Днепро-Донецкий вариант черняховской культуры: итоги и задачи изучения

Как было отмечено выше, первая исследовательница локальных вариантов черняховской культуры М.А. Тиханова ещё не выделяла отдельного левобережного варианта памятников, относя их к общему среднеднепровскому варианту (Тиханова, 1957, С. 170).

Однако в последующие годы встал вопрос о необходимости рассмотрения памятников региона, как самостоятельной группы.

Черняховские памятники этого региона почти все размещены в лесостепи и лишь иногда заходят в лесную полосу и степь по течению рек. Этот регион имеет большую протяженность: по линии Киев-Белгород, около 415 км, а по линии Кременчуг-Курск - около 340 км.

В начале ХХ века территория восточнее Днепра ещё не воспринималась как часть ареала Черняховской культуры. Изучение черняховских памятников в днепро-донецкой лесостепи началось с накопления в музеях отдельных черняховских вещей и исследования целой группы подкурганных позднесарматских погребений, где имелись сосуды черняховского облика. (Любичев, Скирда, 1998, С. 97).

Краевед Л.Н. Соловьев проводил изыскания в верхнем течении Воркслы и её притоках. Фиксирует поселения Новорябино, Добренькое, Луговка (Луцкевич, 1948, С. 165).

Л.Н. Соловьев открывает селище Яблочное в 1928 г. и там же обнаруживает поселение в черте города Золочев на реке Уды. (Луцкевич, 1948, С. 165).

А.С. Федоровский в начале двадцатого века, а именно в 1922-1927 гг. проводит четыре разведки поселения вблизи поселка Снежков на притоке Мжи, западнее города Валки (Луцкевич, 1948, С. 169).

В 1922 г. в селе Коровинцы Недригайловского района Сумской области на реке Сула при рытье колодца была обнаружена посуда культуры «погребений»: одноручный кувшин, амфора, лепной сосуд, сероглиняный горшок, красноглиняная миска (Семенчик, 1930, С. 70).

В период с 1931 по 1933 гг. И.Н. Луцкевич и Т.А. Ивановская раскопали селище и могильник у села Пересочное (Харьковская обл., Дергачёвский район). Последний находился южнее поселения на склоне третьей надпойменной террасы. При раскопах там были обнаружены урны с трупосожжениями и трупоположения в ямах с сосудами и фибулой.

Среди находок есть и бронзовые бляшки, и фрагменты керамики. «На могильнике до глубины 1 метра встречались от разрушенных пахотой погребений фрагменты лепной и гончарной керамики» (Луцкевич, 1948, С. 165-168). Недалеко от могильника было обнаружено место, где проводились кремации.

В 1935-1937 гг. у хутора Прелестный (Гринчишин) (Немышля-Харьков-Уды-Северский Донец) недалеко от окраины Харькова (Луцкевич, 1948, С. 166-163) были найдены следы могильника и поселения. После, уже в 1937-1938 гг. здесь же было обнаружено отдельное черняховское погребение и 5-6 сосудов возле него. (Махно, 1960, С. 39).

Благодаря изучению находок черняховских памятников в 1920-30 гг. появилась возможность создать свод «полей погребальных урн». Но из-за войны он был издан только в 1948 г. В результате исследования собранных материалов А.С. Федоровский пришел к выводу, что «культура полей погребений была распространена на Полтавщине и Харьковщине, с лакунами по Пслу и Ворскле». В днепро-донецком междуречье такими базовыми стали могильники Гурбинцы и Пересечное, Свинковка, Новоселовка, селище Пересечное.

После войны, уже в 1945-1948 Левобережная экспедиция Института археологии АН СССР под руководством И.И. Ляпушкина продолжила собирать материалы и проводить разведки в бассейне Ворсклы, которые были начаты в 1938 г. По результатам проведенных работ было открыто еще тридцать новых черняховских памятников. К 1961 г. в общем своде И.И. Ляпушкина насчитывается уже целых семьдесят четыре памятника и отдельных вещей (Ляпушкин, 1961, С. 146).

С 1960 г. Е.В. Махно начала картографировать все известные на тот момент памятники черняховской культуры, расположенные на Украине. В Донецко-Днепровском районе их насчитывалось 142 поселения и могильника (Махно, 1960, С. 42).

В конце шестидесятых годов Э.А. Сымоновичем был поставлен вопрос о создании историографической характеристики культуры, при этом имелась в виду история раскопок и масштабность исследованности памятников, степени и сроков публикации материалов для теоретического научного изучения. В 1970 г. им был опубликован краткий обзор изучения черняховских памятников на Днепровском Левобережье. А в 1983 г. Э.А. Сымонович и Н.М. Кравченко выпустили монографию о погребальном обряде черняховской культуры, раскрывшую также историческую тему изучения могильников, среди которых оказались и памятники Днепро-Донецкой лесостепи. (Сымонович, Кравченко, 1983 г., С. 150)

В 1990 г. А.И. Журко был написан краткий очерк об исследовании черняховских памятников Днепровского Левобережья. А в начале девяностых годов А.М. Обломский дал краткий очерк изучения черняховской культуры на днепро-донецком водоразделе в общем контексте исследования памятников римского времени. (Обломский, 1991 г. С. 94)

С 1950-ых по 1990-ые годы велись масштабные разведки и раскопки крупных черняховских памятников, и количество источников по изучению черняховских сообществ непрерывно увеличивалось. Исследовались эталонные памятники региона Хлопков, Боромля, Краснополье, Хохлово, Головино, Гочево 3 и 4, продолжались разведки на Полтавщине и Харьковщине (Обломский, 2002, С. 27). Особое внимание черняховским памятникам региона уделяла киевская исследовательница А.Н. Некрасова (Некрасова, 2006, С. 87-100).

К концу XX в. известных памятников стало так много, что возникла необходимость систематизировать и обобщить данные по черняховским памятникам Днепро-Донской лесостепи. Эта задача была выполнена харьковским исследователем М.В. Любичевым (Любичев, 2000, С. 50). В специальной монографии он рассмотрел исследования предшественников, обозначил границы культуры в регионе, охарактеризовал поселения и могильники со всеми встреченными в них элементами материальной культуры, дал оценку генезису культуры в регионе, этническому составу населения и внешним связям (Любичев, 2000, С. 5-153).

Автор констатировал, что черняховская культура не является автохтонной на Левобережье Днепра, что особенность её проникновения в регион состояла в многоступенчатости этого процесса, а специфику памятников во многом определила «киевская» среда. Особую ценность имеет список черняховских памятников и отдельных находок в Днепро-донецкой лесостепи, включающий 456 пунктов (Любичев, 2000, С. 155-221).

Но если из этого списка выделить только исследованные памятники, как это сделал А.М. Обломский в монографии, посвященной всей совокупности археологических культур первой половины I тыс. на Днепровском лесостепном левобережье, то он будет гораздо короче, чуть более 50-ти памятников, 34 поселения и 20 могильников. (Обломский, 2002, С. 109-110). А.М. Обломский сделал вывод, что несомненно черняховскими на территории Левобережья можно считать биритуальные могильники с захоронениями по обрядам ингумации и кремации, с характерной посудой и специфическими украшениями, а поселения нуждаются каждый раз в анализе состава керамических традиций, в том числе по проценту в их комплексах гончарной керамики (Обломский, 2001, С. 29).

В начале ХХI века и М.В. Любичев, и А.М. Обломский констатировали, что общая изученность черняховских памятников левобережья недостаточна, необходима публикация уже исследованных памятников и систематические раскопки новых.

Эту задачу в какой-то мере решает публикация А.Н. Некрасовой, посвященная памятникам черняховской культуры Днепровского Левобережья. В ней рассказано о таких памятниках, как Боромля, Успенка и Компанийцы (Некрасова, 2006, С. 87-201).

Планомерные исследования комплекса памятников у с. Войтенки ведет Славяно-Германская экспедиция Харьковского Национального Университета (электронный ресурс http://gsae.karazin.ua/scientific-activities/research-expedition) под руководством М.В. Любичева. Её результаты вводятся в научный оборот в работах коллектива (М.В. Любичев, Э. Шульце, К.В. Мызгин, К.В. Варачева), но сам комплекс пока не опубликован. Славяно-германская экспедиция приступила к выпуску серии под общим названием «Ostrоgоthica», где в каждом томе публикуются исследования материалов комплекса Войтенки (Ostrogothica-Serie (Hefte).Выпуски 1, 2).

На территории России раскопки черняховских памятников в Курской области ведет О.А. Радюш (Радюш, 2008, С. 181-208; Радюш, 2011. С. 30-32).

В статье 2011 г., посвященной некоторым итогам и основным проблемам исследования черняховской культуры в Днепро-Донецкой лесостепи М.В. Любичев пишет: «Современные проблемы исследования возможно свести в несколько групп. Прежде всего, это проведение тотальных археологических разведок, приводящих к созданию карт с привязкой памятников к рельефу, почвам, гидросистеме. Эта работа является основой в том числе Siedlungarchдologie - «археологии обитания», касающейся выявления структуры заселенности, коммуникаций, хозяйственных зон, торговых путей.

В области хронологических исследований назрела необходимость построения «колонок» черняховских могильников региона с использованием подробной типологии хроноиндикаторов, горизонтальной стратиграфии и корреляции. Следующим этапом должно явиться определение соотношения фаз (периодов) могильников - построение хронологических горизонтов. Эти локальные хронологические разработки являются важными, учитывая ошибочность простого переноса европейских …шкал на все регионы черняховской культуры. (Любичев, 2011, С. 23-27)

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >