Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Язык как конструктивно-прогностическая структура в гуманитарном познании

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблем философии науки обусловливается изменением научной картины мира, сближением естественнонаучных и гуманитарных дисциплин, а также ускорившимся ростом научного знания и увеличением важности роли, которую наука играет в повседневной жизни социума. В связи с этим требуется философское осмысление нового бытия науки, методологическая разработка её проблем и построение новых моделей её развития.

На настоящий момент особенно актуальными вопросами философии науки становятся проблемы философии гуманитарных наук в связи с тем, что научный фокус смещается на исследование систем, в которые включён человек, а также с тенденцией гуманизации и гуманитаризации научного знания. В результате того, что философия науки традиционно развивалась на естественнонаучном материале, гуманитарные науки требуют в настоящее время серьёзного философского осмысления и нового решения традиционных философских проблем, которые вновь актуализировались на текущем этапе развития науки.

Среди актуальных вопросов философии гуманитарных наук особенно важной является разработка проблем философии языка, анализ языка науки, изучение научного сообщества через речевое взаимодействие его членов. Языковые подходы и понятия занимают одну из ведущих позиций в современном изучении науки и требуют своей дальнейшей разработки.

Прогнозирование научно-технического прогресса является одной из важнейших задач философии науки, при этом вопрос о самой способности мыслить будущее исследован слабо. Для изучения данной проблемы сложились благоприятные условия, так как для философского синтеза появился корпус литературы, посвященной исследованию прогностической функции.

В результате актуальным становится исследование прогностической функции языка, его креативного потенциала. Данный вектор исследования представляется плодотворным, так как в современной философии на первый план выходит проблематика текста и языковой референции, и акцент в изучении языка смещается к проблеме языка как способа конструирования бытия как текста. Важной становится проблематика сущности языка и рассмотрение языковых знаков как источника, через который раскрывается глубинная суть произведения, а также новые уровни реальности. Текст, как продукт использования языка, превращается в эпистемологическую модель реальности и воспринимается не просто как форма взаимодействия с реальностью.

Такой подход к прогностической функции языка в настоящее время разрабатывается в неклассической теории познания в рамках методологии конструктивного реализма. Данная концепция предполагает существование реального мира, познаваемого и открытого для изменений на основе знания, которое достигается с помощью языка. Взаимодействие языка и мира возможно потому, что знаково-символическая данность не менее реальна, чем физическая.

В историческом контексте взаимодействие языка и реальности получало различное толкование. Так, в радикальном конструктивизме подвергается сомнению объективная реальность как объект познания, так как познающий субъект получает лишь некоторый толчок извне, который кодируется особым когнитивным способом, в том числе, и с помощью языка. Иными словами, считается, что «нарративные операции» конструируют мир. В результате, то, что должно быть отношением к реальности, в действительности является самореференцией. Напротив, в натуралистическом реализме полагается, что язык напрямую взаимодействует с реальностью и является её отражением. Иначе говоря, язык конструируется реальностью, а не реальность - языком.

На неклассическом этапе развития теории познания наиболее продуктивной является концепция конструктивного реализма, которая не просто примиряет натуралистический реализм с конструктивизмом, но и снимает ряд проблем противоборствующих позиций. В ней язык понимается как система, обусловливающая субъективную реальность - нечто данное, переживаемое и осмысленное. Создаваемая нами картина реальности соответствует до определённой степени самой реальности, поэтому познающий субъект не замыкается на себе, а открывается миру.

Теория конструктивного реализма предполагает, что результаты человеческой деятельности, в том числе языка, начинают жить самостоятельной жизнью и приобретают своеобразную реальность. Язык мыслится как творческая сила, не только создающая субъективную реальность, но и взаимодействующая с объективной действительностью.

Оппозиция радикального конструктивизма и натуралистического реализма проявляет себя не только в отношении языка и реальности, но и в анализе его прогностической функции. В связи с этим, актуальным становится вопрос о соотношении прогнозирования и проектирования, предвидения будущего и его конструирования в контексте соотношения наивного реализма и радикального конструктивизма. Методология конструктивного реализма претендует на более адекватное описание познавательных процессов, поскольку деятельность по конструированию образов и представлений о будущем может отражать действительное положение дел, а значит, снимать различие между предвидением и проектированием.

Таким образом, прогностическая функция языка является одной из актуальных проблем современной философии науки и неклассической теории познания, преодолевающих односторонность позиций радикального конструктивизма и наивного реализма в концепции конструктивного реализма, в рамках которой изучение конструирования и прогнозирования реальности представляется наиболее адекватным.

Степень разработанности проблемы.

Философия науки изучается такими отечественными авторами, как В. Н. Порусом, И. В. Черниковой, которые отмечают постоянно изменяющуюся научную картину мира и динамику, которая она приобретает в условиях распространения информационных технологий, становления корпоративной науки и повсеместной доступности знаний. Современное состояние науки чрезвычайно усложнилось, упрочившаяся междисциплинарность и другие свойства современного научного познания приводят к тому, что появляется всё больше философских вопросов, связанных с наукой. Философия науки, по мнению Черниковой, становится такой дисциплиной, которая затрагивает не только профессиональных учёных, но и всё общество в целом. Вместе с тем современная наука не только расширила свой объектный мир, включив в него самоорганизующиеся системы, но сделала человека началом научного знания, пишет Порус, что подводит к значимости философии гуманитарных наук.

В результате философия науки не может развиваться ограничивая себя отдельными дисциплинами, в частности, естественно-научными, но вынуждена обратить внимание и на социально-гуманитарное познание. Философия гуманитарных наук находит исследователей в лице В. А. Лекторского, B. C. Стёпина, И. Т. Касавина, Л. А. Микешиной. Они отмечают, что необходимо обратить внимание на гуманитарные науки, во-первых, из-за сближения разных областей научного познания, а во-вторых, из-за того, что традиционно философия науки не уделяла достаточно внимания гуманитарным наукам. Они считают, что в связи с этим необходимы новые исследования в философии гуманитарных наук, которые бы обращались к историческому материалу определённых дисциплин с традиционными вопросами философии, которые стали актуальны вновь.

Язык активно изучался и в истории философии науки, что связано, например, с аналитической, позитивистской философией. Фактически философию языка можно назвать одной из первых частнонаучных философских дисциплин, однако в современной отечественной науке ей также уделяется внимание. Так, например, А. П. Огурцов пишет о важности разработки лингвистических методов постижения науки, а также то, что для анализа науки широко используются понятия, бывшие ранее сугубо лингвистическими.

Вместе с тем для анализа прогностической функции языка в исследовании необходимо определиться с базовым взаимоотношением языка и реальности. Данную проблему изучала, в частности, Л. Б. Макеева, которая отмечает, что решение этого вопроса связано с отношением философа к реализму.

В контексте данной работы важным становится исследование конструктивного реализма, которым занимаются такие отечественные учёные, как Б. И. Пружинин, Т. Г. Щедрина, В. А. Лекторский. Последний утверждает, что конструктивный реализм является одной из самых продуктивных концепций в современной философии, который может примирить реализм и конструктивизм, а также снять ряд нерешённых до настоящего времени проблем. Лекторский также отдаёт внимание исследованию языка в конструктивном реализме, который воспринимается как открытая реальности система, что важно в рамках настоящего исследования.

Для понимания конструктивно-реалистической концепции языка следует обратиться к конструктивистской и реалистической, которые берут начало в античной философии. Конкретно оба этих подхода обозначил Платон в «Государстве».

В истории философии идеи конструктивизма находят воплощение в «Критике чистого разума» И. Канта. Современное же понимание конструктивизма, в частности его методического вида, можно найти у отечественного философа И. Т. Касавина.

С другой стороны, натуралистический подход в истории философии рассматривался Ф. Бэконом, оставляя прямые ссылки на Платона. Натуралистическую трактовку языка можно обнаружить также у Р. Декарта, Дж. Локка, Г. В. Лейбница.

Катализатором становления проблемы прогностической функции языка в философии науки стали идеи В. фон Гумбольдта, который писал об энергийной сущности языка. Гумбольдт вводит в научный оборот понятия «языковое сознание народа», «языковое мировидение», «деятельность духа» и другие. Гумбольдт также выделяет проблему существования языка лишь в действии, поднимает вопросы о его взаимодействии с реальностью. Он также, пожалуй, впервые чётко выделяет дихотомию языка, который, с одной стороны, служит материалом для мысли, а с другой -- инструментом для её формирования.

Прогрессивные и новаторские идеи Гумбольдта практически не нашли отклика в научных кругах его времени, поэтому в дальнейшем язык изучался по большей мере односторонне. Однако и во временных рамках XIX-начала XX вв. отмечался творческий потенциал языка и другие его свойства, важные в контексте данной работы.

В частности, И. А. Бодуэн де Куртенэ был уверен в том, что язык не замыкался в себе, а представлял собой одновременно и орудие, и деятельность. Бодуэн де Куртенэ выделяет прогностическую функцию языка, однако она замкнута сама на себя в том смысле, что определённые языковые явления, по его мнению, могут предсказывать состояние языка в будущем.

Женевская лингвистическая школа в лице Ф. де Соссюра оказала решающее развитие на лингвистику и философию языка того времени. За счёт того, что Соссюр давал определение языку как речевой деятельности, из которой исключили собственно речь, он видится пассивным вместилищем слов, грамматики и других явлений. Соссюр внимательно исследует взаимоотношения языка и речи, рассуждая, что из них является первичным. Соссюровская концепция языка интересна прежде всего строгой терминологией, которая отделяет язык от речи и всех его иных проявлений, а также может быть своеобразной отправной точкой, наиболее противоположной тому, что изучается в настоящем исследовании.

Ученики Соссюра А. Сеше и Ш. Балли также внесли определённый вклад в философию языка. Оба они исследуют взаимоотношения языка с мышлением, которое он и выражает, и формирует. Оба же пишут о деятельностном характере языка.

Американский дескриптивизм и Л. Блумфилд в частности признавали творческий характер языка. Э. Сепир доказывал, что язык существует только постольку, поскольку используется. Он также отмечал прогностический потенциал языка в части изменений, происходимых в нём самом. Б. Уорф наиболее обстоятельно из дескриптивистов исследовал влияние языка на будущее, приводя примеры сугубо лингвистических причин, которые повлекли за собой пожары.

Пражский лингвистический кружок привнёс в философию языка разрозненные идеи В. Матезиуса, С. И. Карцевского, Н. С. Трубецкого. В контексте настоящего исследования наиболее интересными представляются работы Р. О. Якобсона, который изучал язык как средство интерперсональной и интраперсональной, инструмент формирования и программирования высказывания. Якобсон также пишет о целенаправленности языка, его творческой силе в науке и сравнивает его с мостом, перекинутым из прошлого в будущее.

М. Хайдеггер изучал прогностический потенциал художественных текстов, работу поэтов с языком как подхватывание намёков бога и обнаруживал глубокую связь языка и бытия.

В философии языка второй половины XX в. выделяется фигура У. Эко, который писал о предсказательной роли художественных текстов. В работах «Роль читателя» и «Отсутствующая структура» он обращал внимание на то, что читатель выступает субъектом языковой деятельности, заново порождая его во время чтения. Эко также предложил прозрачную систему прогноза и конструирования реальности, которая заключалась в метафорическом сложении свойств разных объектов и детальном описании получившегося результата. Эко также широко изучал тему пророческой функции литературы.

Прогностическую функцию языка изучают Т. М. Любимова и В. Л. Шульц, которые в своей статье «Слова как „кванторы“ будущего» выдвигают гипотезу о его творческом потенциале, ориентированном на будущее. Они изучают вопрос того, где сконцентрирована прогностическая сила в языке, и останавливаются на предположении о том, что таким вместилищем является глагол.

Отдельные слова и части речи в контексте взаимоотношения с временем рассматривали многие исследователи. Например, Р. Барт в этой связи рассматривал имя. Также, по его выражению, магию имени исследовал российский философ А. Ф. Лосев. Один из создателей прагматизма Ч. Пирс рассматривал в этом же контексте глагол, как и уже упомянутые Гумбольдт и Эко.

Советский учёный Ю. М. Лотман и предложили концепцию взрыва, которая помогала понять саму суть предсказаний, показывала, как работает время и как происходит выбор того или иного будущего пути развития реальности. Лотман изучает время и текст в контексте гуманитарных наук -- в частности, истории.

Лотмановский ученик В. П. Руднев даёт определение реальности как знаковой системы. Он пишет о том, что при определённых операциях текст можно рассматривать как реальность, а реальность -- как текст. Руднев также вводит концепцию обратного энтропийного времени текста и показывает, как текст может предсказывать реальность через свои потенциальные интерпретации. Руднев также даёт материал для понимания, как прогностическая сила языка работает в гуманитарных науках -- в частности, в литературоведении.

Объект исследования - конструктивно-прогностическая структура языка.

Предмет исследования - реализация конструктивно-прогностической функции языка в научном тексте.

Цель исследования - рассмотреть конструктивно-прогностический характер гуманитарно-научных текстов.

Задачи исследования:

- выделить язык как объект исследования философии науки;

- реконструировать различные подходы к пониманию сущности языка в истории философии и науки;

- изучить прогностическую реальность текста, его уровней и кодов;

- обосновать прогностический потенциал научного текста в гуманитарном познании.

Методология исследования. В диссертации использованы философские, научные и конкретно-научные методы:

- сравнительный анализ различных подходов к пониманию языка в философских учениях различных периодов;

- историко-философская реконструкция анализируемых проблем с позиций современности;

- интерпретирующий синтез различных подходов в философии языка;

- контекстуально-герменевтическое выявление и понимание многогранной, неоднозначной сущности языка;

- экстраполяция полученных результатов на анализ современных актуальных проблем философии искусственного интеллекта.

Научная новизна результатов исследования:

- разобрана гипотеза, согласно которой прогностический потенциал языка сосредоточен в глаголе;

- выдвинута и обоснована гипотеза, согласно которой прогностическая функция языка связана с актуальным членением предложения;

- рассмотрен прогностический потенциал языка на всех его уровнях, начиная от отдельных слов и заканчивая текстами;

- рассмотрена прогностическая функция языка в гуманитарном познании.

Научно-теоретическая и практическая значимость результатов исследования определяется актуальностью прогностической функции языка как объекта исследования философии науки, реконструкцией различных подходов к пониманию сущности языка в истории философии и науки, исследованием прогностической реальности текста, его уровней и кодов; изучением актуальных проблем философии конкретно-научного гуманитарного знания.

Полученные результаты исследования могут быть использованы в разработке и чтении вузовских курсов по «Философии», «Истории философии», «Истории и философии науки», «Философии науки и техники», а также спецкурсов «Язык как прогностическая реальность в контексте неклассической теории познания», «История подходов к пониманию сущности языка в философии и науке», «Текст как прогностическая реальность».

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были представлены в тезисах на следующих научных и научно-практических конференциях: региональная научная конференция «VIII Ежегодная научная сессия аспирантов и молодых ученых» (Вологда, 2014), межрегиональная научная конференция «Бытие - Язык - История» (к 125-летию со дня рождения Мартина Хайдеггера) (Киров, 2014), региональная научная конференция «IX Ежегодная научная сессия аспирантов и молодых ученых» (Вологда, 2014).

В процессе работы над диссертацией были опубликованы статьи:

Уланкин, С. А. Прогностическая функция языка в контексте неклассической теории познания / Материалы Межрегиональной научной конференции IX ежегодной научной сессии аспирантов и молодых ученых: в 2-х т. / М-во образования и науки РФ; Вологод. гос. ун-т. - Вологда : ВоГУ, 2015.- Т. 2 : Гуманитарные науки. Педагогические науки. - С. 65-68.

Уланкин, С. А. Проблема языка в философии М. Хайдеггера / Бытие - Язык - История (к 125-летию М. Хайдеггера): Материалы межрегиональной научной конференции 20 ноября 2014 г. Киров: ВятГГУ, 2015. С. 47-52.

Структура и объём работы. Исследование состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее