Основные черты эстетики импрессионизма в литературе

Ростки импрессионизма проросли сначала в поэзии, затем в художественной прозе. Существует, впрочем, мнение, что поэзии черты импрессионизма были присущи даже раньше, чем живописи; так ли это - трудно сказать. Во всяком случае, первый и наиболее яркий образец поэтического импрессионизма - сборник стихов Поля Верлена «Романсы без слов» - вышел в 1874 году, в том самом году, когда была выставлена культовая картина Клода Моне «Впечатление. Восход солнца», положившая начало эпохи импрессионизма. В знаменитом стихотворении «Il pleure dans mon coeur…» (в пер. Б. Пастернака: И в сердце растрава, И дождик с утра…; в пер. В. Брюсова: Небо над городом плачет, Плачет и сердце мое…) Верлен устанавливает связь между состоянием души и явлением природы, и эта связь описана в литературных терминах импрессионизма. В литературе, как и в живописи, импрессионизм изменил технику работы над художественным текстом - вместо отточенной, изысканной, красивой фразы - крупные мазки слов; правильные, привычные фразы заменяются элиптическими - безглагольными, короткими предложениями, словно бы набросками фраз. Схожесть лексических единиц, схожесть фразовых интонаций усиливают возникшее впечатление. Типичный пример подобного приема находим в стихотворении А. Блока: «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. Бессмысленный и тусклый свет…»

Сразу возникает образ, впечатление. Семантика образа подчеркивается однотипными лексемами, что усиливает ощущение безнадежности, безысходности, тоски. Очевидно, именно к такому эффекту стремился автор. Технически иным, но прагматически сходным приемом пользовались в своих романах Э. Золя и Г. Де Мопассан, создавая сложные художественные образы, целиком сотканные из описания запахов, звуков, зрительных восприятий.

Прием импрессионизма явно прослеживается и в следующем приеме: если герой рассматривает один и тот же предмет или одно и то же явление природы в разных душевных состояниях, сам этот предмет словно изменяется в соответствии с настроением героя. Точно так же в живописи импрессионистов один и тот же объект получает разное отражение в сериях картин, поскольку изменяющиеся свет, время года, наличие или отсутствие атмосферных явлений создают совершенно новый образ объекта. Так, «Руанский собор» К. Моне был написан художником более 40 раз - в разную погоду и в разное время года - картины получались каждый раз разными.

Импрессионизм реорганизовал не только форму, но и содержание классического литературного произведения. Внешняя «бесформенность» живописных работ трансформируется в литературные произведения, лишенные несущей сюжетной линии. Из повествования, объединенного явной сюжетной линией, интригой, главными и второстепенными действующими лицами, они превратились в серию эскизных зарисовок, направленных на изображение внутренних переживаний героя. Литературное произведение в стиле импрессионизма представляет собой лишь фрагмент реальности, на котором автор остановил свое внимание. На первый план выходит цепь впечатлений, перекрывающих по важности события объективной действительности. В результате сюжетную линию автор набирает, как мозаику, из отрывков-штрихов. Так, например, в рассказе Г. де Мопассана «Торт» описан фрагмент разрезания торта в гостях у г-жи Ансер. Автор лишь приводит факты о традиции разрезания торта и существовании «царствующего разрезывателя». Своих выводов он не делает, предоставляя это читателю, он лишь сообщает: «..с этого дня никто из гостей никогда уже не разрезал торт г-жи Ансер». И именно впечатление, возникшее у читателя, становится доминирующей темой всего произведения.

Переход принципов живописи в литературу прослеживается и в создании эскизов с натуры, зарисовках пейзажей с использование ярких, чистых красок: «Свет газового фонаря, прорывая пелену тьмы, озарял то гвозди на подметке башмака, то синий рукав блузы, то край картуза, мелькавшие в этом исполинском цветении красных пучков моркови, белых пучков репы и буйной зелени гороха и капусты». Этот яркий пример из романа Эмиля Золя «Чрево Парижа» как нельзя лучше подчеркивает перенос приемов художника на бумажный лист литератора.

Так же, как и в живописи, писатели-импрессионисты рисуют характеры героев своих произведений методом подтекстов, «набрасывая» крупными мазками информацию о жестах, позах, движениях, взглядах, фрагментах поведения, позволяя читателю размышлять, не предлагая готовых решений.

Хорош персонаж или плох - решать читателю, главная задача автора - создать впечатление, разбудить чувства.

Портреты персонажей литературных произведений, так же, как и на картинах художников-импрессионистов, передаются при помощи чистого цвета, света, ярких словесных «мазков»: «Огненно-рыжие волосы свободно падали на ее восхитительные плечи, лукавые раскосые глаза, звучный, почти резкий голос, в котором вдруг прорывалось чувственное волнение, - все это еще больше подчеркивало ее яркую и гордую красоту».

Некоторые исследователи говорят о параллельном развитии в литературе импрессионизма и символизма. Учитывая главный постулат символизма, согласно которому мир пронизан намеками на свою скрытую сущность, можно говорить о схожести его с импрессионизмом, поскольку сущность происходящего открывается писателю через впечатление, полученное от увиденного. В рассказе «Переписка» Ги де Мопассана героиня, говоря о художнике, восклицает: «Ему, по-видимому, недостаточно замуровывать своих героев, он замуровал и самого себя». Мопассан не дает конкретного указания на замкнутость и нелюдимость художника, он лишь символически намекает на это, представляя читателю сделать вывод самостоятельно. Таким образом, импрессионизм идеально создает символический образ действительности.

Kроме связи с символизмом, импрессионизм в литературе имеет немало точек соприкосновения с натурализмом. Это, прежде всего, фотографичность образов и ситуаций, рассмотрение ранее «запретных» для литературы тем и фрагментов жизни, отсутствие приукрашивания сюжетов, верность натуре, в том числе и верность первому впечатлению. Натуралистичны более других романы Э. Золя («Чрево Парижа», «Деньги», «Жерминаль») и произведения Г.де Мопассана («Жизнь», «Милый друг», многие новеллы).

Существует устойчивое мнение, что импрессионизма в «чистом» виде в литературе практически не встречается и примером абсолютно импрессионистской прозы является лишь роман Дюжардена «Лавры срублены». Не оспаривая эту точку зрения, считаем нужным обозначить собственную позицию по данному вопросу: наличие эстетических элементов, свойственных импрессионизму, в произведениях художественной литературы, безусловно, усиливает его художественную составляющую, одновременно обогащая художественное произведение в плане семантики, психологизма и эстетической прагматики.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >