Война с франками и алеманами (554-555 г.).

Впрочем, как оказалось, ромеям рано было радоваться победе. В то время пока Нарзес осаждал Кумы, в Италию вторглось невиданное по численности войско франков и алеманнов, насчитывающее около 75 000 воинов во главе с братьями Левтарисом и Бутуилином. Их войско прошло мимо Рима, в котором собирал силы Нарзес, и спустилось на юг полуострова, где грабило страну. Однако там франки столкнулись с голодом. Италия на протяжении всего императорского периода постояннго нуждалась в хлебе и пополняла свои зернохранилища за счет поставок из Африки и Сицилии, теперь же с крахом общественного порядка романское население страны оказалось на грани голода. С каждым днем голод беспощадно поражал варваров, на первых порах обрекая их на муки голода, а затем убивая самых слабых и раненных. Войско Левтариса таяло буквально на глазах. Всегда сопутствующая голоду эпидемия дизентерии поразила еще державшихся на ногах варваров. Помимо голода и болезней франкам сильно докучали быстрые конные отряды гуннов, неожиданно и молниеносно нападавшие на медленно движущуюся армию противника. В местечке близ озера Бенака, что между Верной и Тридентом, войско франков во главе с Левтарисом полностью погибло от чумы.

Поражение и гибель войска Левтариса и Бутилина столь сильно деморализовали франков, что Нарзесу без особых сложностей удалось изгнать их из Северной Италии. Сломив последние очаги сопротивления готов и одержав победу над франками с алеманами, Нарзес получил в качестве награды право управлять разоренной двадцатилетней войной Италией. В 554 году Юстиниан издал для Италии закон под именем Pragmatica sanction, в котором сформулировал политические и гражданские отношения новых подданных. Из «Прагматической санкции» видно, что если вначале войны Юстиниан смотрел на Италию как на особую провинцию, то теперь уже полагал, что она ничем не должна отличаться в своем устройстве от прочих византийских провинций, и поэтому общегражданское законодательство империи в полной мере распространялось на романское население. Однако позже Италия стала особой провинцией во главе с наместником - экзархом, наделенным широкими полномочиями. В соответствии с законом восстанавливались все нарушенные войной личные и имущественные права, единственной особенностью стало подтверждение Юстинианом юридической силы все актов, принятых Теодорихом, Аталарихом, Амаласунтой, Теодагатом и Витигесом, то есть изданных до 540 года. Законы же Тотилы признавались недействительными. Прежние земельные наделы готов (sortes) и вся их другая собственность передавалась прежним владельцам или их наследникам, в случае если таковых не обнаруживалось, то выморочное имущество переходило в казну. Юстиниановская «санкция» еще сильнее возвысила и упрочила всласть романских епископов. Так если они ранее опирались на личный авторитет и Церкви, то теперь император предоставлял им почти те же права, которыми ранее обладала городская курия к тому времени совсем захиревшая. Городской епископ, сосредоточив в своих руках власть, как светскую, так и

29 Агафий Миринейский «О царствовании Юстиниана», Москва, Арктос, 1996, с.121

духовную, превратился в важнейшее лицо в городе, влияние которого теперь полностью простиралось на административную и судебную власть. Епископ, избирая из числа горожан городских правителей (partem civitatis administrators), по истечении каждого года он с пятью почтеннейшими гражданами требовал отчета от них о проделанной работе. Таким образом, Юстиниан ликвидировал последние остатки римского муниципального магистрата, который к середине VI века превратился в недееспособный социально-административный институт. «Влияя на выборы местных чиновников, располагая правом во всякое время обвинять их в преступлении, епископ, конечно, скоро должен был сделаться полным хозяином в городе, в особенности в удаленной от центральной власти Италии, в особенности, когда некоторые города в течение долгих лет лишены были возможности сноситься с центральным правительством».

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >