Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Международная экономика

Роль Совета Европы в борьбе с отмыванием "грязных" денег

Уже более полувека ведущую роль в укреплении международного сотрудничества по проблемам уголовного законодательства на европейском континенте играет Совет Европы. К середине 1990-х годов ее членами были исключительно западноевропейские страны, а также Исландия и Турция. После распада социалистического лагеря и окончания "холодной войны" к ней вступили многие страны Центральной и Восточной Европы. В течение многих лет приоритетом в Совете Европы оставалась законотворческая деятельность. Усилия стран - членов Совета Европы в этом направлении увенчались подписанием более 160 международных договоров и конвенций, в том числе 20, касающихся уголовного права.

Высокими достижениями Совета в области создания инструментов международного права стали две многосторонние конвенции, признаны фундаментом европейского снивробитництва в борьбе с преступностью. Это Европейская Конвенция об экстрадиции +1957 p., А также Европейская Конвенция о взаимопомощи при расследовании уголовно наказуемых преступлений 1959 Последнюю называют поворотным пунктом в истории международного законодательства. В ней зафиксированы беспрецедентные постановления о практических форм многостороннего сотрудничества, большое влияние на создание множества подобных международных инструментов борьбы с организованной преступностью. Конвенция вступила в силу в 1962 г.. И ратифицирована десятками стран.

В 1977 г.. Совет Европы стал первой международной организацией, которая соединила глав государств, которые занялись решением проблемы отмывания денег, стремясь при этом найти системное решение этой сложной проблемы. Дело это было поручено Европейскому комитету по проблемам преступности. Обеспокоен ростом числа актов насилия, таких как похищение людей, указанный комитет создал в 1977 Комиссию экспертов, обязав ее исследовать различные аспекты этого явления. Результатом исследовательских работ стало принятие кабинетом министров Европейского Сообщества 27 июня 1980 формальных рекомендаций, названных "Меры по предотвращению трансферта и сокрытия средств, поступающих от криминальных преступлений".

Содержание и основные принципы этого документа, его основная концепция нашли в дальнейшем свое продолжение в рассмотренных нами документах ФАТФ. Здесь же впервые заявлено о том, что банковская система может стать достаточно эффективной мерой инструментом, а сотрудничество банков с полицией и судебной властью приведет к обузданию криминальной деятельности. Документ сделал особый упор на соблюдении банками обязательного принципа "знай своего клиента" и множества других принципов, которые вошли в обычную практику подавляющего большинства банковских и других финансовых учреждений. Однако тогда, в 1980 p., Слишком важна инициатива Совета Европы не нашла достаточного количества сторонников. Как справедливо заметил по этому поводу Г. Нильссон, "Совет Европы опередила время" [Цит. по: 43, с. 358].

В последующие годы под руководством Группы Помпиду7 "была начата работа по подготовке законодательства по вопросам конфискации нелегальных доходов, поступающих от торговли наркотиками. Эта группа действовала в рамках Совета Европы в 1980

Еще одним импульсом к ускорению деятельности в этом направлении стала инициатива министров юстиции Совета Европы, поручили в 1986 Европейскому комитету по проблемам преступности разработать "Международные нормы и стандарты по обеспечению эффективного сотрудничества между органами правосудия (а также в случае необходимости с полицией) с вопросам пребывания, изъятии и конфискации нелегальных доходов, имущества, оборудования и предметов, полученных от нелегальной торговли наркотиками »[Цит. по: 43, с. 358]. Этот комитет сформировал в 1987 году. Комитет экспертов и передал ему достаточно широкие полномочия. Прежде всего Комитет экспертов не должен был концентрировать усилия исключительно на доходах, полученных от торговли наркотиками.

Сначала в Комитет экспертов входили специалисты, которые представляют 16 стран-членов Совета Европы, а его руководителем был итальянец Д. полименым. В работе Комитета участвовали американцы, представители Канады и Австралии, а также Комиссии Европейского Сообщества. Кульминационным пунктом совместных усилий стало утверждение министрами юстиции Конвенции по проблемам отмывания доходов, поступающих от преступлений, их видшуку, изъятии и конфискации, которая состоялась в сентябре 1990. На конференции в Страсбурге в ноябре того же года Конвенция была представлена на подпись государствам-членам Совета Европы. Она вступила в силу в сентябре 1993 г.. И получила высокую оценку специалистов. Американские исследователи назвали ее "революционным инструментом" в борьбе с международной преступностью [43, с. 359]. Они считают, что "этот документ, который касается всех этапов правовой процедуры - от начала следствия до вынесения приговора и проведения конфискации, позволяет применять эластичные, но эффективные механизмы международного сотрудничества в максимальном объеме для того, чтобы лишить исполнителей преступлений орудий и плодов незаконной деятельности" [43, с. 359]. Именно поэтому эта Конвенция -одна из крупнейших по объему сделок и наиболее сложный документ международного права. В отличие от 40 Рекомендаций ФАТФ. Конвенция 1990 года - это международное соглашение и проблем уголовного права, которая носит обязательный характер для его участников.

Создатели Конвенции 1990 ставили перед собой месть зберигагн и развивать дальше все пенные достижения Венской Конвенции, принятой двумя годами ранее. Они сочли необходимым придерживаться той же терминологии и системного подхода, одновременно модифицируя и совершенствуя решение, содержащиеся в ней. Они пытались придать тексту документа Совета Европы характер более четких и строгих обязательств, чем те, которые зафиксировали создатели Конвенции ООН. Так, в статье 6 Конвенции Совета Европы, идет судьбы Конвенции ООН по требованию криминализации явлений отмывания денег. Она требует отнесения его к преступлению вообще, независимо от того, связан не явление с наркобизнесом или нет. Конвенции Совета Европы уголовному наказанию подлежит преступление подминания нелегальных доходов, накопленных в результате всех ияжких (по терминологии статьи 1 - "первичных") преступлений.

Под влиянием Совета Европы все большее количество стран вносит в свои законодательство изменения, которые дают аналогичное трактовка состава преступления "отмывание денег".

Криминализация отмывания денег, не связанных с наркобизнесом - важная, но не единственное отличие Конвенции Совета Европы от Венской Конвенции. Документ Совета Европы содержит еще одну переваиу. Она заключается в толкование юрисдикции в отношении исполнителя главного преступления, совершенного за пределами страны своего происхождения. Учитывая международный характер множества рафинированных методов отмывания денег, статья 6 Конвенции Совета Европы гарантирует государству, чьим иромолянином есть преступник, возможность его наказание даже тогда, когда "первичный преступление" (то есть уголовное преступление) осуществлен в другой стране.

Новаторские положения содержит не только статья 6, но и весь раздел II Конвенции Совета Европы. Статья 2 накладывает на стороны "фактический долг введение законодательных актов, которые позволяют конфискацию орудий, а также доходов и имущества, полученных преступным путем". В связи с этим конфискации подлежат отмытые доходы, поступившие от всех видов преступлений, однако стороны, подписавшие Конвенцию, могут ограничить в особой декларации перечень преступлений, включив н него лишь отдельные категории. Голландия, например, не включила в этот список доходов, полученных ВИЧ налоговых преступлений, а также от нарушений таможенных правил.

Конвенция Совета Европы обязывает стороны также проводит и идентификацию и разыскивать имущество, подлежащее конфискации, и принимать меры, чтобы не допустишь его замены перед выдачей распоряжения о конфискации. В статье 4 содержится обязательство каждой из сторон принимать необходимые "ходов, которые обеспечивают доступ к банковской, финансовой и коммерческой документации. В той же статье параграф 2 обращает особое внимание на мониторинг банковских счетов, на наблюдение, нрослуховування телефонных разговоров, получения доступа к компьютерных систем, а также на обязанность предоставления необходимых документов.

Составители текста Конвенции не ставили перед собой цели дать подробное и исчерпывающий список мер отмывания ирошей и других преступных акций. Они предусматривали ситуацию, при которой любая новая технология следственно-розшуконои деятельности, предусмотрена законодательными актами отдельной страны, может буи и иакож применена на международном уровне. Для мощью чтобы устранить юридические препятствия, в раздел 111 Конвенции Совета Европы включен набор постановлений, регулирующих проблемы международного сотрудничества в данном направлении. В статье 7 перечислены формы такого взаимодействия. Статья 8 требует от сторон предоставления друг другу помощи в проведении следствия "как можно в большем и разностороннем плане". В отличие от других, предыдущих, международно-ииравових документов (например, Конвенции о взаимопомощи в расследовании уголовно наказуемых преступлений с 1954 p.), Содержание статьи 8 Конвенции Совета Европы идет гораздо дальше. Как отмечает секретарь Комитета экспертов Ганс Нильссон, "статью эту стоит толковать очень широко, так шо она говорит о сотрудничестве между полициями сторон, не возникают в результате принудительных мер или приказа" [43, с. 361]. Сближению правоохранительных органов способствуют и другие постановления. Так, статья 24 позволяет компетентным органам различные контакты на международном уровне, не дожидаясь приказа сверху. Наиболее важными в этом смысле считаются постановления статьи 10, которые дают разрешение на добровольную передачу информации о средствах отмывания доходов и о величине таких доходов, которая осуществляется тогда, когда передающая сторона считает, шо такие данные имеют важное значение для следствия, проведенного другой стороной. Это, видимо, не первый случай, когда многосторонняя конвенция по уголовным делам допускает предоставление помощи без предварительного запроса другой стороны. Потенциальная ценность таких постановлений Конвенции Совета Европы для ускорения работы правоохранительных органов, а также усиление их результативности, была быстро оценена в разных странах. В 1993 p., Например, между Голландией и Великобританией было заключено соглашение, целью которой стало создание конкретных условий для реализации этого раздела Конвенции Совета Европы.

Еще одна важная проблема, которая видиирас важную роль в борьбе с отмыванием ирошей. - Процедура конфискации незаконно полученных средств. Здесь Конвенция Совета Европы также опережает другие международно-правовые акты. Как мы уже отмечали (пункт С данной главы), Венская Конвенция 1988 не содержит единой концепции, которая обязывает стороны проводить конфискацию доходов, полученных преступным путем. Она допускает два пути решения этой проблемы: конфискацию имущества или конфискации финансовых средств, равных стоимости данного имущества.

Конвенция Совета Европы разделяет такой подход, но вносит важное уточнение. Статья 7 обязывает стороны принять оба вида решения этой проблемы. При этом в статье содержится требование, чтобы "государство, правовая система которой предусматривает исключительно конфискации имущества, обновила свою правовую систему таким образом, чтобы ее можно было использовать в случае запроса другого государства о выполнении процедуры конфискации финансовых средств в сумме, равной стоимости имущества" .

Конвенция Совета Европы так же, как и Венская конвенция предусматривает два основных варианта выполнения процедуры конфискации: обращение к властям страны о вида "чу распоряжение о конфискации или выполнения этой процедуры уполномоченными на это органами запрашивающей стороны (статья 13 Конвенции Совета Европы) на основании распоряжения . Однако в Венской Конвенции даже не затрагивается вопрос, кому принадлежит право окончательного приговора о конфискации преступных доходов. Статья 14 Конвенции Совета Европы содержит такое решение данной коллизии: "Сторона - адресат запроса обязана постановлениями, которые касаются фактов настолько, насколько они нашли убедительное подтверждение в приговоре, который выносится, или в другом судебном решении запрашивающей Стороны, или так, как они, собственно говоря, является основанием такого приговора или иного судебного решения ".

Юристы -комментаторов дают этой статье такие объяснения. Во-первых, суды страны, в которой находится подлежащее конфискации имущество, не могут заново заниматься оценкой уже подтвержденных приговором доказательств. Во-вторых, эти же суды сохраняют за собой право давать оценку юридическим последствиям, которые вытекают из приведенных фактов, а также могут исследовать новые доказательства, которые по каким-либо уважительным причинам не были представлены в ходе предварительного судебного разбирательства [43, с. 362].

Многие эксперты, отмечая бесспорно новаторский характер ряда статей Конвенции Совета Европы, в то же время сетуют на неопределенность, "загадочность" ее отдельных положений. Такие формулировки были приняты в результате консенсуса, то есть согласия большого количества делегатов, которые выражают во многом отличные друг от друга мнения. Поэтому документ этот во многом несовершенен. К важным его недостаткам относится, как уже нами отмечалось, отсутствие в нем признание правовой ответственности юридических лиц за совершенное преступление отмывания "грязных" денег.

Все эти неясности и пробелы можно исправить, используя процедуру внесения изменений, предусмотренную статьей 41 Конвенции Совета Европы. Предложения по этому поводу были сделаны в конце 1994 г.. В Страсбурге во время конференции по проблеме отмывания ирошей в странах Центральной и Восточной Европы. Трое делегатов государств - участников Конвенции поддержали предложение главного докладчика Л.А. Броха из Норвегии о е, чтобы Совет Европы рассмотрела возможность подготовки Протокола о возвращении конфискованных доходов государству, на территории которого совершено главное преступление в случаях, когда эти доходы получены путем кражи приватизированного имущества [этом. по: 43, с. 363]. Потому что регулирующая эти дела статья 15 Конвенции, как и другие международные докумснгы. постановил, что в таких случаях стороны действуют в соответствии с законом страны, в которой проводится конфискация.

В целом эксперты и юристы-практики положительно оценили Конвенцию Совета Европы. Процесс ее ратификации государствами-участниками проходит успешно, к ней присоединяются все новые и новые страны. Совет Европы оказывает энергичную поддержку кампании по присоединению к участникам Конвенции новых членов. В заявлении от 29 ноября 1994 p., Относительно принятия новых членов Совета Европы, генеральный секретарь Совета отметил: "Внедрение в жизнь постановлений Конвенции признано Парламентской Ассамблеей в качестве одного из критериев, по которым Совет будет руководствоваться при рассмотрении заявления страны, заботится о членстве в Совете Европы ". Понятно, шо такое постановление вопроса стала стимулом в реализации этого важного международно-правового документа.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее