Вклад русской диаспоры в культуру и экономику стран Латинской Америки

Российская диаспора оказалась удивительно жизнеспособной. И дело не в устройстве личных судеб: в эмигрантских кругах было много образованных и трудолюбивых людей, которым удалось адаптироваться в чужой социальной и экономической среде. Главное то, что эти люди не только сумели сохранить русскую культуру, язык и православную веру, но и передать эти ценности своим детям, которые не растворились среди местного населения, а сберегли национальную идентичность.

В Латинскую Америку из России отправились в основном бывшие белогвардейцы и казаки. Единственной открытой для них сферой деятельности был аграрный сектор. Процесс становления агробизнеса в эмиграции протекал с колоссальными трудностями. Беженцы, не обладавшие средствами мало-мальски достаточными для обзаведения собственным хозяйством, устраивались, зачастую с большим трудом, на сезонные работы -- уборку урожая, а также привлекались в качестве неквалифицированных рабочих на строительстве, на лесопилках и железных дорогах. Впрочем, из-за языкового барьера и незнания местных обычаев даже эти виды работ были не всегда доступны для русских. Однако стремление преодолеть ассимиляцию и сохранить привычный уклад жизни неожиданно помогло в экономическом отношении. В русских деревнях традиционно важную роль играло многопрофильное подсобное хозяйство. Это позволило поселенцам сбывать на месте те сельхозтовары, которые местные фермеры, специализировавшиеся, как правило, на одном виде продукции, не производили. Продажи молока, масла, кур, яиц решали проблему безденежья и избавляли поселенцев от расходов на транспорт, в ту пору дорогой из-за неразвитой инфраструктуры и постоянных перебоев, связанных с забастовками. Со временем многие из новоиспеченных фермеров добились впечатляющих успехов.83

«Многие из нас живут здесь давно, привыкли, ассимилировались, разбогатели…Большинство эмигрантов устроило себе уютные квартиры… Но те из нас, кто сегодня ушли с головой в добывание земных благ, забыв обо всем другом, напоминают людей, построивших свои дома на кратере действующего вулкана…Безумные слепцы! Нужно отказаться от ограниченного обывательского равнодушия ко всему тому, что нас лично сейчас не касается…»84

Культурная жизнь эмигрантов в Бразилии была объединена вокруг Русского центра в Рио-де-Жанейро, где регулярно проходили собрания, функционировала библиотека, действовал «Кружок молодежи». Но одной из «самых жизненных организаций» в Рио считалось Русское театральное содружество (РТС), занимавшееся постановками пьес русских драматургов во главе с режиссером-постановщиком Эд. Коппе .85

В русской колонии г. Сан-Пауло после войны функционировали Общество Святого Владимира (председатель - В.В. Гюльцгоф), Общество Святого Георгия (председатель - Ю.Л. Афанасьев), которые вели важную духовно-просветительную работу.Здесь в 1954 г. по инициативе знатока русского хорового искусства А.А. Константинова, прибывшего из Китая вместе с группой опытных хористов, был создан русский смешанный хор. Как вспоминал сам руководитель, можно было «только поражаться тому исключительному энтузиазму и самопожертвованию, с каким работали участники хора, несмотря на тяготы эмигрантского существования, жизни в удаленных от центра районах и свою занятость в тяжелой работе местных фабрично-заводских предприятий»86.

У хора в наличии были национальные костюмы, он многое сделал для пропаганды в Бразилии русского хорового искусства, исполняя русские и украинские песни. Он знакомил также бразильскую публику с духовными песнопениями Русской православной церкви. 87

В Венесуэле в начальный период жизни эмигрантской колонии в доме бывшего царского офицера, участника Первой мировой и Гражданской войн инженера К.Е. Гартмана был открыт первый русский клуб, первая библиотека и первая школа для детей эмигрантов.88

Но «корифеем и идеалистом русскости» в Венесуэле эмигранты называли Н.И. Никитенко - бывшего советского профессора, пушкиниста, писателя, редактора и критика, усилиями которого в августе 1952 г. на базе кооперативного общества «Русские иммигранты Венесуэлы» (РИВ) был создан Русский дом им. А.С. Пушкина, ставший центром культурно- просветительской и общественной деятельности русской колонии.89

При Русском доме был создан музей, где хранилась икона Казанской Божьей Матери - покровительницы Русского дома и были представлены портреты русских царей, знаменитых полководцев, вождей Белого движения, а также поэтов, писателей, художников; здесь же проходили конференции, концерты, выставки, читались доклады. В 1955 г. в Каракасе появился второй русский клуб - «Центр белых русских», издававший свой «Русский вестник». К сожалению, между двумя культурными центрами было явное противостояние и велась внутренняя борьба.90

В Уругвае еще в годы войны был создан Культурный центр им. А.М. Горького, который тесно сотрудничал с самого начала с советским посольством, от которого были получены предметы обстановки, книги, портреты русских деятелей культуры. В июне 1949 г. в г. Сан-Хавьер на основе действовавшего там Славянского молодежного центра был создан аналогичный Культурный центр со статусом юридического лица, который на собранные соотечественниками средства после приобретения земельного участка в 1957 г. возвел собственное здание с просторным актовым залом, библиотекой, аудиторией для курсов русского языка.91

Показательная история семьи Загустиных. Отец А.И. Загустин являлся профессором инженерно-строительного факультета Каракасского государственного университета. Именно он проводил расчеты конструкции здания самой крупной в Венесуэле компании «Полар» - первого высотного здания в Каракасе и в Латинской Америке. Сын А.И. Загустина - Константин, получивший в 1965 г. ученую степень доктора математических наук, был назначен профессором по кафедре гидравлики того же факультета. Дочь Елена Загустина, выпускница инженерно- строительного факультета, получила научную степень доктора математических наук в области высшей строительной механики в Стратфордском университете (США), став первой за 40 лет женщиной, удостоившейся докторской степени по данной специальности.92

В Аргентине в послевоенные годы работал крупный русский ученый, специалист в области палеонтологии беспозвоночных С.Д. Болтовский. В совокупности его научное наследие включает в себя более чем 160 трудов, переведенных на разные языки мира. С.Д. Болтовский был обладателем различных почетных премий, включая премию «Анхель Гажардо» аргентинской Академии точных, физических и естественных наук (1977), премию Конекс (1983), международную премию Кушмана (1988), золотую медаль «Заслуженного исследователя» (1995).93

Представители русской послевоенной эмиграции были активно задействованы в экономической жизни региона и оказались креативными маркетологами и далеко видящими предпринимателями. Сегодня все знают Ордовского-Танаевского Бланко Ростислава Вадимовича - венесуэльский и российский бизнесмен, основатель холдинга Росинтер. Он является потомком послевоенных эмигрантов, которые в 1950-х годах на территории Венесуэлы открыли бумажные фабрики, послужившие толчком для дальнейшего развития не только региона, но и бизнеса семьи.

Любой вклад в культуру и экономику страны представителей русской эмиграции способствовал интеграции с местным населением. Другой стороной данного процесса стала наметившаяся с годами интеграция бывших ди-пи и их потомков в латиноамериканское общество, перераставшее постепенно в частичную ассимиляцию, с неизбежной в этом случае частичной потерей родного языка, но сохранением элементов русской культуры и национального самосознания.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >