Тунисский фольклор и модернизация

Тунисские народные сказки

В задачи модернизации тунисского общества не входило поощрение устного народного творчества. Видя в нем угрозу для ликвидации безграмотности, правительство, взявшее твердый курс на повсеместное распространение образования, предпринимало определенные шаги для уменьшения роли фольклора в национальной культуре. Попытки сохранить и письменно зафиксировать его памятники не носили системный и упорядоченный характер и предпринимались в основном французскими этнографами. Ситуация меняется только в 90-е гг. XX века.

Несмотря на то что сказочные сюжеты, бытующие в разных частях арабского мира, в частности в Магрибе, освящены достаточно неплохо (например, указатель аш-Шами, который оставляет желать лучшего в отношении подробного изложения материала и его классификации, однако содержит определенную информацию), регион Туниса до сих пор остается белым пятном. Самым крупным источником по сказочному фольклору современного Туниса стал сборник Али аль-Ариби (92 сказки). В предисловии А.аль-Ариби отмечает, что идея создания подобной книги пришла к нему еще много лет назад, когда он уже какое-то время проработал школьным учителем. Чтобы ее осуществить, А.аль-Ариби попросил своих учеников помочь ему. В результате получилось собрание сказок из всех регионов Туниса, к сожалению, без конкретного указания места распространения. (ЗбЪСнИн 2009Ў 7) Сказки не разделяются в сборнике по какому-то определенному принципу. Некоторые из них скорее подпадают под определение преданий или легенд об аулийа,например, «Сиди Бен Арус», хотя большую часть из них можно отнести к категории волшебных. Можно также сделать вывод, что сборник не относится к категории детской литературы, потому что представленные сказки намеренно не были подвергнуты соответствующей редакции. Учитывая задумку автора - сохранить национальную фольклорную традицию, это решение кажется вполне логичным и для исследователя особенно ценным.

Этот подход объясняется первоначальной задачей, которую ставил себе А. аль-Ариби. Сам он признается в интервью М. ат-Тахиру Саляме, что главным мотивом, побудившим его записывать сказки, стала постепенная утрата традиции передачи устного народного творчества. Поэтому чтобы сохранить наследие своего народа и передать его следующим поколениям, Али аль-Ариби принимает решение собрать самые различные сказки со всего Туниса и перевести их на литературный арабский язык.(ЗбУбЗгЙ ИбЗ КЗСнО)

За исключением небольшого числа сказок, переведенных на французский язык европейскими исследователями, до начала XXI в. существовал только один полноценный сборник популярного тунисского сказителя Абд аль-Азиза аль-Арви. Экранизации сказок из сборника выпущены на дисках телевизионным каналом «Тунис 7». Голос автора на заднем плане принадлежит самому Абд аль-Азизу аль-Арви. Эти отрывки были взяты из записанных радиовыступлений в 30-60 гг. XX века. Успех экранизаций был настолько внушительным, что руководство канала приняло решение продолжить коммерческий проект и выпустить в свободную продажу диски с фильмами. На данный момент в свободном доступе находятся только диски, книга стала букинистической редкостью, т.к. телекомпания, выкупив права, запретила переиздание книги в будущем, стараясь тем самым привлечь больше внимания к своим телевизионным проектам. Однако в последние годы с развитием и популяризацией интернета в тунисском обществе появляются группы, например, в социальной сети «Фейсбук», посвященные Абд аль-Азизу аль-Арви, с публикацией текстов некоторых сказок как на тунисском диалекте, так и на литературном арабском. (Ид нжУЭ 2010)Также подобные отдельные публикации можно встретить на различных форумах.

Фольклорная традиция зачастую тесно связана с марабутизмом, поскольку включает в себя легенды и предания, связанные с местными аулийа. Потому борьба модернизации со старыми религиозными пережитками затронула и устное народное творчество, многие памятники которого были утеряны.

В то время как власти Туниса в период правления династии Хусайнидов поощряли почитание марабутов, чтобы стимулировать процесс интеграции различных меньшинств в структуру тунисского общества (и таким образом упорядочить их и держать под наблюдением), после получения независимости правительство страны стало вести себя гораздо подозрительнее по отношению к суфийским орденами и традиции поклонения аулийа. Повсеместное распространение на территории Туниса религиозных практик, связанных с завиями, вызывали все большее беспокойство у мусульманской религиозной элиты,французов, опасающихся организованной оппозиции, и националистов, убежденных в необходимости создания единого современного государства. Существуют определенные доказательства, указывающие на то, что колониальные власти в Северной Африке считали зияры потенциально опасными образованиями, способными переродиться в сопротивление; французское правительство в Алжире, например, старалось ограничить и даже запретить их. (Clancy-Smith 1990, 206)Национальная элита, которая пришла на смену колонизаторам, была так же подозрительна, как и предыдущая, сомневаясь в лояльности этих групп по отношению к новому правительству. В 1950-х годах Хабиб Бургиба провел целую кампанию, направленную против системы завий, многие из которых он закрыл, переделал или разрушил. Так, например, завия Сиди Са'да была закрыта с 1958 г. вплоть до 1966г., когда вновь возобновившийся интерес к тунисскому фольклору и американскому джазу способствовал скорейшему прохождению бумажной волокиты и других формальностей по инициативе властей, ответственных за развитие культуры, медиа и туризма.Переделка гробниц ясно свидетельствовала о восприятии государством суфизма и поклонении аулийа как несовместимого с модернизацией и развитием - главными приоритетами новой политики государства - пережитком прошлого. В то время как могила Сиди Ахмеда ат-Тижани была разрушена до основания, чтобы освободить место для постройки новых зданий в городской медине, что способствовало бы расширению туристического бизнеса, гробница Сиди Риахи была национализирована и переоборудована под офис Национального Женского Союза, а одна из двух городских гробниц Сейды Манубийи была превращена в местную штаб-квартиру партии Нового Дустура. (Ferchiou n.d., 193)Отчеты, начиная с 1960-х годов, говорят о том, что благодаря этим усилиям националисты свели на нет присутствие суфийских орденов в провинции Туниса.(Brown n.d.)

Несмотря на то что государство не жалело сил, жестко контролируя деятельность мечетей по всей стране (все имамы назначались правительственными структурами, и ходили слухи о том, что агенты тайной полиции присутствовали на каждом мероприятии, проводимом в мечети), ему никогда не было под силу уничтожить завии - глубоко укоренившуюся традицию в народной культуре. Благодаря своему умению противостоять давлению государства и суфизм, и культ аулийа остаются во многих отношениях вне сферы досягаемости национальных институтов власти. Ярким примером в данном случае выступает традиция стамбели, «ритуалы которого подразумевают «общение» с аулийа, включают в себя сразу оба эти понятия, но они не подвластны контролю государства также и в силу других различных обстоятельств». (Jankowsky 2010, 159-160)

Мониа Хежаиеж, проводившая свои исследования фольклора белди в 90-е гг. XX века, также отмечает важность религиозного наполнения любой сказки с точки зрения самой рассказчицы, т.е. ее отношения к религии и того места, которое она занимает в жизни женщины. (Hejaiej 1996, 14-15)Из чего можно сделать вывод, что наследие устного народного творчества в период модернизации понесло серьезные потери не только по причине намеренного игнорирования властями этого вида искусства, но и в результате долгосрочных планов правительства построить новое государство исключительно на принципах светскости.

Институт сказительства в эпоху перемен.

Модернизация послужила причиной постепенного исчезновения искусства сказителей. Приход новых технологий, а вместе с ним и новых развлечений, только активизировал этот процесс. Государственная позиция по искоренению широко распространенной в тунисском обществе приверженности «народному исламу» и непоощрению фольклора еще более усилила кризис в этой сфере.

Публичная профессия сказителя, как отмечалось ранее, была достоянием мужского пола. Вплоть до конца 1960-х гг. сказителей можно было встретить в таких общественных местах, как, например, кафе или махазин (гостиные ряды). Кафе были общественным институтом, который процветал в Тунисе со времен Оттоманского завоевания, и, надо заметить, не утратили своего значения в традиционной культуре страны и по сей день, до сих пор являясь средоточием общественной жизни.

Фдави или рави (традиционные сказители) был весьма примечательной фигурой. Он зарабатывал своим искусством, выступая толькоперед мужской аудиторией на рыночных площадях, в центре жилых кварталов и в кафе. В отличие от своих коллег в Египте рави не аккомпанировал себе на музыкальном инструменте во время исполнения. Историки подтверждают, что XIX век и последующий дают богатый материал о традиции мужского сказительства. З.Турки в своем труде «Тунис вчера и сегодня», описывая жизнь в столице в начале XIX века, рассказывает о сказителе, который обычно сидел на высоком стуле с палкой в руках.(Turki 1978)

Не существовало никакой определенной платы рассказчикам, но в конце представления сказитель обыкновенно обходил зрителей с подносом в руках, и они платили ему столько, сколько им предписывала их химма (т.е. должность или положение в обществе). Упадок традиции в основном произошел из-за политики правительства.

После получения независимости в 1956 году государство сделало своим приоритетом письменную культуру за счет устной, уличной культуры. Такие уличные представления, как выступления бродячих музыкантов, аль-каракуз (традиционный театр, наследие Османского владычества) и сказительство официально перестали поощряться, поскольку воспринимались как атрибуты безграмотности, которую современный Тунис пытался искоренить. Однако в последние десятилетия интерес к устному народному творчеству возобновился, и стали проводиться серьезные исследования на тему фольклора.

Семидесятые годы XX века были отмечены распространением идей панарабизма, и в этой связи устная народная традиция стала рассматриваться как истинное выражение тунисской самобытной национальной культуры. В попытке собрать и должным образом исследовать устное наследие были созданы фольклорные центры. В 1990-х гг. рави вернулись на сцену во время проведения фестиваля в медине, который проходит в месяц Рамадана. К сожалению, представление не является спонтанным действом, это скорее мероприятие, организованное государственными структурами, нежели самими людьми. (Hejaiej 1996, 9-11)

Один из примеров сохранения искусства сказительства уже приведен выше в случае с Абд аль-Азизом Арви. Его выступления, получившие широкую известность даже за пределами страны, благодаря, прежде всего, мастерскому исполнению, а также разнообразным и интересным сюжетам, были первоначально записаны для радиовещания. Затем выпущен сборник тунисских сказок из его репертуара. В конце 90-х годов XX века на волне возрождения интереса к национальному фольклору впервые зародилась мысль о том, чтобы экранизировать волшебные истории. Однако этот пример, пожалуй, единственный, поскольку дефицит фольклорных материалов и информации в целом о национальной традиции сказительства в Тунисе свидетельствует о том, что зафиксировать в эпоху модернизации удалось немного.

Из наиболее любимых писателей Туниса, кто широко использовал в своем творчестве элементы традиционной культуры и представлял собой сказителя уже не народного, а литературного, можно назвать Али ад-Ду'ажи (1909-1949). Он, как представляется его современным читателям, черпал свое вдохновение из картин обыкновенной жизни тунисцев, прислушиваясь к разговорам мужчин в кафе, наблюдая за поведением соотечественников на улице, прогуливаясь по торговым рядам и созерцая морские виды на берегу.Полевыематериалы. Тунис, Тунис, Ж.Ф., муж., 65 лет,август 2010г.

В последние два десятилетия ежегодно в наиболее крупных городах страны проводятся фольклорные фестивали, которые собирают большое число зрителей, что широко освещается в прессе. Регулярно в различных частях Туниса выступают артисты с представлениями, иллюстрирующими определенные сцены из традиционной жизни тунисцев, исполняя народные песни и танцы. Такие спектакли можно увидеть как в театрах Туниса, Сфакса и Суса, так и на концертных площадках более мелких городов, куда приезжают труппы на гастроли.

Если у мужчины больше возможностей продемонстрировать свое искусство рассказчика и оратора, показать себя знатоком народного фольклора, нежели у женщин в традиционном обществе, что объясняется принятым укладом жизни, то женщины могут проявить себя в семейном кругу. Если профессиональными сказителями, как правило, бывают мужчины, то в доме именно бабушки собирают вокруг себя внуков, чтобы поведать им волшебные истории о джиннах, колдунах, отважных принцах и прекрасных принцессах.(Mehadji n.d.)Как совершенно верно указывает М.Хежаиеж, за закрытыми дверьми женщинам всегда удавалось избегать правительственных запретов и сохранять традиции, несмотря ни на какие перемены в общественной жизни страны. Таким образом, если под напором модернизации профессиональное мужское сказительство фактически исчезло, то женская традиция сохранилась, не поддавшись внешним обстоятельствам.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >