Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Кирилло-Белозерский монастырь и русская аристократия

Архитектурный комплекс

Русские монастыри в архитектурном отношении имели сложную структуру и отличались удивительным единообразием архитектурно-планировочных приемов. Кирилло-Белозерский монастырь представляет собой сложный ансамбль, сформировавшийся на протяжении нескольких столетий, который в итоге приобрел весьма своеобразную форму, отличную от средневековых монастырей. На территории Кирилло-Белозерского монастыря расположено множество построек, и на первый взгляд кажется, что они расположены хаотично, неупорядоченно. Но это не так [20, с. 3-18].

Центральное место среди различных построек - культовых, хозяйственных, жилых, занимает Успенский собор - наиболее важное по идеологическому значению здание монастырского ансамбля. Его главенство подчеркивается не только центральным положением, но и размерами. Недалеко от собора поставлены другие церкви - церковь Введения с трапезной палатой, церковь Епифания, колокольня.

При этом трапезная размешается к северо-западу от Успенского собора. Восточное расположение трапезной было крайне нежелательным. Это объясняется, вероятно, особенностями монастырского уклада. Монахи, возглавляемые священником, шли на трапезу из собора, поднявшись на крыльцо трапезной, священник должен был прочесть молитву, стоя лицом на восток. При восточном расположении трапезной собор оказался бы за спиной у молящихся, что, очевидно, представлялось неуместным.

Все монастырские постройки образовывали четкую иерархическую систему, группируясь по функциональному признаку и соподчиняясь между собой. Успенский собор доминировал над трапезной палатой и близлежащими церквями, трапезная палата в свою очередь доминировала над поварней, поварня являлась центром для Хлебного домика и различных амбаров и ледников. Эго решение, имеющее чисто утилитарные основания, в то же время воплощало принцип иерархии, господствовавший в культуре средневековья [56, с. 272-274].

Архитектурный комплекс Кириллова монастыря сложился во многом благодаря усилию богатых вкладчиков, которые давали средства на их строительство и обустройство. Множество предметов церковного быта - киотов, икон, посуды и пр., так же были приобретены монастырем в виде вкладов, что, в свою очередь оказало влияние на внутреннее убранство храмов и церквей.

На средства вкладчиков были построены: церковь Ризоположения, церковь Архангела Гавриила, церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи, церковь преподобного Сергия Радонежского, церковь преподобного Иоанна Лествичника над Святыми вратами, крепость Нового города.

Главный храм Кирилло-Белозерского монастыря - Успенский собор, был построен в 1497 году. Это одна из самых первых каменных построек обители, она является выдающимся памятником древнерусской архитектуры. Наряду с соборами Спасо-Каменного и Ферапонтова монастырей этот храм входит в группу строений, положивших начало монументальному строительству на севере Руси.

С момента постройки Успенский собор стал центром архитектурного ансамбля монастыря. Это настоящая сокровищница древнерусского искусства: памятников станковой и монументальной иконописи XV-XVII веков и произведений декоративно прикладного искусства: комплекс икон из иконостаса Успенского собора и цикл монументальных росписей, который отличается редкой сохранностью первоначального вида [51]

По монастырским описям известно немало комплексов такого объема, которые восходят как прототип к рублевскому иконостасу из владимирского Успенского собора, но из всех сохранился только кирилловский, дает возможность воочию увидеть и почувствовать всю грандиозность классического ансамбля древнерусской живописи эпохи расцвета [51, с. 7]

Внутреннее убранство каменного Успенского собора было нарядным и богатым. Собор расписан на вклад царского дьяка Никифора Шипулина в 1641 г. [1, с. 23]. Помимо росписи декоративное убранство Успенского собора включало в себя иконостас, отдельно стоящие иконы, пелены, кресты и драгоценные церковные сосуды. Опись 1601 года дает яркую картину насыщенного «узорочьем» интерьера. Одних только пядниц (икон размером в пядь, в ладонь) «окладных на золоте и красных» было 233, местных образов - 11, крестов золотых - 7, панагий золотых - 9, а также множество других крестов, покровов и иных изделий [14].

Кроме этого в Успенский собор поступали вклады от царей, так Царские врата в Успенском соборе были сделаны в 1645 году по пожеланию царя Михаила Федоровича [27]. Эти врата были в позолоченном чеканном окладе, образы святых были писаны по золоту. На окладе надпись: «Божиею милостью, и велением Великаго Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всея России Самодержца и Его Благоверной Царицы и Великой Княгини Евдокии Лукьяновны и благоверных чад сделаны сии двери царские в Кириллов монастырь Успения Пресвятые Богородицы. Лета 7153 от Рождества Христова, 1645 года».

Царские врата в храме преп. Кирилла - также дар царя Михаила Федоровича, эти врата были поменьше, чем в храме Успения Богородицы, на них также была надпись: «Божиею милостию, повелением царя и великого князя Михаила Федоровича всея России самодержца и его благоверной царицы и великой княгини Евдокии Лукьяновны и благородных чад зделаны сии Царские двери на Белоезеро в монастырь преподобному отцу Кириллу чудотворцу лета 7153» [27, с. 25-27].

Церковь Ризоположения (Рис.1) изначально находилась в селе Бородава, на высоком мысу у впадения в Шексну р. Бородавы, в 23 км от Ферапонтова монастыря. Село Бородава было перевалочной базой с пристанью, через этот населенный пункт постоянно шли потоки товаров. Здесь перегружали товар с больших судов на лодки, так как р. Бородава - узкая, и большие суда не могли пройти по ее руслу. Это самый древний точно датированный сохранившийся памятник русского деревянного зодчества . [93, с. 32-37].

Эта церковь была построена по повелению и на средства Ростовского и Ярославского архиепископа Иоасафа, в миру князя Оболенского, который принадлежал древнему роду, ведущему свою родословную от Рюрика, в 1485 году. История самого князя Оболенского достаточно интересна, согласно легенде, во время его свадьбы с княжной Луговской, юродивый Исидор Твердислов предсказал скорую смерть невесты и пострижение кн. Ивана в монастырь. Через год при родах княгиня умерла, после ее смерти князь Иван принял постриг в Ферапонтовом монастыре [24].

Церковь Ризоположения относится к наиболее распространенному в древнерусском государстве клетскому типу и состоит из трех объемов разного размера и высоты: основного, алтарного и трапезной. Изначально, до ремонта 1848 г., трапезная была окружена гульбищем - открытой галереей на столбах. Архитектура церкви имеет более усложненную форму, по сравнению другими храмами такого типа. Ей присущи такие черты как: устремленность вверх, выразительное чередование объемов от трапезной до алтарной части. Бревна сруба тщательно подобраны: все ровные, длинные, без сучков . [30, с. 13].

К моменту закрытия церкви в 1950 г. сохранилось 19 икон, которые датируются XV-XVI веками. Большая часть икон - это особое явление художественной жизни того времени. Иконостас состоял из двух ярусов. Справа от Царских врат в нижнем ярусе находилась сохранившаяся до наших дней храмовая икона «Положение ризы и пояса Богоматери». Вторым ярусом был деисусный чин, из первоначального состава которого сохранились иконы «Святитель Василий Великий», «Великомученик Георгий» и «Великомученик Димитрий Солунский». Праздничные чин и пророческий чин в церкви Положения риз отсутствовали.

Начиная с XVI века утраченные иконы из иконостаса 1485 года периодически восполнялись. Наиболее значительным из пришедших на замену произведениями иконописи являются центральные образы деисуса и Царские врата. Причиной замены здесь, предположительно, был пожар, следы которого заметны на иконе «Положения ризы Богородицы». К началу XVI века относится выносная запрестольная выносная икона с «Богоматерью Одигитрией» на передней стороне и Николаем Угодником на обратной [66].

Возможно, что замена осуществлялась в несколько этапов. Наиболее ранними иконами выглядят «Спас на престоле», «Богородица», «Иоанн Креститель» и «Апостол Пётр». Вероятно, иконы архангелов и апостола Павла появились позже и, самыми поздними из этой группы, во второй половине XVI века, были созданы Царские врата. И. И.Бриллиантов в своей книге 1899 г. «Ферапонтов Белозерский, ныне упраздненный монастырь, место заточения Патриарха Никона», высказал предположение о том, что некоторые иконы были написаны Дионисием, он сумел прочесть плохо сохранившуюся надпись на откосе северного входа собора Рождества Богородицы», гласящую, что собор расписал Дионисий с учениками.

Я. П. Гамза в 1937 году подтвердил предположение Бриллиантова, изучив 10 икон верхнего деисусного ряда и 3 иконы нижнего местного ряда, а также икону «Распятие» из алтаря. Он пришел к выводу, что все эти иконы написаны Дионисием. Однако позднее художник-реставратор и искусствовед Н. В. Перцев пришел к выводу, что только пять икон принадлежат кисти Дионисия: «Положение ризы и пояса Богородицы», «Василий Великий», « Великомученик Георгий», «Троица» и «Дмитрий Солунский» [10, л. 6-7].

Церковь Архангела Гавриила с приделом Константина и Елены (Рис.2) была построена в 1531-1534 гг. при игумене Феодосии, по повелению и на средства великого князя Василия III, по случаю рождения сына. Главный престол был освящен в честь дня рождения великого князя (26 марта), а придел - в память небесных покровителей великой княгини Елены Васильевны - царя Константиана и матери его Елены.

По мнению исследователя этого памятника С. С. Подъяпольского, здание строилось ростовскими мастерами. В архитектуре четко проступают «фряжские» черты, которые внесли в русскую архитектуру приглашенные Иваном III мастера для переустройства Кремля итальянские зодчие. Особенно это просматривается в интерьере церкви. С. С. Подъяпольский отмечает смелость и оригинальность решения верхней части церкви: над карнизом, где обычно помещались закомары, были возведены стены второго яруса с большими открытыми проемами, в которых висели колокола. Этот ярус звона венчали небольшие кокошники. В северо-западном углу яруса находились боевые часы, церковь имела две главы - большую в центре и малую над приделом [65, с. 27].

Церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи с приделом прп. Кирилла Белозерского (Рис.3) была построена в 1531-1534 годы на вклад великого князя Василия III. Строительство этой церкви связано с рождением наследника - Ивана Грозного в 1530 г., после того, как в 1528 году Василий III побывал на богомолье в Кирилло-Белозерском монастыре [27, с. 1-3]. Церковь Иоанна Предтечи возводилась почти одновременно с другим храмом во имя Архангела Гавриила. Возможно, строительство обоих храмов велось ростовской артелью мастеров.

Первоначальный облик храма, особенности и этапы строительства удается воссоздать при помощи письменных источников - монастырских описей XVII-XVIII веков и иконографического материала. В описи 1601 г. упоминается о наличии «двух верхов» на церкви и звонницы на «шести столпах» при ней [14]. Опись 1668 года рассказывает о покрытии куполов: «Кресты и главы паяны по чешуе белым железом покрыта тесом», в этой же описи упоминаются два деревянных придела на южном и западном приделе. Опись 1773 года рисует картину обветшания церкви: «крыши тесовы ветхи», в стенах «от сводов до фундамента трещины, а на полденной стене от фундаменту до своду великие трещины…». Оконные проемы к этому времени уже были пробиты. Такое состояние здания вынудило монастырских властей принять меры по ремонту, который завершился до 1809 году.

Церковь представляет собой традиционный четырехстолпный храм с тремя апсидами. В декоре и интерьере заметно итальянское влияние, которое дошло до этих мест с запозданием и искажением, верхнее устройство храма осталось традиционным, главный барабан по местной традиции украшен широкой полосой орнамента.

Церковь преподобного Сергия Радонежского была поставлена на территории Ивановского Малого или Горнего монастыря, который входил в состав Кирилло-Белозерской обители. Эта церковь была возведена на вклад Ивана IV и его сыновей. Первое упоминание о ней содержится в монастырской описи 1601 г. [27], датой постройки считается 1560 г., на основании года освящения престола Дионисия Глушицкого, которому посвящен придел. К 1594 г. относится повторное освящение церкви и придела.

Архитектурный облик храма мало отличается от других церквей того времени. Это небольшая четырехугольная, разделенная на две половины иконостасом, постройка. Исследователи считают, что этот храм возводила бригада местных мастеров, без профессионального руководства архитектора [49, с. 34]. Храм стоит на подклете, который из-за ухода под землю с северной стороны имеет вид подвала. Эта церковь характеризуется декоративностью и наличием кирпичного узорочья.

Келарская палата храма - узкое, поперечно ориентированное помещение. В плане повторяет композицию церкви Введения с трапезной или большой трапезной палаты Успенского монастыря, однако ее архитектурные формы более упрощенные и примитивные, а размер значительно меньше. В то же время памятник имеет сходство с теплыми деревянными клетскими храмами, которое выражается в наличии окон, между трапезной и храмом и пониженного алтаря [66, с. 23-25]. Внешний орнамент церкви состоял из вертикальных лопаток, которые разделяли южный и северный фасады на две части, восточный - на две, и завершалась композиция поясом из впадин и зигзагов [61, с. 250-253].

В 1594 году облик храма изменился: над основным объемом построили звонницу с кокошниками. Храм венчали две главы. С. С. Подъяпольский считает, что звонницу построили в XVI веке [65, с. 310-318], а Н. К. Никольский относит время пристройки колокольни к периоду 1601-21 годов, так как в описи 1601 года никаких упоминаний о ее наличии нет, а в описи 1621 г. уже есть информация о наличии колокольни и трех колоколов, которые, скорее всего, были перенесены из стоящей рядом деревянной колокольни [62].

В начале XVII столетия трапезная палата была размером 4,5 сажени и соединялась с храмом через дверь, своды поддерживал столб, а на западной стене было пять образов. Всего было 14 окон: 4 в церкви, 7 в трапезной, З в келарской. В погребах под трапезой хранили капусту, огурцы и другие запасы. Трапезная отапливалась двумя печами. Для оббивания верхов и крестов приделов использовали «немецкое железо» [50, с. 113].

В 1621-1635 гг. звонницу перенесли на северную паперть и заложили арки, эти мероприятия были вызваны ухудшением состояния здания. Оползание южной стены храма, начавшееся вскоре после его возведения, и появление трещин в сводах и стенах храма вынудили в 1652 году приступить к его ремонту, работами монастырских каменщиков руководил подмастерье каменных дел Кирилл Серков. Были переложены заново части южной стены и сводов трапезной и подведены к той же стене нескольких громадных каменных контрфорсов. Состоялась также переделка окон в самой трапезной палате [62].

Церковь преподобного Иоанна Лествичника над Святыми вратами (Рис.4) была построена в 1569-1572 гг. на вклад сыновей Ивана Грозного - Ивана и Федора. Поэтому ее главный престол и придел были освящены во имя тезоименитых царевичам святых - преподобных Иоанна Лествичника и Феодора Стратилата. Для этого строения характерна тяга к традиционности форм, свойственная памятникам архитектурного ансамбля Кириллова монастыря.

Стилистическая общность архитектурного решения церкви Иоанна Лествичника с другими сооружениями монастыря проявляется в большой устойчивости форм и декоративных приемов, тяготеющих в раннемосковскому зодчеству: композиция масс, применение конструкции повышенных подпружных арок, разделение фасадов орнаментальными поясами, поднимающиеся над закомарами ярусы кокошников, порталы, имеющие перспективное устройство и др. В то же время формы и приемы, имеющие московскую ориентацию, подверглись местной корректировке - для здания характерна большая пышность, разработанность орнаментального пояса и особая система венчания основного объема кокошниками, выполняющими чисто декоративную функцию. Здание очень гармонично по пропорциям, особенно в интерьере, можно предположить, что строил опытный церковный строитель, возможно, это последняя работа приезжего мастера, позднее, вплоть до XVIII века, работы в монастыре велись за редким исключением местными каменщиками.

В церкви сохранилось большинство деисусных и пророческих икон XVI века, а также небольшой придельный иконостас. Церковь никогда не расписывалась, побелка ее стен имела теплый оттенок, и поэтому прекрасно гармонировала с иконостасом. Царские врата были украшены золотой резьбой. Особую ценность представляет иконостас, который создавался в период очень оживленной художественной деятельности в монастыре.

Поскольку церковь не была расписана, иконостас стал главным украшением. К XVI веку относятся местный, деисусный, пророческий чины, позолоченные царские врата. Иконы XVI века очень своеобразны по исполнению, в них нет традиционного выделения силуэта изображения. Одежды, фон написаны близкими по цвету красками уверенными беглыми мазками разной густоты, благодаря чему создается эффект богатства живописной поверхности.

При художественной цельности ансамбля иконы все-таки образуют две, отличные друг от друга группы. Первая - «Богородица», «Василий Великий», «Великомученик Дмитрий Солунский», «Соломон, Иаков» и др. Иконы, относящиеся к этой группе выполнены более традиционно, плоскостно, разделки графичны, краски локальны. Иконы второй группы - «Апостол Павел», «Иоанн Предтеча», «Архангел Михаил», «Моисей, Исайя» и др.- написаны по-другому: иконописец использовал сложные красочные смеси, прибегал к контрастным разделкам сложного рисунка. Фигуры размещены более свободно, в них меньше скованности.

Особый интерес представляет иконографический тип деисусного чина. Полуфигурный деисус, восходящий к византийским образцам, был очень распространен на Руси в XVI веке. Иконостас церкви Иоанна Лествичника очень похож на иконостас в Успенском соборе (1553 г.) г. Белозерска. Они близки по типу фигур, их рисунку, по набору использованных красок, технике живописи, даже тексты пророческих свитков исполнены будто другой рукой. Уникальность лествичниковского иконостаса в его своеобразии.

Первоначально внутреннее убранство церкви было более богатым, затем оно стало скромнее. Но все равно, эта церковь поражала уютным, светлым интерьером и величественным монументальным иконостасом, на который как бы наложило свой отпечаток суровое и сложное время Ивана Грозного - время централизации Русского государства[65].

Крепость монастыря - Новый город (Рис.5) была построена позже других частей Кирилло-Белозерского монастыря в XVII веке. В 1653 году был издан указ царя Алексей Михайлович о возведении в монастыре дополнительных защитных стен. Изначально был проект, по которому хотели возвести стены по европейскому образцу, но настоятеля это не устроило, он просил, чтоб строили по образцу Троице-Сергиева монастыря. Помимо этого, царь пожаловал на строительство Нового города 45 тысяч рублей [1, л. 46].

Стены Нового города окружают монастырь с трех сторон, по всей длине они состоят из трех ярусов - нижнего закрытого и двух верхних, которые обращены в монастырь открытыми арочными галереями. Длина стен - 732 м, высота - почти 11 м, толщина - 7 м. Крепость включает в себя 4 угловых и 2 воротных башни. Строили Новый город почти 30 лет, было использовано большое количество строительного материала и сил местных крестьян. Благодаря строительству этих стен, монастырь стал одним из крупнейших в Европе, площадью 12 га, и самой мощной крепостью на Русском Севере.

Казанская башня имеет высоту 37 м, в ее архитектуру входят главные входные ворота в монастырь со стороны Вологодской дороги. Она была построена в 1659 году на месте деревянной Казанской церкви, отсюда и получила свое название. Башня не отличается обилием декоративных элементов, внешний вид достаточно прост, строг и лаконичен. Башня имеет квадратное основание со стороной 14 м, высота до кровли - 17 м. Она не имеет центрального столба и делится на три боевых яруса деревянными мостами с лестницами между ними. Над проездной аркой сохранились киоты в кирпичных обрамлениях и стенное письмо - дело местного мастера старца Феофана Дерголоба. Со стороны входа изображен Спаситель с преподобными Кириллом и Сергием Радонежским. Со стороны монастыря - изображение Знамения Божией Матери. Въезд перекрывался железной решеткой - герсой, кроме которой были ворота, окованные железом, и наглухо запиравшиеся железными засовами.

Вологодская башня - самая первая из построенных башен Нового города. Она обильно украшена декором и больше остальных напоминает укрепления Троице-Сергиева монастыря. Она восьмигранна, пятиярусная, в высоту около 30 м. В Вологодской башне есть нижний сводчатый этаж, сквозь середину которого проходит каменный столб, служащий опорой для перекрытий ярусов, там же находилась лестница, ведущая на смотрильню, откуда велось наблюдение за окрестностями.

Белозерская башня стоит на мысу у Сиверского озера, ее строительство было начало в 1667 году. Она построена по типу Московской. Ее отличает криволинейное, как бы купольное очертание кровли над основным объемом.

Московская (Ферапонтовская) башня - самая высокая (42 м), шестнадцатигранная, это обусловлено повышенными оборонными свойствами: такая форма менее уязвима для ядер. По всей высоте башни в шахматном порядке расположены пушечные бойницы, что позволяло усилить плотность обстрела. В нижнем этаже в толще стены есть две тесные, по 1 кв. м, камеры с маленькими окнами, из них хорошо просматриваются стены в обоих направлениях. В полу обеих камер есть квадратные отверстия, от которых идут вниз по стене кирпичные переговорные трубы, которые под углом выходят в подвал. Эта система связи позволяла связываться наблюдателю и воинам, которые находились в помещении подошвенного боя. Такие же две камеры были и Вологодской башне.

Здание монашеских келий имеет необычную планировку и сложную строительную историю. Постройка шла в четыре этапа: сначала выстроили из кирпича небольшую Писчую келью, где велось монашеское делопроизводство. Фасад этой палаты был украшен наличником, увенчанным тремя остроконечными выступами. Вверху над сводчатой кельей была каменная палата без сводов и с двумя окнами, которые обрамлялись рамками из цветных изразцов, такие изразцы впервые использовались для украшения Московской башни в середине 60-х годов XVII века.

На втором этапе строительных работ возвели одноэтажные кельи между Святыми вратами и Писчей кельей. Они состояли из двух помещений, каждое из которых имело входные сени и две кельи по сторонам. Засенья вели в длинный узкий коридор, имевший разрыв между отделениями. Таким образом, за кельями выгородили не большие внутренние дворики, на которые с трех сторон выходили окна келий, засений и двора; из этих двориков топили печи, которые стояли в кельях.

Затем над кельями возвели второй этаж и перекрыли сводом проход, который был между кельями и крепостной стеной. Над этим сводом разместили летние кельи. Позднее строительство келий продолжилось по другую сторону Писчей кельи, практически до поворота стены -Успенского монастыря.

Строительство келий также осуществлялось на средства богатых вкладчиков. Например, Иван Грозный давал деньги на постройки лично для себя и своих сыновей: «Царь Иоанн Васильевич дал 200 рублев на кельи» (1567 г.), «Царь … прислал деисус с праздникы и пророки и велел поставити в келии свои» (1668 г.), «Царевич Иоанн Васильевич дал … образ Пречистыя Богородицы … а поставити тот образ в Царевиче Иванове келии, да на кельи дал 200 рублев» (1570 г.), под тем же годом: «Царевич Федор Иванович дал образ Пречистыя Богородицы … а велел тот образ поставити в келии своеи … да пожаловал вклад 500 да 100 рублев на кельи» [27, с.1].

Итак, благодаря вкладам, Кирилло-Белозерский монастырь в значительной степени приобрел свой историко-архитектурный облик. Большинство из построенных церквей и соборов являются памятниками древнерусского каменного и деревянного зодчества. При постройке крепости Нового города, обитель увеличила свою территорию и стала одним из крупнейших монастырей не только России, но и Европы. В 1997 году Кирилло-Белозерский музей-заповедник приобрел особый статус был включён в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее