Процессуальные особенности разрешений трудовых споров по существу

Трудовые дела обладают определенной спецификой, поэтому эту категорию дел относят к числу наиболее сложных дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции.

Такое положение обусловлено, в частности, тем, что отношения, складывающиеся в процессе применения несамостоятельного труда, регулируются не только федеральными законами, законами субъектов РФ, иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, но и коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами, действующими в конкретных организациях. О судебной практике по делам о восстановлении на работе. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.2005 г. № 3/Бюллетень ВС РФ. 2006 г. № 7. с.7

Поэтому в каждом конкретном случае суд должен определить среди значительного числа источников трудового права тот акт, то положение, которым необходимо руководствоваться при разрешении индивидуального трудового спора. При отборе соответствующих положений, которыми регламентированы спорные отношения, приходится исходить из принципа неухудшения положения работника в сравнении с действующим законодательством. Таким образом, суд обязан дать соответствующую оценку локальному нормативному акту или коллективному договору, трудовому договору и определить, подлежит ли этот акт применению или его следует признать незаконным (необоснованным, ухудшающим положение работника в сравнении с действующим законодательством).

Нормы ГПК РФ не предусматривают особенности доказывания фактов, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Пример. Маркова была уволена с работы по пункту 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата работников и обратилась в суд с иском о восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула, ссылаясь на незаконность увольнения. Решением Сасовского районного суда Рязанской области (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Рязанского областного суда) в иске отказано. Заместитель Генерального прокурора PФ в протесте, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда PФ из-за отсутствия кворума в президиуме областного суда, поставил вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с неполным исследованием фактических обстоятельств дела. Судебная коллегия протест удовлетворила по следующим основаниям. Признавая увольнение Марковой по сокращению штата законным, суд указал, что факт сокращения штатной численности работников имел место, никакого преимущества перед другими оставшимися продавцами, по деловым качествам, профессиональному уровню и опыту работы она не имеет, администрацией принимались меры к ее трудоустройству, но от перевода в торговые организации, расположенные в других населенных пунктах, истица отказалась. Однако в подтверждение данных выводов суд в нарушение требований статьи 19 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на доказательства не сослался, отсутствуют они и в материалах дела. В частности, штатное расписание, действовавшее на день увольнения Марковой и после, суд не истребовал и при разбирательстве дела не исследовал. Поэтому выводы суда о том, что штат работников был сокращен и из-за отсутствия вакансий администрация не имела возможности трудоустроить Маркову, не подтверждены доказательствами и требуют дополнительной проверки. Не основаны на материалах дела и выводы суда о более низком профессиональном уровне и невысоких деловых качествах истицы по сравнению с другими оставшимися работниками, так как суд никаких данных на этот счет не истребовал и мер к проверке этих фактов не принимал. С учетом изложенного решение суда является незаконным и подлежит отмене. При новом рассмотрении дела судом с учетом принципа состязательности процесса администрация должна доказать обоснованность увольнения Марковой. О судебной практике по делам о восстановлении на работе. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.2005 г. № 3/Бюллетень ВС РФ. 2006 г. № 7. с.7

При рассмотрении гражданских дел, в том числе дел, возникающих из трудовых правоотношений, суд в ряде случаев сталкивается с противоречиями в законодательстве. Важное место занимают постановления Пленума Верховного Суда РФ, принятые на основании ст.126 Конституции РФ и содержащие разъяснения вопросов, возникающих в судебной практике при применении норм материального и процессуального права. Они не являются нормативными правовыми актами, но обязательны для применения судами, так как выполняют регулятивную функцию.

При рассмотрении трудовых дел судами имеет существенное значение в реализации права на судебную защиту так называемое судейское усмотрение. В процессе рассмотрения трудовых дел суд применяет правовые нормы на основе их толкования. Таким образом, создаются «правила применения норм, выработанные путем более или менее длительного многообразного их толкования, конкретизации, раскрытия смысла и содержания, а в некоторых случаях - их детализации». Журавлева И.В. Комментарий последних изменений к ТК РФ «Юрайт», 2007. При этом необходимо отметить, что судейское усмотрение, как правило имеет место там, где нормы содержат оценочные понятия. Трудовое право содержит достаточно большое количество оценочных понятий, например понятия «уважительная причина», «тяжесть» совершенного проступка, другие понятия, с которыми связан ряд правовых последствий. Все это приводит к субъективному восприятию и различной оценке обстоятельств, имеющих существенное значение для объективного рассмотрения трудовых дел. Одним из наиболее многочисленных условий возникновения разногласий между работником и работодателем является наличие оценочных понятий в трудовом законодательстве.

Например, Иванова, работая бухгалтером в организации, оформила отпуск в связи с намерением проведать мать, проживающую в другом городе. В период отпуска мать вынуждена была лечь в больницу на операцию, где за ней требовался уход, в связи, с чем Иванова не смогла вовремя вернуться домой и приступить к работе. Когда Иванова вернулась, работодатель запросил у нее письменное объяснение, и не признав причину отсутствия Ивановой на работе уважительной, уволил ее за длительный прогул (Иванова отсутствовала на работе семь дней).

Суд, рассмотрев исковое заявление Ивановой, отказал ей в восстановлении на работе, мотивируя это тем, что Иванова совершила длительный прогул без уважительной причины. Не согласившись с такой оценкой, суд кассационной инстанции отменил решение районного суда и направил дело на новое рассмотрение.

Анализ рассмотренного дела позволяет сделать следующие выводы. Понятие «отсутствие на работе без уважительных причин» является оценочным, которое субъективно уточняется и конкретизируется путем судейского усмотрения. Далеко не всегда возможно дать оценку понятиям, встречающимся в ходе применения норм трудового права, которая бы совпадала с оценкой других участников отношений. И.А.Костян. Процессуальные особенности рассмотрнеия и разрешения ИТС. «Законы России: опыт, анализ, практика», 2007. В связи с этим предопределить результат разрешения трудового спора в суде весьма затруднительно.

Нельзя не остановиться на проблеме доказывания, предусмотренного нормами ГПК РФ. Особенность трудовых дел требует иного, нежели предусмотренных гражданским процессуальным правом, подхода к доказыванию обстоятельств, на которые ссылаются стороны, к представлению таких доказательств, оценке их.

Под предметом доказывания в теории гражданского процесса традиционно понимается «совокупность различных по своему материально-правовому и процессуальному значению фактов (материально-правового характера, доказательственных фактов и фактов, имеющих исключительно процессуальное значение), установление которых необходимо для вынесения судом законного и обоснованного решения». Кузнецов В.И. Некоторые проблемы предмета доказывания в гражданском процессе РФ// Арбитражный и гражданский процесс. 2007 г. № 10. с. 38-45

Суду принадлежит право определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, а также, какой стороне надлежит их доказывать. При этом необходимо исходить из наличия зависимости и подчиненности одного субъекта (работника) другому (работодателю), что составляет специфику трудового правоотношения, правового положения его участников. Это предполагает иной подход к доказыванию обстоятельств, имеющих значение для объективного рассмотрения трудового спора. Не случайно Верховный Суд РФ сосредоточивает на этом внимание судов общей юрисдикции. В частности, разъясняя применение ч. 2 и 3 ст. 72.2 ТК РФ, допускающих временный перевод работника на другую работу без его согласия, Верховный Суд РФ указывает, что обязанность доказать наличие обстоятельств, с которыми закон связывает возможность такого перевода, необходимо возложить на работодателя. Вместе с тем, если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Применительно к разрешению индивидуальных трудовых споров это означает совокупность юридически значимых фактов, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора, которые каждая из сторон обосновывает или опровергает представлением соответствующих доказательств, с тем, чтобы органы по разрешению индивидуальных трудовых споров на основании исследования представленных сторонами доказательств вынесли законное и обоснованное решение.

Отсутствие специализации судей по гражданским делам в ряде случаев не позволяет судам по объективным причинам в полной мере учитывать специфику индивидуальных трудовых споров. Особенность индивидуальных трудовых споров требует иного, нежели предусмотрено гражданским процессуальным правом, подхода к доказыванию обстоятельств, на которые ссылаются стороны, к представлению таких доказательств и их оценке.

Так, в ряде случаев работник лишен реальной возможности доказывать те обстоятельства, на которые он ссылается, поскольку многие, а нередко и все, документы, которые могли бы внести ясность в разрешение спора, находятся у работодателя.

В случае отсутствия любых сведений об условиях оплаты труда, когда установить фактический размер заработной платы не представляется возможным, суд при рассмотрении трудовых дел применяет правила аналогии - расчет заработной платы по аналогичной должности. Признать такое судебное решение законным и обоснованным достаточно сложно, это скорее вынужденный выход из создавшейся ситуации, в которой находятся на сегодняшний день наемный работник, работодатель и юрисдикционный орган, призванный осуществлять правосудие.

Согласно части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Какие обстоятельства имеют значение для дела, какая из сторон должна их доказывать, определяет суд.

Стороны трудовых правоотношений не являются фактически равными, работник нередко не в состоянии защитить свои права, если суд не определит обязанность представления работодателем соответствующих доказательств.

В данном случае право распределить обязанности между сторонами по доказыванию тех или иных обстоятельств принадлежит суду. Однако при рассмотрении индивидуальных трудовых споров не всегда можно наблюдать объективность судей; в ряде случаев они применяют предусмотренный нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принцип равенства сторон в процессе доказывания обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. Такой принцип, несомненно, присущ гражданскому процессу, установленному для рассмотрения гражданских дел, вытекающих из гражданских правоотношений, где стороны (участники) гражданских отношений равны. Ершова Е.А. О некоторых спорных вопросах защиты трудовых прав работников/Трудовое право. 2006. № 14 - 78 с. Однако этот принцип не в полной мере отвечает задачам рассмотрения гражданских дел, возникающих из трудовых правоотношений, где стороны (участники) трудовых правоотношений являются равными юридически, поскольку законом установлены дополнительные гарантии, позволяющие сбалансировать права и возможности сторон в процессе защиты трудовых прав.

По делам о восстановлении на работе на администрацию предприятия, учреждения, организации возлагается основная обязанность по доказыванию. Такое распределение вызвано тем, что все доказательства, как правило, находятся у администрации и работник часто просто лишен возможности предоставить их. Ведь именно у администрации, выступившей инициатором увольнения, хранятся докладные записки, объяснения работников, табели, графики работы. Однако работник должен доказывать факты, на которые ссылается. Абрамова О.В. Судебная защита трудовых прав/Трудовое право. 2007. № 1.

По каждому делу судья определяет круг доказательств, исходя из характера предъявленных требований. Однако по каждой категории дел о восстановлении на работе существует установленных круг доказательств, которые необходимо собрать в порядке подготовки дела к судебному разбирательству.

Примером по данной категории дел может послужить случай признания незаконным увольнения работника по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

По делам о восстановлении на работе лица, уволенного за нарушение трудовой дисциплины, дополнительно прилагаются письменные документы о применении мер дисциплинарного взыскания, а также материалы, послужившие основанием для наложения этих взысканий: докладные записки, объяснения.

Нарушением трудовой дисциплины является неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов администрации, технических правил и тому подобное). К таким нарушениям в частности относятся: отсутствие работника без уважительных причин на работе в пределах трех часов в течение рабочего дня, а также нахождение без уважительных причин не на своем рабочем месте, а в помещении другого или того же цеха, отдела и тому подобное либо на территории предприятия, учреждения, организации или объекта, где он должен выполнять трудовые функции, в том числе и более трех часов в течение рабочего дня; отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обязанностей в связи с изменением в установленном порядке норм труда, так как в силу трудового договора работник обязан выполнять обусловленную работу с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка.

При этом следует иметь в виду, что отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда не является нарушением трудовой дисциплины, а служит основанием для прекращения трудового договора по статье 77 Трудового кодекса Российской Федерации с соблюдением порядка, предусмотренного статьей 72 Трудового кодекса Российской Федерации; отказ или уклонение без уважительных причин от медицинского освидетельствования работников некоторых профессий, а также отказ работника от прохождения в рабочее время специального обучения и сдачи экзаменов по технике безопасности и правилам эксплуатации, если это является обязательным условием допуска к работе.

Так, рабочий Кантемировского райтопсбыта Дровалев уволен с работы по пункту 5 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за систематическое неисполнение без уважительных причин возложенных на него трудовым договором и правилами внутреннего трудового распорядка обязанностей - отказ от разгрузки вагонов. Считая увольнение незаконным, Дровалев предъявил иск о восстановлении на работе и оплате вынужденного прогула. Отказ от разгрузки вагонов объяснял отсутствием специальной одежды. Кантемировский районный суд Воронежской области в иске Дровалеву отказал. С решением суда согласились судебная коллегия по гражданским делам и президиум Воронежского областного суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в порядке надзора отменила судебные решения и дело направила на новое рассмотрение, указав следующее. Как видно из дела, из всех предусмотренных правилами безопасности погрузочно-разгрузочных работ средств защиты и приспособлений истец получил только каску и хлопчатобумажный костюм. Ссылку президиума областного суда на то, что истец сам отказался от получения спецодежды и предохранительных устройств, Судебная коллегия Верховного Суда РФ признала необоснованной. Поскольку решением суда первой инстанции это обстоятельство установлено не было, в соответствии с частью 2 статьи 331 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации президиум областного суда не вправе был ссылаться на него в своем постановлении, непосредственным поводом к изданию приказа об увольнении истца послужил отказ истца от разгрузки вагонов 19 февраля 2005 года. Истец в судебном заседании утверждал, что в этот день его к работе не допустил директор райтопсбыта. Однако суд надлежаще не проверил этот факт. При таких обстоятельствах, когда судом не были установлены причины неисполнения истцом возложенных на него трудовым договором обязанностей, решение суда не может быть признано законным и обоснованным и на основании статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене. О судебной практике по делам о восстановлении на работе. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.2006 г. № 3/Бюллетень ВС РФ. 2007 г. № 7. с.12

Верховный Суд РФ и ранее в своих определениях по конкретным делам обращал внимание на то, что при рассмотрении споров о законности расторжения трудового договора (контракта) на основании пункта 5 статьи 81 Трудового Кодекса Российской Федерации следует не только устанавливать факт систематического неисполнения работником своих трудовых обязанностей, но и выяснять причины этого. Увольнение по указанному основанию в соответствии со статьей 192 Трудового Кодекса Российской Федерации является взысканием, налагаемым на нарушение трудовой дисциплины, и, следовательно, может применяться лишь в случаях, когда трудовые обязанности не исполнялись по вине работника. Однако это обстоятельство не всегда учитывается судами, в результате чего выносятся необоснованные решения, которые впоследствии отменяются.

Если увольнение работника признается незаконным, резолютивная часть решения суда может иметь несколько вариантов. Чаще всего суд восстанавливает работника на прежней работе и взыскивает в его пользу с работодателя оплату времени вынужденного прогула.

Бывает, что работник ко дню рассмотрения дела в суде уже трудится у другого работодателя и не изъявляет желания вернуться на прежнюю работу. В этом случае суд по заявлению работника может принять решение об изменении формулировки основания его увольнения на увольнение по собственному желанию (ч.4 ст.394 ТК РФ), а может просто ограничиться вынесением решения о взыскании в пользу работника оплаты вынужденного прогула или разницы в заработке за время выполнения им нижеоплачиваемой работы (ч.ч. 3 и 2 ст.394 ТК РФ).

Еще один вариант восстановления справедливости касается неправильного увольнения работника, с которым заключен срочный трудовой договор. Если увольнение признано незаконным, а срок трудового договора ко дню рассмотрения дела судом истек, суд согласно ч.6 ст.394 ТК РФ обязан изменить формулировку увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора.

Так, согласно ч.5 ст.394 ТК РФ в случае признания формулировки основания и (или) причины увольнения неправильной или несоответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении основание и причину увольнения в точном соответствии с формулировкой, имеющейся в ТК РФ или ином федеральном законе, со ссылкой на соответствующую статью, часть статьи, пункт статьи ТК РФ или иного федерального закона.

Изменение формулировки увольнения в случаях, когда в силу разных причин вопрос о восстановлении на работе не стоит, влечет за собой изменение даты увольнения. В зависимости от того, трудится или нет уволенный работник на другом месте на день рассмотрения дела в суде, здесь также возможны варианты. Если он уже вступил в трудовые отношения с другим работодателем, то дата увольнения переносится на день, предшествующий дню начала работы у этого работодателя. Если истец другой работы не имеет, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения судом решения.

Статья 394 ТК РФ предусматривает взыскание в пользу работника, чье увольнение было признано неправильным, не только оплаты вынужденного прогула (разницы в заработной плате). Она также предоставляет суду возможность по требованию работника вынести решение о взыскании в его пользу денежной компенсации морального вреда, причиненного неправомерными действиями работодателя. Размер компенсации определяет суд, исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных и физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимание обстоятельств, а также требований разумности и справедливости (п.63 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2).

Как и любое другое, требование о компенсации морального вреда должно быть указано в исковом заявлении. В таком случае суд выясняет, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Гражданское право России. Часть первая: Учебник/под ред. З.И.Цыбуленко. - М.:Изд.ЮРИСТЪ, 2006

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Сегодня подавляющее большинство заявлений, поступающих в судебные органы по разногласиям, возникающим в сфере регулирования законодательства о труде, сопровождаются требованиями о возмещении морального вреда. При рассмотрении подобных требований суды должны рассмотреть следующие юридически значимые обстоятельства: причинение физических или нравственных страданий, факт нарушения работодателем личных неимущественных прав работника либо посягательства на принадлежащие ему нематериальные блага, неправомерность действий работодателя, причинивших моральный вред работнику, вина работодателя в причинении вреда работнику, за исключением случаев причинения физических или нравственных страданий в связи с причинением вреда жизни или здоровью работника, когда моральный вред возмещается независимо от вины, разумность и справедливость заявленных требований.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Так, Б., мастер производственного обучения учебно-курсового комбината (УКК), была уволена с работы по пункту 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Она обратилась в суд с иском о восстановлении на работе и компенсации морального вреда. Суд исковые требования Б. Удовлетворил. Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда (оставленным без изменений постановлением президиума того же суда) из решения исключено указание о взыскании с УКК в пользу Б. 50000 руб. в возмещение морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение кассационной и постановление надзорной инстанций в части отказа компенсации морального вреда и оставила без изменения решение суда первой инстанции. О судебной практике по делам о восстановлении на работе о оплате труда за время вынужденного прогула. Постановление Пленума ВС РФ от 28.04.2006 г. № 3// БВС РФ.2006. № 7. с.23.

Суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконным увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п., поскольку такими действиями работодателя нарушаются личные неимущественные права работника и другие нематериальные блага.

Таким образом, рассмотрение дела по существу - центральная стадия гражданского процесса. Она заканчивается вынесением решения по делу, удовлетворением исковых требований истца или оставлением их без внимания. На этой стадии все участники индивидуального трудового спора встречаются «лицом к лицу» в судебном заседании. Там они могут предъявить свои требования, высказать возражения, ходатайствовать, предъявлять доказательства и тому подобное. Однако последнее слово принадлежит судье, который и решает дело по существу.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >