Исследование оценочных прилагательные в речи жителей Забайкалья

Особенности изучения диалектов Забайкалья

Как считают ученые, русскому языковому сознанию свойственно стремление все оценить с точки зрения определенных эталонов и норм повеления, принятых и нашей культуре. Именно на основе оценочных критериев формируется мировосприятие человека. Многие исследователи русской речи отмечают активную реализацию в ней категории оценки. Диалектная речь представляет собой русскую народную речевую культуру в ее естественной, саморазвивающейся форме. Исследуя особенности выражения категории оценки в диалектной речи, можно определить и ряд черт, проявляющих национальную, а в чем-то и национально-региональную специфику восприятия мира.

Забайкальские говоры - не исключение: в процессе речевого общения диалектоносители весьма активно и, что характерно, образно выражают свое отношение к жизни, описываемым событиям, людям и т. д.

В аспекте рассмотрения речевой репрезентации категории оценки наиболее информативны диалектные тексты, при широком понимании текста как любого речевого произведения, обладающего смысловой, композиционной и языковой целостностью. Именно текстовый уровень позволяет выявить модели выражения данной понятийной категории, встречающиеся в русских говорах Забайкалья.

Значимый вклад в лингвистические исследования забайкальских диалектов внесли редактор «Словаря говоров старообрядцев (семейских) Забайкалья» Т.Б. Юмсунова и коллектив авторов [Юмсунова, 1999].

Русские вторичные говоры вошли в состав Российского государства сравнительно поздно, в основном в период после XIV-XVII вв., а на ряде территорий и позже, уже в период XVIII-XIX вв.

К территориям позднего заселения относятся:

- на периферии Европейской части России (Поволжье, Башкирия, Волгоградская обл., Татария и др.),

- на азиатском материке - Урал, Сибирь и Дальний Восток. Эти обширные территории включают в себя ряд регионов:

- Урал - Пермскую, Свердловскую, Курганскую, Челябинскую, Оренбургскую области;

- Западная Сибирь - Тюменскую, Омскую, Новосибирскую, Кемеровскую, Новокузнецкую, Томскую области и Алтай (Алтайский край);

- Восточная Сибирь - Красноярский край, Иркутскую область;

- Забайкалье - Бурятия и Читинская область;

- Дальний Восток - Приамурье, Хабаровский край, Приморье.

Диалектной основой забайкальских говоров являются:

1. старожильческий говор - черты севернорусского происхождения (центральные районы Забайкалья 17 век, казаки и вольные люди);

2. среднерусские говоры (17-18 века);

3. южнорусский говор (семейский говор,18 век).

Русские говоры Сибири, будучи изолированными от ближайших говоров европейской России, стали в дальнейшем развиваться с тем запасом звуков, форм и лексики, какой был присущ говорам им в период XVI-XVII веках.

Русские выходцы из разных местностей России, которые были вынуждены по разным причинам поселиться в Сибири, оказывали влияние друг на друга, в том числе и в языковом отношении, вследствие чего возникли некоторые особенности языка сибиряков.

Если рассматривать взаимоотношения русских поселенцев в Сибири и сибирских коренных народов, то можно отметить, что они были разными.

Так, например, слово сибирский - означал православный, не старообрядческий.

На этом примере мы видим, что оценка сибирский не несет какой-либо негативной оценки, или пренебрежения, а используется в качестве обозначения границы национальной самоидентификации. Современные взаимоотношения можно проследить по оценочному прилагательному грязный в толковании не принадлежащий к старообрядцам. Приведенный пример грязный показывает нам неодобрительное отношение между народами разных конфессий.

Приведенный пример отражает взаимоотношения на семантическом языковом уровне взаимодействия языков и диалектов. Следы таких взаимоотношений отражаются в языке и на других уровнях:

I. Фонетический уровень:

1. Система гласных:

а) Произношение [и] на месте древнего «ять» в слове [ись] - есть, [паись] - поесть;

б) выпадение гласной в окончании глагола рисушь (рисуешь);

в) отсечение гласной в окончании прилагательных, местоимений: больша (большая) река.

2. Система согласных:

а) [г] взрывной, который иногда может и выпадать: [де] - где, [тада] - тогда;

б) наличие твердых долгих шипящих: [прашай] - прощай;

в) твердость конечных губных согласных: восем - восемь;

г) утрата согласного в конечных сочетаниях: мос - мост.

II. Морфологический уровень.

1. Более широкое, чем в литературном языке, распределение флексии ов / -ёв: пельменёв.

2. Отсутствие разносклоняемых существительных, которые входят в тот или иной тип склонения в соответствии с родовой принадлежностью: [у ней вымя-то нет] - у нее вымени-то нет.

3. Контаминация местоименных форм в речи одного лица: еёшня(я), ихая, ихняя.

4. Широкое использование частицы -то: встал-то, ихний-то, аргал-то. Частица -ка, которая служит для смягчения требования, просьбы, используется часто чикойцами в наречиях «тут», «там»: тама - ка , туто - ка. И постфикса -ся: одевалася.

5. Иная, чем в литературном языке, грамматическая принадлежность местоимений: на тем месте, разговор об тем.

6. Контаминация глагольных форм: надо бечь (бежать).

III. Синтаксический уровень. 1. Употребление деепричастия в роли сказуемого: он не раздевши, не ев(м)ши, не спавши.

IV. Лексический уровень - использование диалектизмов, отсутствующих в литературном языке: Схвати'ть: Ноги у меня схватило, т.е. Ноги у меня замерзли.

Типичность языковых и речевых явлений дает возможность рассматривать регулярные отношения между компонентами языковой модели, под которой понимается типовой фрагмент текста или же сам текст, в котором диалектоноситель выражает оценку какого-либо явления, события или же предмета или человека.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >