Этнокультурные и социокультурные процессы в тунисском обществе эпохи перемен

Этнический состав населения Туниса

Тунис с давних пор представлял интерес для европейских держав. Испанские, итальянские и французские монархи неоднократно предпринимали попытки для утверждения своей власти над этой территорией. Одним из самых масштабных плановстала попытка французского короля Людовика IXСвятого в 1270г. подчинить себе государство Хафсидов, обратив его жителей в христианскую веру. Как известно, восьмой крестовый поход окончился неудачей, хотя мусульманский правитель и обязался выплачивать королю Сицилии дань и позволить христианским священнослужителям беспрепятственно селиться в столице страны и проводить свои проповеди.(Заборов 1980)

Осуществить же свою давнюю цель Франция смогла только во второй половине XIXвека, установив протекторат над Тунисом в 1880г.С приходом европейской администрации страна вступает на новый путь развития. Французы закладывают основы для технического и научного прогресса: строят железные дороги, автомагистрали, порты, создают банки, первые предприятия по добыче полезных ископаемых. Они же делают образование более доступным для населения и улучшают его уровень: открывают новые школы и учреждают лицеи. Впервые встает вопрос о личных и общественных свободах на законодательном уровне.

Система образованияпризвана офранцузить местное население. Преподавание ведется исключительно на французском языке, в учебных заведениях детям внушаются основные принципы Республики и вместе с тем прозападные культурные ориентиры. Как пишет историк и социолог еврейско-тунисского происхождения П.Себа, «получаемое образование скорее отрывает тунисскую интеллигенцию от родной среды, вместо того чтобы еще теснее связать ее с нею». (Себа 1953, 206)Хотя образование во времена французского протектората не было общедоступным, возможность его получения появилась у гораздо большего числа тунисцев, нежели ранее. Кроме того, его уровень в этот период стал значительно выше. К этому же времени относится и основание первой школы для девочек.

Если в первые десятилетия правления французской администрации в Тунисе разрыв между европейцами и мусульманами носил, казалось, непреодолимый характер, то в начале XX века ситуация постепенно начинает меняться. Ключевая роль в этой перемене отводится образованию. После окончания Первой мировой войны доступ к этой привилегии получили выходцы из разных слоев населения.Их объединяет понимание необходимости его получения и стремление к новым знаниям. Значительная часть национальной интеллигенции, особенно по сравнению с соседними арабскими странами, имела дипломы французских университетов, что, в конечном счете, оказало огромное влияние на все общество в целом. Модернизация, заложенная французскими властями, набирала обороты.Как пишет Н.А.Иванов, «книга Тахара аль-Хаддада, стихи Абу-ль-Касема Шабби, начавшаяся эмансипация мусульманской женщины, рост европеизированного образования, новый быт, новые общественные вкусы и моды, а также упадок марабутизма и сомнения в непогрешимости старых догм - все это свидетельствовало о глубоких трещинах, надломивших старое здание мусульманского общества».(Иванов 1971, 106)

С середины 20-х годов XX века вплоть до окончания французского правления в Тунисе процесс модернизации проходил очень активно. Получение страной независимости на нем не отразилось и не поменяло вектора политического и культурного развития, определяемого властью. Ориентация на французов продолжала занимать доминирующую позицию во взглядах нового правительства. Первый президент независимого Туниса видел будущее страны в прогрессе по европейскому образцу. Западные культурные ценности, к которым когда-то тунисское общество было настолько равнодушно, теперь возвысились до положения высоких ориентиров. Сфера образования, хотя и претерпела определенные изменения, тем не менее, во многом продолжала французскую традицию. С 1956г. обучение должно было вестись исключительно на арабском языке, который получил статус главного государственного языка. Французский же признавался основным иностранным, а также вторым государственным языком. Литературный арабский язык обрел новое значение в гуманитарной сфере. Знаменитый мусульманский университет «аз-Зитуна» в этой связи, благодаря высокому уровню преподавания традиционных гуманитарных предметов, вновь становится очень популярен не только среди тунисцев, но и жителей других арабских стран. В то же время французский язык продолжает оставаться ведущим в технических науках. Если в общеобразовательной школе ключевое место отводится литературному арабскому, потому что закон обязывает учителей использовать его на своих занятиях по любому предмету, то в колледжах иное положение дел. Там углубленное знание языка зависит от выбранной специальности. Так, например, выпускникам физико-математических и биолого-химических вузов сложно изъясняться на правильном арабском, но при этом они с легкостью бегло говорят по-французски.Интервьюируемые: Ф.С., жен., 21 год, июль 2009, Тунис, Тунис; Б.М., муж. 20 лет, июль 2009, Тунис, Тунис.

Вместе с твердой задачей сделать образование доступным для всего населения правительство независимого Туниса поставило перед собой цель не поощрять развитие устного народного творчества, поскольку считало, что оно является спутником безграмотности.(Hejaiej 1996, 10) В результате с середины XX века национальный фольклор переживает период упадка. Традиция профессионального сказительства постепенно исчезает, и при этом письменно ее наследие практически не фиксируется. Только в 90-е гг. XX века интерес к фольклору начинает возрождаться вместе с поддержкой со стороны правительства. Проводятся фестивали, фольклорные выступления, театрализованные представления. Организуются выставки, составляются экспозиции и даже открываются музеи, посвященные тунисскому народному творчеству.

Аналогично складывается ситуация и в сфере практик «народного ислама». Модернизация борется с пережитками политеистических религий и мистическими сектами. Приверженцев марабутизма становится все меньше, старинные предрассудки уже не столь распространены среди нового поколения, и уже большинство населения склоняются в сторону заповедей классического течения или даже сводят роль религии в своей жизни к минимуму, формально при этом продолжая оставаться мусульманами. Такие серьезные перемены происходят благодаря новой роли образования в обществе, развитию науки и техники, сильному европейскому влиянию, твердой позиции властей в отношении снижения религиозности общества. Хабиб Бургиба твердо придерживался позиции светскости в управлении государством, и в течение всего периода своего правления проводил реформы, направленные на внедрение в общество общеевропейских стандартов. Как справедливо отмечает Н.И.Ворончанина, придерживаясь, по существу, атеистических взглядов первый президент независимого Туниса старается не терять связи со своим верующим электоратом и предпринимает определенные шаги, которые должны показать населению его приверженность исламу, несмотря на активную политику модернизации. С другой стороны, в своих публичных заявлениях он зачастую интерпретирует мусульманские догмы в пользу непривычных нововведений. (Ворончанина 1978, 21)

Правление Хабиба Бургибы заканчивается в результате бескровного переворота 1987г., получившего названия Жасминовой революции. Такие причины, как жесткое подавление «хлебных бунтов», оказание давления на членов «Всеобщего тунисского объединения труда», арест его лидера, Хабиба Ашура, силовые методы борьбы с любой оппозицией в стране, привели к свержению первого президента независимого Туниса с согласия всех ключевых политических фигур и силовых организаций. (Labidi 2006)

Его преемник, находившийся у власти более 24 лет, Бен Али, также придерживался курса на модернизацию и вестернизацию тунисского общества. Он продолжил политику женской эмансипации, начатую Х.Бургибой, который еще в 1956г. отменил многоженство, уравнял женщин и мужчин в правах, сделал развод судебной процедурой, а также провел целый ряд реформ, обеспечивших тунискам с правовой точки зрения самое привилегированное положение среди своих мусульманских сестер. Бен Али пошел еще дальше на этом пути. «В августе 1992 г. в результате принятия по инициативе президента нового законодательного акта эти права были значительно расширены: теперь ущемление женщины в правах преследуется по закону, женщина может получить паспорт без согласия мужа или отца, а государство берет на себя ответственность оказывать помощь разведенным женщинам, в частности, в получении алиментов. Все эти шаги президента создали мощную социальную опору в противостоянии исламизму. Женщин сейчас 11,5% в парламенте и 20,5% в муниципальных органах власти (34)».(Сапронова 2009, 21-35)

Бен Али придерживался прозападных взглядов и в сфере образования, образцом в которой по-прежнему оставалась Франция, хотя новые веяния американской культуры внести в нее свои коррективы. Министр образования М.Шарфи, которому было доверено проведение всех преобразований в ответ на обвинения исламистов в том, что он «лишил тунисцев источника духовности - ислама», заявил: «Я намерен идти еще дальше. Надо обратить внимание на общую культуру. Специализация на уровне среднего образования является катастрофой. Точные науки опасны. Они создают квадратный рассудок. Это - лучший способ воспитать фанатиков. Напротив, гуманитарные науки формируют демократов. Цель моей реформы - предоставить минимальный гарантированный уровень культуры будущим поколениям. Я вернул в программу Вольтера. Школьник, однажды прочитавший Вольтера, никогда не будет исламистом».(Бабкин 2000, 213)

В последней четверти XX века Тунис добился значительныхуспехов в этом направлении, и вместе с новым уровнем образованности в обществе возобновился интерес к фольклорному наследию. При Бен Али власти вновь начинают поддерживать народное творчество: в городах устраиваются фестивали, проводятся конкурсы среди представителей традиционных профессий, по телевизору и радио транслируются передачи, посвященные национальному фольклору и народной культуре, ученым выделяются гранты и издается специальная литература, пополняются тематические коллекции.

Однако, несмотря на все успехи, которых смог добиться Тунис за период правления Бен Али, целый комплекс различных факторов приводит к свержению президента в 2011г.

Для модернизации характерно смещение жестких рамок, ранее разделявших общество на четкие этнические и социальные группы. К вступлению этого процесса в активную фазу автохтонное население было уже полностью арабизировано. Вопрос о том, почему в Тунисе в отличие от соседних стран было утрачено сознание берберской идентичности, имеет простой ответ. Невозможно признавать берберскую идентичность, утратив язык. В этом и состоит основное отличие Туниса от, например, Марокко, где, по самым скромным подсчетам, 40% населения считают себя берберами,(Володина, Берберский фактор в общественно-политической жизни стран Северной Африки (на примере Марокко). 2009, 9) потому что их единственным или одним из родных языков является берберский язык.

Незначительные по своей численности этнические меньшинства также органично влились в тунисское общество. Барьеры, возведенные историческими обстоятельствами между разными этническими и социальными группами, в ходе серьезных перемен, вызванных нововведениями, стали постепенно исчезать вместе с разрушением институтов, на которых они зиждились.

Так, например, многие практики «народного» ислама стали едиными для представителей различных культурных традиций. Феномен стамбели, возникший в Тунисе с образованием общины чернокожих выходцев из Тропической Африкиобъединил, казалось бы, изначально совершенно разные элементы тунисского общества. Некоторым аулийа стамбели оказывают одинаковое почтение как потомки рабов, так и евреи и мусульмане.

Это относится к Сиди Махрезу, главному вали Туниса, жизни которого посвящены многочисленные предания района Хары, еврейского квартала, расположенного в центральной части столицы.Со времени правления Хаммуда Паши евреям так же, как и чернокожим африканцам запрещалось владеть домами. Согласно легенде Сиди Махрез, видя, как страдают евреи, положил начало строительству квартала для них в медине. Сиди Махрез также являлся значимой фигурой и для чернокожей общины. Именно его гробница стала местом вручения вольных грамот после вступления в силу закона об отмене рабства.(Jankowsky 2010, 208, Larguиche 1999, 358)

Более того культурный симбиоз породил уникальную религиозную практику, зародившуюся в среде тунисских евреев под влиянием ритуалов стамбели. В Тунисе, в Ла Гулетте, в Ариане евреи часто посещали терапевтические практики стамбели и считали вполне естественным выражать свое почтение Сиди Са'ду, главному вали-покровителюбратства.(Jankowsky 2010, 63, Ben Abdallah 1988, 164)

Очень интересные описания подобных обрядов дает Альбер Мемми в своей автобиографии «Соляной столб». Крайне противоречивые реакции еврейского подростка, живущего в арабской мусульманской стране, но получающего образование в учебных заведения французских колонизаторов, вкупе с окончательно не сформировавшейся позицией в отношении участия его матери в практиках стамбели четко обозначают сходное положение, занимаемое в обществе обоими меньшинствами: чернокожими и евреями. Они также указывают на двойственное восприятие стамбели тунисцем, воспитывавшемся в самый разгарактивной фазы модернизации. Вот как Мемми описывает одну из подобных церемоний: «Вся компания была вовлечена в какое-то безумство, не переставая при этом греметь своими тарелками... Они, должно быть, все оглохли, если просто напросто не сошли с ума, от этой ужасной музыки... Я проложил себе путь через толпу женщин, чьи лица мне были знакомы - это сплошь были тети, кузины, соседки- но теперь все они стали для меня незнакомками под чарами, наложенного на них заклятья». (Memmi 1992, 158)

Устойчивые социальные рамки, порой тесно связанные с происхождением, постепенно разрушаются под действием механизмов модернизации. Ранее не доступные для выходцев из других слоев общества, профессии больше не ограничены узким кругом наследственных преемников. Активное развитие технических областей, науки, экономики, туристического бизнеса дает тунисцам новые возможности, которых они были лишены в прошлом. Вместе с положительными переменами, вызванными прогрессом, приходит время отмирания старых обычаев. Такой пример приводит М.Хежаиеж, описывая изменения, происходящие с закрытой группой белди в XXвеке.Вековые устои, не позволявшие чужакам войти в это привилегированное сообщество, дали глубокую трещину и лишили ее представителей как финансового благополучия и власти, так и изолированности.(Hejaiej 1996, 34)

Однако социальные связи продолжают занимать ключевое положение в народной культуре Туниса. Насколько бы быстро ни развивалось индивидуальное сознание тунисца, подкрепляемое экономическими и политическими переменами, а также сильным влиянием европейских культурных ценностей, в повседневной жизни индивид регулярно сталкивается с проявлениями сильных коллективных связей. «Способность женщины получить те или иные товары и услуги определяется ее экономическим и социальным положением: в то время как обеспеченная Ханнан, пользуясь своими связями, приобретает труднодоступные, дорогие, импортные и престижные вещи, круг общения бедной и необразованной Мириам может предложить ей бесплатную няньку в лице ее золовки, предоставив тем самым возможность устроиться на работу.Шерифа же полагается на связи своей аристократической семьи, члены которой занимают высокие должности, например, в дипломатической миссии в Италии, чтобы получить визу в Европу для себя и своей зловки и поехать вместе за покупками».(Holmes-Eber 2003, 123)

В соционормативной системе отношение к определенным этническим группам перестало носить строго регламентированный характер, однако сохранило традиционные оценочные элементы восприятия. Так, например, в сказках человеческих отрицательных персонажей представляют исключительно евреи и негры. Если еврей появляется в волшебной истории, то он несет с собой зло и в конце его непременно ожидает суровое наказание или даже смерть. В сказке «Стереги дверь, Зермело!»(ЗбЪСнИн 2009Ў 65-68)главный герой нанимается в работники к богатому еврею, которого лишает большей части имущества, а остальное забирает, убивает его детей и жену и вырезает из его спины ремень. В предании «Зияб и аль-Джазия аль-Хилялия»(ЗбЪСнИн 2009Ў 137-138)коварный еврей-ювелир хитростью выманивает прекрасную аль-Джазию, похищает ее и принуждает к браку с ним. Зияб вызывает еврея на бой, побеждает его и убивает. В сказке«Половина петуха»(ЗбЪСнИн 2009Ў 203-206)одной из жертв хитрости главных героев становится еврей-ювелир. Горшок крадет его драгоценности и приносит их своей матери.

Из этих примеров становится очевидным, каково отношение большинства населения к представителям еврейской общины, проживающей на территории страны. Несмотря на заверения самих евреев в доброжелательном к ним отношении, большинство тунисцев не стесняются выражать свою неприязнь по отношению к ним в разговоре с иностранцами или соотечественниками.Интервьюируемые:Л.М., муж., 32 года, июль 2010г., Джерба Тунис; Ж.М., муж., 25 лет, октябрь 2010г., Тунис, Тунис; К.Ф., муж., 49 лет, октябрь 2010г, Монастир, Тунис; С.Р., жен., 48 лет, февраль 2011г., Тунис, Тунис.

Интересно, что они отмечают крайне неприятный запах, который якобы исходит от евреев и даже от их жилищ.Для тунисца очень характерно присывать определенной группе людей, к которой он по той или иной причине испытывает неприязнь, наличие резкого неприятного запаха. И наоборот описывать симпатичного ему человека как благоуханного. В такого рода высказываниях закладывается культурный код - своеобразное оценочное суждение индивида.

Однако тема еврейского населения обычно ограничивается пренебрежительными разговорами. Это не мешает свободному общению в вежливой и зачастую достаточно дружественной форме, а также деловым отношениям.

Что касается чернокожих слуг, которые в сказке предают своих хозяев, то такие сюжеты встречаются в сказке «Эмир и его жена-изменница», «Седьмая комната».(ЗбЪСнИн 2009Ў 23-24,207-208) В обеих историях жена изменяет мужу с чернокожим юношей, который либо находится в услужении у супружеской пары, либо является узником мужа. Однако не только мужчина может выступать в отрицательной роли. Девушка-негритянка выполняет ту же функцию. В сказке «Заколдованный купец за семью морями»(ЗбЪСнИн 2009Ў 37-40)эта героиня выступает соперницей главного женского персонажа, претендуя занять место рядом с заколдованным купцом.

В действительности же нельзя сказать, что в современном Тунисе существует какое-то ярко выраженное негативное отношение к чернокожим людям. Единственное, что можно здесь отметить, - это нежелание мужчин с более светлым оттенком кожи брать в жены негритянок.Интервьюируемые: Б.М., муж. 20 лет, июль 2009, Тунис, Тунис; М.Р., муж., 23 года, июль 2010г., Джерба, Тунис; Л.М., муж., 32 года, июль 2010г., Джерба, Тунис; Ж.М., муж., 25 лет,август 2010г., Тунис, Тунис.Но эти настроения в той или иной формебытуют во многих странах региона. Чем белее у женщины кожа, тем она считается красивее. Подтверждение тому дает и тунисский фольклор. Имя суженой эмира в сказке «Принцесса с белоснежной кожей»свидетельствует о ее выдающейся красоте. Наделение чернокожих персонажей отрицательными качествами в фольклоре можно объяснить многовековым институтом рабства. Долгое время страна была знаменита своими рынками, в том числе и невольничьими. Этой славой Тунис обязан своему важному стратегическому положению. На рынки Северной Африки доставляли захваченных в плен жителей из центральных районов континента, чтобы продать их в качестве рабов. Культурная память сохранила воспоминания об этих временах.

Своеобразные отличительные черты, характерные для той или ной группы населения, продолжали сохраняться и в эпоху модернизации. Так, феномен стамбелиостается живым и в наши дни. Как свидетельствует Р. Янковски, туниссцы легко отличают церемонии стамбели от подобных им, например, различных суфийских орденов. Все элементы практик стамбели свидетельствуют об их южном происхождении, начиная от участников, отличающихся более темным оттенком кожи, заканчивая специфической едой, необычными музыкальными инструментами и непонятными текстами песен(Jankowsky 2010, 155)

Таким образом, модернизация принесла с собой разрушение старых социальных институтов и сыграла ключевую роль в формировании цельного этнического самосознания тунисцев. Границы, доселе много веков разделявшие население как в этническом, так и в социальном смысле и казавшиеся непоколебимыми, были сдвинуты и размыты за счет ослабления коллективных связей внутри общества и усиления роли личности в экономическом процессе развития государства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >