна при определении того, профессиональный статус и заработок будут достигнутые в зрелом возрасте. Вместе с тем точка зрения, предполагающая, что объем формального образования является главной причиной, которая объясняет достижения определенного статуса и уровня заработков, также недостаточно обоснована, поскольку важна косвенная роль принадлежит таким факторам, как характеристика семьи и умственные способности. Общая картина взаимосвязи заработков с остальными переменных, следующая: ресурсы, к которым индивидуум имеет доступ в раннем детстве (прежде всего - ресурсы семьи и его личностный потенциал), превратятся в "рыночные активы" (то есть в качестве, которые имеют спрос на рынке труда) в основном через систему формального образования, хотя прямое действие способностей на заработки несущественна, но косвенный эффект относительно велик. Более поздние активы, такие как качество обучения, оказывают как прямое, так и побочное влияние на заработки.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >