Статистика инфекционной заболеваемости в Смоленской области в сравнении с Российской Федерацией за 2014 год.

Энтеровирусные инфекции на 2014 год по Смоленской области абсолютные числа -70, на 100000 населения - 7,18. По России абсолютные числа- 9211, на 100000 населения- 6,43.

Менингококковая инфекция по Смоленской области абсолютные числа- 11, на 100000 населения- 1,13. По России абсолютные числа- 991, на 100000 населения- 0,69. Генерализованные форма по Смоленской области данные те же, что и при менингококковой инфекции. По России абсолютные числа- 866, на 100000 населения- 0,60.

Клещевой вирусный энцефалит по Смоленской области не выявлено. По России абсолютные числа- 1984, на 100000 населения- 1,39.

Клещевой боррелиоз ( болезнь Лайма) по Смоленской области абсолютные числа- 53, на 100000 населения- 5,43. По России абсолютные числа- 6375, на 100000 населения- 4,45.

История болезнь.

Машина скорой медицинской помощи вызвана на вызов. Пациент 25 лет, жалобы на повышение температуры до 39,9, сильную головную боль, многократную рвоту. Заболел несколько часов назад, За неделю до настоящего заболевания перенёс ОРЗ, лечился самостоятельно , принимал жаропонижающие средства и поливитамины.

Объективно: пациент вялый, на вопросы отвечает односложно, в контакт вступает неохотно, заторможен. Головная боль интенсивная, без определённой локализации, во время осмотра дважды была рвота без предвестников. Выявляются положительные симптомы Кернига, Брудзинского, ригидность затылочных мышц. Температура 39, 0, пульс 102, АД 100/60, ЧДД до 22. Зев чистый, слизистая полости рта бледно-розовая. Кожные покровы бледные, в области голеней и бёдер розеолёзно-папулёзная сыпь, отмечаются многочисленные петехии и единичные звёздчатые геморрагические элементы. Дыхание через нос не затруднено. В лёгких везикулярное дыхание, хрипов нет. Живот мягкий, безболезненный. Печень по краю рёберной дуги. Селезёнка не пальпируется. Стул был накануне, однократно, оформленный. Мочеиспускание свободное, диурез снижен.

Формулировка диагноза Менингококковая инфекция. Генерализованная смешанная форма. Менингит и менингококцемия.

Обоснование диагноза- поставлен на основании жалоб (повышение температуры до 39,9, сильную головную боль, многократную рвоту), перенес ОРЗ, объективного осмотра - пациент вялый, на вопросы отвечает односложно, в контакт вступает неохотно, заторможен. Головная боль интенсивная, без определённой локализации, во время осмотра дважды была рвота без предвестников. Выявляются положительные симптомы Кернига, Брудзинского, ригидность затылочных мышц. Температура 39, 0, пульс 102, АД 100/60, ЧДД до 22. Зев чистый, слизистая полости рта бледно-розовая. Кожные покровы бледные, в области голеней и бёдер розеолёзно-папулёзная сыпь, отмечаются многочисленные петехии и единичные звёздчатые геморрагические элементы).

Действия фельдшера на догоспитальном этапе:

1. Обеспечение венозного доступа.

2. Антибактериальная терапия - левомицетин сукцинат натрия 25 мг/кг (разовая доза) в / в.

3. Глюкокортикоиды 1-3 мг/кг по преднизолону.

4. Инфузионная терапия солевыми и коллоидными растворами для стабилизации объема циркулирующей крови ( далее ОЦК)

5. Антипиретики - парацетамол по 500мг однократно

6. Фуросемид - 1-2 мг / кг.

7. При судорогах - диазепам от 10 до 40 мг в/в

Госпитализация в стационар - лежа на носилках

В пути состояние пациента ухудшилось - Ps 110, АД 100/60, пациент стал возбужден, кожные покровы стали бледными и холодными на ощупь. По этим данным мы ставим ИТШ 1 степень .

Дальнейшая тактика :

1. Поддержка дыхания: подача увлажненного кислорода через носовые катетеры.

2. Инфузионная терапия: солевые растворы (0,9% хлорид натрия, лактосоль, квинтосоль, раствор Рингера), 10% раствор глюкозы. Темп инфузии 10мл/кг/час на весь период транспортировки.

3. Глюкокортикостероиды: преднизолон или метилпред 5 мг/кг массы внутривенно.

4. Не ранее, чем через 30 минут после начала медикаментозной терапии введение антибактериального препарата - левомицетина сукцината натрия 25 мг/кг массы внутривенно.

5. Во время транспортировки контроль за: АД, ЧСС, ЧД, температурой

Тактика при стационаре- критерием адекватной по объему инфузии являются повышение ЦВД до 8-12 мм рт.ст (можно измерить в условиях РАО)

Если введение 60-90 мл / кг солевого раствора или 20-40 мл / кг коллоидов течение первого часа лечения оказалось неэффективным (отсутствие стабилизации гемодинамики), необходимо углубленное исследование гемодинамики (эхокардиоскопия, повторное определение ЦВД), под контролем которых должна осуществляться дальнейшая инфузионная терапия. В таких случаях возникает необходимость в применении симпатомиметиков и респираторной поддержки.

Олигурия, несмотря адекватную инфузионную терапию, может быть обусловлена гипоперфузией почек при неравномерном распределения кровотока и / или низкое артериальное давление, требующее коррекции инфузионной терапии и выбора адекватных симпатомиметиков. Стимуляция диуреза салуретиками - (фуросемид 1-2 мг / кг) целесообразна только при стабилизации гемодинамики (удовлетворительная перфузия, АО, достижения целевых отметок ЦВД). В других случаях введение салуретиков необходимо рассматривать как ошибку. Если, несмотря на введение фуросемида, сохраняется олигурия, анурия, то дальнейшая терапия проводится в режиме острой почечной недостаточности.

Стоит обратить внимание на недопустимость применения при ИТШ, метаболическом ацидозе и отеке головного мозга растворов глюкозы, особенно водных. Они не задерживаются в русле сосудов, усиливают отек клеток, отек мозга. Важным является тот факт, что применение глюкозы у больных с недостаточной периферической перфузией в условиях анаэробного метаболизма сопровождается развитием лактатацидоза, который уменьшает чувствительность адренорецепторов сердца и сосудов как к эндогенным, так и к экзогенным катехоламинам, чем потенцирует выразительность сердечно-сосудистой дисфункции.

Водные растворы глюкозы могут быть назначены только после стабилизации гемодинамики, нормализации перфузии и ликвидации ацидоза. Единственным показанием для введения глюкозы у больных с шоком и отеком головного мозга может быть гипогликемия. Уровень гликемии необходимо поддерживать в пределах 3,5-8,3 ммоль / л. При уровне глюкозы менее 3,5 ммоль / л показана коррекция 20-40% раствором глюкозы, при уровне гликемии свыше 10-11 ммоль / л - инсулинотерапия.

В критических ситуациях, совпадающих с терминальными расстройствами кровообращения, и невозможностью обеспечить полноценную инфузионную терапию методом выбора может стать малообъемная ресусцитация с использованием 7,5-10% раствора хлорида натрия в дозе 3-4 мл / кг массы тела и небольших объемов коллоидов (3-4 мл / кг массы тела) струйно в центральную вену.

Коррекция метаболического ацидоза достигается введением гидрокарбоната натрия при pH крови ниже 7,1-7,2. Дозу гидрокарбоната натрия можно определить по формуле:

4,2% NaHCO3 (мл) = (НСО3 желаемый - НСО3 мин) x МТ x Кпкр,

где НСО3 желаемый - уровень стандартного бикарбоната, которого необходимо достичь,

НСО3 мин. - Уровень стандартного бикарбоната больного,

МТ - масса тела,

Квкр - коэффициент, отражающий количество внеклеточной жидкости в организме пациента выбранной возрастной категории (у новорожденных - 0,8, у детей в возрасте 1-6 мес - 0,6, от 6 месяцев до 3 лет - 0,5, от 3 до 14 лет - 0,4).

Инфузионная терапия также должна устранить электролитные расстройства (гипокальциемия, гиперкалиемия, гипокалиемия), способствующие рефрактерности к интенсивной терапии.

При наличии гипергидратации и стабилизации гемодинамики и микроциркуляции необходимо проводить инфузионную терапию больным в отрицательном балансе воды, однако так, чтобы не вызвать нарушения гемодинамики. При этом (при условии динамического контроля за центральной и церебральной гемодинамикой, доставкой и потреблением кислорода, показателями водно-электролитного баланса) могут быть использованы салуретики, антагонисты альдостерона.

Наличие менингита не является показанием для ограничения объема инфузионной терапии в случае сохранения необходимости в обеспечении эффективной гемодинамики.

После вывода из шока обычно возникает потребность в длительной поддерживающей инфузионной терапии. Расчет объемов для инфузионной терапии проводится на основе физиологической потребности, коррекции дефицитов воды и электролитов с учетом патологических потерь, уровня гликемии, общего белка, состояния желудочно-кишечного тракта, степени проявлений отека головного мозга. Массивная инфузия натрийсодержащих растворов на первом этапе лечения шока, гиперальдостеронизм, введение буферов нередко приводят к развитию гипокалиемического метаболического алкалоза с парадоксальной ацидурией. Последствиями гипокалиемии могут быть аритмии и углубления пареза кишечника, ухудшение тканевой оксигенации. Поэтому после нормализации гемодинамики и при условии сохранения адекватного диуреза необходимо обеспечить инфузию достаточного количества калия в виде хлорида или аспарагината в сочетании с антагонистами альдостерона - верошпирон 3-5 мг / кг / сут.

Одним из аспектов инфузионной терапии в послешоковом периоде является обеспечение достаточного поступления энергетических и пластических субстратов, что диктует необходимость проведения частичного парентерального питания. Его основой является инфузия 10-20% растворов глюкозы с инсулином и растворов аминокислот. Желательным является поддержка достаточного коллоидно-онкотического давления и уровня общего белка не менее 40 г / л.

Общие принципы проведения инфузионной терапии на этом этапе заключаются в постоянной поддержке нормоволемии. При этом необходимо стараться обеспечить нормоволемию наименее возможным объемом инфузии и при первой возможности достигать отрицательного баланса жидкости. Уменьшение гипергидратации способствует улучшению функции легких и желудочно-кишечного тракта. Рестриктивная стратегия инфузионной терапии (ограничение суточного количества жидкости 50-75% от физиологической потребности) целесообразна лишь при присоединении гнойного менингита или без него при наличии внутричерепной гипертензии при сохранении удовлетворительной гемодинамики и нормального диуреза.

Так же медицинские работники подают извещение в Роспотребнадзор о заболевании.

После госпитализации и сообщения в Роспотребнадзор проводится мероприятия в очаге - целью проведения противоэпидемических мероприятий в очаге менингококковой инфекции (коллективе, где возникло заболевание генерализованной формой менингококковой инфекции), является локализация и ликвидация очага.

При получении экстренного извещения специалисты органов, осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в течение ближайших 24 ч после госпитализации больного проводят эпидемиологическое расследование очага инфекции с заполнением карты эпидемиологического расследования, определяют границы очага, лиц, общавшихся с больным, организуют бактериологические обследования контактных лиц и больных назофарингитом, проводят противоэпидемические мероприятия.

В очаге менингококковой инфекции, после госпитализации больного или подозрительного на это заболевание, заключительную дезинфекцию не проводят, а в помещениях, где ранее пребывал больной или подозрительный на заболевание, осуществляют влажную уборку, проветривание и ультрафиолетовое облучение помещения.

В дошкольных образовательных учреждениях, домах ребенка, детских домах, школах, школах-интернатах, оздоровительных организациях, детских санаториях и стационарах устанавливается карантин сроком на 10 дней с момента изоляции последнего заболевшего генерализованной формой менингококковой инфекции. В течение этого срока не допускается прием в эти организации новых и временно отсутствующих детей, а также переводы детей и персонала из группы (класса, отделения) в другие группы.

В коллективах с широким кругом общающихся между собой лиц (высшие учебные заведения, среднеспециальные учебные заведения, колледжи и др.) при возникновении одновременно нескольких заболеваний генерализованной формой менингококковой инфекции или последовательно 1 - 2 заболеваний в неделю, проведение учебного процесса прерывают на срок не менее чем на 10 дней.

Инфекционно-токсический шок (ИТШ) - это сложный патологический процесс, обусловленный бактериальной интоксикацией, с перераспределением крови в сосудистом русле в результате паретической дилятации мелких сосудов, вследствие чего снижается объем циркулирующей крови, развиваются нарушения микроциркуляции и гипоперфузия органов и тканей (ГМ, сердце, почки, печень, легкие и т.д.).

ИТШ развивается в результате воздействия эндотоксинов и бактериальных продуктов на клеточные мембраны, компоненты системы гемостаза и комплемента, что приводит к повышению свертываемости, повреждению клеток и нарушению кровотока, особенно в сосудах микроциркуляторного русла, к тяжелым метаболическим расстройствам и полиорганной недостаточности.

Основные диагностические признаки ИТШ:

· связь с инфекцией (пневмония, менингит, сепсис, пиелонефрит и др.);

· энцефалопатия (рвота, возбуждение, спутанное сознание);

· гипер- или гипотермия;

· цианоз, гипергидроз кожных покровов;

· малый частый пульс, гипотония;

· олиго- или анурия.

В клинической картине ИТШ различают 4 степени (фазы):

1 степень (ранняя фаза)- тахикардия, снижение пульсового давления, шоковый индекс (индекс Алговеpа-Буppи = отношение ЧСС к АДсист) до 0,7-1,0, признаки интоксикации - боли в мышцах, боли в животе без определенной локализации, сильная головная боль, нарушения со стороны ЦНС - подавленность, чувство тревоги, или возбуждение и беспокойство, снижение мочевыделения менее 25 мл/ч;

2 степень (фаза выраженного шока)- критическое падение АД (ниже 90 мм рт. ст.), пульс более 100 ударов в 1 мин, слабого наполнения, шоковый индекс до 1,0-1,4, кожа холодная, влажная, акроцианоз, дыхание частое, заторможенность и апатия;

3 степень (фаза декомпенсированного шока)- дальнейшее снижение АД, дальнейшее увеличение частоты пульса, шоковый индекс около 1,5, нарастает общий цианоз, появляются признаки полиорганной недостаточности- одышка, олигурия, иногда появляется желтуха;

4 степень (поздняя фаза шока)- шоковый индекс более 1,5, общая гипотермия, кожа холодная, землистого оттенка, цианотичные пятна вокруг суставов, усугубляются признаки полиорганной недостаточности- анурия, острая дыхательная недостатность, непроизвольная дефекация.

Инфекционно-токсический шок I степени:

1. Поддержка дыхания: подача увлажненного кислорода через носовые катетеры.

2. Инфузионная терапия: солевые растворы (0,9% хлорид натрия, лактосоль, квинтосоль, раствор Рингера), 10% раствор глюкозы. Темп инфузии 10мл/кг/час на весь период транспортировки.

3. Глюкокортикостероиды: преднизолон или метилпред 5 мг/кг массы внутривенно.

4. Не ранее, чем через 30 минут после начала медикаментозной терапии введение антибактериального препарата - левомицетина сукцината натрия 25 мг/кг массы внутривенно.

5. Во время транспортировки контроль за: АД, ЧСС, ЧД, температурой.

Инфекционно-токсический шок II степени .

1. Поддержка дыхания: увлажненный кислород через носовые катетеры или маску. Если сохраняется цианоз и тяжелое нарушение дыхания, производится интубация трахеи, ИВЛ.

2. Инфузионная терапия: солевые растворы (0,9% хлорид натрия, лактосоль, квинтосоль, раствор Рингера), 10% раствор глюкозы. Темп инфузии 20 - 40 мл/кг/час (желательно иметь 2 внутривенных доступа)

3. Глюкокортикостероиды: преднизолон или метилпред 10 мг/кг массы внутривенно струйно.

4. Инотропная поддержка: допамин 2-10 мкг/кг/мин или добутамин (до 10мкг/кг/мин) на 0,9% хлориде натрия или 5% глюкозе.

5. Не ранее, чем через 30 минут от начала медикаментозного лечения подключение антибактериального препарата - левомицетина сукцината натрия 25 мг/кг внутривенно струйно.

6. Контроль за АД, ЧСС, ЧД, диурезом, температурой.

7. Сообщение по рации в реанимационное отделение о транспортировке больного

Инфекционно-токсический шок III степени

1. Поддержка дыхания: интубация трахеи, ИВЛ в режиме гипервентеляции.

2. Инфузионная терапия: растворы крахмала (инфукол 6-10%), солевые растворы (0,9% раствор хлорида натрия, лактосоль, квинтосоль, раствор Рингера). Темп инфузии вначале 20-40 мл/ мин до подъема систолического АД до 80 мм.рт.ст., затем 30 мл/кг/час. Инфузию проводить в 2 сосуда.

3. Инотропная поддержка: допамин (7-15 мкг/кг/мин), или добутамин (до 10-25 мкг/кг/мин).

4. Глюкокортикостероиды: преднизолон 15 мг/кг массы.

5. Через 30 минут от начала оказания медицинской помощи внутривенное струйное введение левомецитина сукцината натрия (25 мг/кг).

6. Контроль за АД, ЧСС, ЧД, температурой, диурезом.

7. Сообщение по рации в реанимационное отделение о транспортировке больного

При наличии у больного судорожного и гипертермического синдромов проводится посиндромная терапия: противосудорожная (диазепам 0,2-0,3 мг/кг, мидазолам 0,2 мг/кг), жаропонижающая (анальгин 50% 0,1 мл/год жизни и супрастин или тавегил 0,1 мл/год жизни)

Протокол ведения больных с менингококковой инфекцией, сопровождающейся инфекционно-токсическим шоком, в условиях отделения реанимации или палаты интенсивной терапии.

· Лечение больных менингококковой инфекцией с ИТШ должно проводиться в отделении реанимации или палате интенсивной терапии.

· Перевод больного из инфекционного отделения или из приемного покоя в реанимацию должен осуществляться немедленно.

· Последовательность выполнения лечебных мероприятий одинаковая для всех степеней ИТШ:

1. Проводится санация ВДП + подача кислорода через носовые катетеры при шоке I и II степени. Если при ИТШ II степени нет эффекта в течение 1-2х часов, то необходима интубация трахеи и перевод на ИВЛ. Больным с шоком III степени проводится немедленная интубация, ИВЛ.

2. Седация диазепамом в дозе 0,2-0,5 мг/кг или ГОМК 50-75 мг/кг.

3. Катетеризация подключичной вены под анестезией кетамином, калипсолом (0,5-1 мг/кг) в/м, в/в.

4. Немедленная внутривенная инфузия (объем и состав инфузатов зависят от степени шока).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >