Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow История религии в Украине

ПРОГНОЗЫ РАЗВИТИЯ РЕЛИГИИ В УКРАИНЕ В КОНТЕКСТЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ПРОЦЕССОВ В МИРЕ

В своем знаменитом труде "Возвращение сакрального: аргументы относительно будущего религии" (1983) американский социолог Д. Белл отмечал, что в конце XVIII и в начале XIX в. большинство мыслителей ожидали, что в XX в. религия исчезнет. На рубеже XIX - XX вв. многие из социологов считал, что религия будет существовать не более, чем до начала XXI в. Религия отождествлялась с предрассудками, формой избежание страха, проявлением светской ограниченности и тому подобное. XX в. существенно скорректировало взгляды философов, социологов, историософа на будущее религии.

Главными факторами этой коррекции стали: колоссальные политические катаклизмы последнего столетия II тысячелетия и, в частности, две мировые войны, которые привели к невиданным до сих пор человеческих потерь; исчерпанность прогрессистская схемы восприятия истории, согласно которой человечество развивается в восходящем, несмотря на отдельные "откатные" шаги, направлении; обострения глобальных проблем современности, появление и распространение оружия массового уничтожения, приближение экологической катастрофы; ориентационная кризис западной, сутнистних секулярной цивилизации; планетарная глобализация и унификация; углубление и дифференциация антропологических знаний, почти повсеместное стремление возвращения к постоянным архетипов, укоренившихся в самой природе человека.

Большое значение в этом процессе сыграла отказ от наивного отношения к достижениям научно-технического прогресса, в котором до сих пор усматривали панацею от всех социальных болезней. Расширение разлома между интеллектуальным и моральным состоянием мира указало на драматическую проблему развития цивилизации: научно-технический прогресс, который не сопровождается моральным прогрессом и духовным ростом человека, приводит к катастрофическим кризисов и ставит человечество на грань самоуничтожения. Наблюдая за этой цивилизационной противоречием, Н. Бердяев еще до Второй мировой войны и ядерного оружия сформулировал его понимание исчерпывающей формулой: "Когда дано такую страшную силу в руки человека, тогда судьба человека зависит от его духовного состояния" (Духовное состояние современного человека // Путь . - 1932. - №35. - С.59).

Роль религии в будущем

В конце XX века исследователи демонстрируют гораздо больше оптимизма относительно будущего религии, чем в его начале. "Следует ожидать, - пишет немецкий религиовед Д.Гольдшмидт, - что религия существовала и будет существовать во всех обществах во все времена ... Люди нуждаются в Боге, чтобы реализовать свой жизненный путь. Бог никогда не умрет. Человек не даст ему умереть". Немецкий исследователь Царнт вообще категорически заключает проблему: "В XXI веке или человека не будет вообще, или она будет верить в Бога".

Однако если собственное существование в будущем религии как констатирующего аспекта человеческого опыта, интегральной ответы на экзистенциальные вопросы неотделимы от человеческой культуры, мало у кого вызывает сомнения, то главные характеристики, которые религии будут присущи, вызывают острые дискуссии.

Едва ли не главным дискуссионным вопросом является роль, которую будет играть религия в будущем: усилится она уменьшится?

Обнаружение ответа на этот вопрос с обязательностью требует различения двух типов религиозности - внутренней и внешней, которое (различение), по мнению некоторых авторов, достигает древних пророков и реформаторов религии, а во второй половине XX в. было обосновано современными научными методами.

Эта дихотомия определяется многими терминологическими парами: внутренняя - внешняя религиозность (Р.Адорно) интернационализирована - институционализирована (Г.Оллпорт) первичная - вторичная (В.Кларк) основана на личном опыте - основана на подчинении общепризнанным нормам (Р.Аллен и Б.Спилка) и др.

Сторонники различия между внешним благочестием, когда религия служит средством для достижения цели, которая лежит вне ее и внутренней религиозностью и основанная на личностном опыте, доказывают, что методологической ошибкой многих исследований является то, что проявления внешней религиозности используются как показатели религиозности внутренней.

Попытки операционализации Г.Оллпортом самого понятия внутренне религиозный индивид в шкале религиозной ориентации позволило выдвинуть на первый план отношения к религии как к самостоятельной цели, в отличие от использования ее как средства. С.Бетсон вводит дополнительно еще и тип ориентации на религию как на поиск. Этот поиск не обязательно связан с каким-то формальным религиозным институтом, он вызван напряжениями, противоречиями, трагедиями в личностном жизни индивидов, которые непрерывно занимаются вопросами о конечном смысл как определенной социальной структуры, так и структуры самой жизни. В то же время надо отметить, что исследования, в котором было применено шкалу личностной религиозной ориентации Оллпорта-Роса, подтвердили валидность различия: религиозность коррелировала с предрассудками, этноцентризм, авторитарностью и т.д., а внешняя - нет.

В этом контексте очень интересными кажутся идеи и исследования известного американского психолога А. Маслоу, который в своем труде "Религии, ценности и высшие переживания" рассматривает эволюцию конкретных религий в двух направлениях: в "мистическом", индивидуальном - с одной стороны, и в легализованному , организационном - с другой. По-настоящему религиозный человек синтезирует в себе оба эти направления. Такой человек, по его мнению, собственными действиями похожа на своих единоверцев, но никогда не сводит эти действия к чисто формальных, внешних актов. В то же время большинство людей забывает о субъективных религиозные переживания, теряет их и начинает рассматривать религию лишь как совокупность определенных навыков, актов поведения, догм и, в конце концов, превращает религиозность на "бюрократическую", условную, внутренне пустую форму поведения. Большинству верующих официальной церкви присуща сравнительно глубокая религиозность в ответ на определенные стимулы (песнопения, орган, свечи, курение ладана и т.п.). Ощущение сакрального при таких условиях освобождает их от неоходимости возвращаться к аналогичных переживаний в любое другое время. То есть "религиозность" одних жизненных эпизодов приводит к секуляризации других. Настоящая религиозность означает способность к трансцендентным переживаний в любое время и при любых условиях. Согласно А. Маслоу человечество имеет две религии: религию тех, кто имеет более высокие переживания, и религию тех, кто таких переживаний нет.

Немецкий социолог Ф.Кауфман предлагает различать массово распространены социально-психологические установки, когда они выступают как результаты институционально ориентированных процессов социализации, и идеальные комплексы, построенные в субъекте на почве личных интегративных достижений. Первом феномену соответствует определение церковность, второму - религиозность.

Методологические соображения позволяют Ф.Кауфману выйти также на проблему, так или иначе зафиксированную церковными иерархами, религиозными пророками, приходскими священниками, хронографами т.д. многих времен и народов. Именно на почве фрагментарных социально-исторических познаний о набожности, церковную дисциплину, церковную практику прошлого можно сделать вывод, что "личная вера" в большинстве эпох церковной истории не была массовым всеобъемлющим феноменом. Отношения церковного учения и веры является долгосрочной проблемой церкви, а не только лишь проблемой новейших времен. "Новым является то, что источником изменчивости становится субъект, тогда как ранее существовала более сильная вариабельность между различными социальными группами, слоями и сферами культуры", - отмечает ученый.

Следует, думается, согласиться и с тем, что подобные идеи, особенно если они в какой степени версификуються социологическими и психологическими исследованиями, ставят под сомнение абсолютность Маркса объяснение религии как проявления "светской ограниченности", полностью детерминированного социальными условиями (хотя и не уничтожает рационального зерна его теории религии). Так, известный немецкий социолог К.Кьониг, утверждая, что религия последовательно вырастает из социального бытия, в то же время отмечает, что с какого-то момента она видсепаровуеться от социальной действительности. С этого момента "религия кристаллизуется сама в себе и становится духовной системой, изолированно противостоит социальной действительности".

Во второй половине XX в. наличие определенной "черты трансцендентности", которую некоторые исследователи считают врожденной духовной признаком человека, которая отличает его от животного (О.Вильман), уже не кажется "ослаблением теологии". Вообще светская социология религии, радикально расставшись свое время с теологией, сейчас находит с ней общий язык во многих аспектах и в частности в осознании религии как константного фактора человеческого бытия. (При этом обычно проблема трансцендентного источника веры остается вопросом, который разделяет социологию и теологию).

Еще одно различие имеет принципиальный характер для моделирования будущего религии. Речь идет о различении религиозности индивидуальной и религиозной культуры, которая является атрибутом определенных социальных, культурных, этнических групп и целых наций. Под религиозной культурой исследователи понимают религиозную насыщенность всего социокультурного пространства, освоенного той или иной группой, состояние механизма трансляции религиозного опыта от старших поколений младшим, уровень разовью-мости религиозного комплекса, преданность определенному церковному институту. Масштабные социологические исследования, осуществляемые в начале 90-х во многих странах мира, обнаружили огромную разницу между уровнями этой культуры. Причем это различие напрямую не зависит от экономического развития страны, ее политического устройства, а является сложной комбинацией большого количества общественных, исторических, социально-психологических, культурных элементов, среди которых очень заметной оказывается та роль, которую сыграли религиозные институты в процессе становления и сохранения нации и ее развития.

Итак, во-первых, признание той реальности, что религия остается значимой на индивидуальном уровне, не опровергает возможности изменения ее влияния на общественную жизнь. Очевидно, на протяжении веков от религии, которая возникала всеобъемлющим уни-версумом, отделялись политика, право, мораль. Религия все больше "приватизируется", она оставляет публичную сферу, чтобы закрепиться в индивидуальной.

Во-вторых, эти изменения не могут быть одинаковыми в странах с различными уровнями и, тем более, с различными типами религиозной культуры. И, наконец, надо принять во внимание то обстоятельство, что среди исследователей нет единого мнения относительно современного состояния религии. Если одни из них утверждают, что традиционные религии находятся в состоянии упадка и все больше людей воспринимают эмпирико-материалистическое мировоззрение - "индустрий -не миропонимания", то другие критикуют такие положения как недостаточно обоснованные и делают вывод: религия в настоящее время имеет беспрецедентную поддержку, а на ее институты ждет расцвет именно потому, что они могут теперь заняться именно религией, а не политикой, скажем, или правом.

Такие различия вызывают пессимистичные оценки самой возможности прогнозировать будущее религиозных институтов. Авторы большого труда "Религия в современном обществе" (США, 1981) отмечают, что "не являются надежными никакие утверждения, на почве которых можно было бы сделать вывод о разрушении или процветания религиозных институтов".

Английская исследовательница Е.Баркер подчеркивает: опыт изучения ею новейших религиозных движений в течение четверти века убеждает в необходимости воздерживаться от прогнозов на будущее. Особенно ненадежными оказываются прогнозы, основанные на пролонгации в будущее тенденций, которые сейчас имеют восходящий характер, и игнорирование нисходящих процессов; а также прогнозы "изолированного феномена", которые не выходят за его пределы, и не принимают во внимание возможного развития более широкого контекста. Например, отдельные совсем недавние прогнозы будущего развития Римско-Католической церкви базировались на абсолютизации противоречий внутри церковно-теологического комплекса и не учитывали возможностей радикального изменения геополитической ситуации в мире, которую, в свою очередь, прогнозировали некоторые западные политологи. Так, профессор-иезуит М.Мартин, глубокий знаток Ватикана "зсердины", опираясь на собственный анализ внутри- церковных тенденций, писал в начале 80-х годов, "на протяжении десяти, максимум двадцати лет религия не оказывать никакого влияния на общественные дела. .. пала переходной эпохи вынужден присутствовать при упадке церкви ... "Однако падение коммунистических режимов в странах Центрально-Восточной Европы, на ненасильственный характер которого Римско-католическая церковь произвела исключительно большое влияние, создала для нее принципиально новую ситуацию. С другой стороны, адаптивный потенциал церкви, ее открытость к новым идеям и собственная способность продуцировать эти идеи оказалась намного выше, чем это следовало из статического анализа процессов в католицизме в условиях стабильной двуполюсности мира. Прогноз М.Мартина оказался не просто неточным, но и сплошь несостоятельным.

Кроме этого, на точность прогнозов вообще и в отношении религии в частности негативно влияют целостно-модельные концепции общественного процесса. Они не учитывают противоречия общества относительно самого себя, сложного баланса в нем разно-векторных тенденций, тогда как углубление социальной дифференциации способствует накоплению в общественном организме все большего числа отличных сегментов. В этих условиях прогноз должен учитывать и сохранение наряду с магистральными тенденциями таких, которые им противостоят.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее