Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Русская православная церковь в политической системе современной России

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В процессе работы мы постарались рассмотреть Русскую православную церковь как политический институт, провели параллели между принятыми в научной среде признаками политических институтов и свойствами церкви и пришли к закономерному выводу, что Московский Патриархат является политическим институтом, что практически не оспаривается большинством специалистов институциональной теории.

В дополнение к выявленным нами чертам мы показали, какое место РПЦ занимает в существующей политической системе и каким образом церковь получила данную роль, каким путём происходило взаимодействие государства и Московского Патриархата. Соответственно, если рассуждения первой части первой главы могли показаться кому-либо неубедительными, то мы полагаем, что оставшаяся часть наглядно продемонстрировала позицию, что РПЦ представляет собой общественный институт политического плана, занимающий положение партнёра государства, то есть в политической системе России Русская православная церковь является одной из частей, которая имеет функции культурного, посреднического, в общем виде - социального типа. РПЦ официально декларирует свою позицию («Основы социальной концепции РПЦ», см. выше) в отношении и государства, и общества, в которой говорится о том, что основной задачей церкви является несение религиозной функции, забота о духовном; и государство в данном случае - помощник и партнёр, которого следует оберегать, но только до тех пор, пока оно не мешает в деле церкви (т.е. в этих самых религиозных функциях, спасении души и пр.).

Дав полное обоснование нашего видения церкви, её положения, функций, структуры, мы проанализировали внешнюю политику РПЦ в странах бывшего Советского Союза. По результатам анализа литературы, организации РПЦ, сфер ответственности и мероприятий, мы пришли к следующим выводам:

1. Региональная специфика деятельности церкви представлена тремя группами стран: преимущественно мусульманские (Средняя Азия и Азербайджан); преимущественно христианские с православием РПЦ МП как не доминирующей религией (в свою очередь, данная группа разделена на Прибалтику - Армения и Грузия); преимущественно православные со значительным весом приверженцев РПЦ МП (Украина, Беларусь, Молдова). Для первой группы характерна политика сотрудничества с исламом и официальной властью в деле борьбы с нетрадиционными религиозными течениями, а также содействие в «окормлении» оставшегося этнически русского населения. Для второй группы - доверительный диалог между местными православными церквями и государством (Армения, Грузия); самоустранение или конфликт между государством или местными церквями (как было продемонстрировано - минимальное влияние в Латвии и Литве, но конфликтное положение в Эстонии). Для третьей группы - тесное и плодотворное сотрудничество с официальной властью (для всех трёх стран), но одновременно с этим проблемное положение в Украине (как отражение сложной внутренней обстановки на протяжении всего периода).

2. В основном перед РПЦ на протяжении исследуемого периода стояли проблемы инфраструктуры, собственности и управленческие вопросы в постсоветских странах. То есть в первую очередь церкви требовалось определить статус приходов, юридические основания для получения помещений храмов и других учреждений, наладить структуру. Уже в более поздний период, приблизительно в конце 1990-х годов, МП смог сосредоточится на проблемах социальной политики, защиты интересов православных, заботы о прихожанах и другой деятельности.

3. В большинстве случаев, деятельность РПЦ на постсоветском пространстве укрепляет позиции России, однако, на основании полученной и рассмотренной информации, говорить о единой внешней политике государства и церкви невозможно. Будучи промежуточным политическим институтом, церковь сосредоточена в рассмотренных регионах больше на своих собственных проблемах. Во внутренней политике России стоило бы, возможно, говорить о некоем сотрудничестве и «симфонии», однако во внешней работе РПЦ скорее является сопутствующим фактором для официальной государственной позиции по ряду вопросов. Об этом свидетельствует поведение МП в Молдове, Беларуси, Украине, Грузии, Казахстане и других странах. В итоге, по крайне мере для выбранного нами периода, мы полагаем, что РПЦ имела положительный эффект для российской внешней политики, но это скорее была параллельная деятельность, нежели единая.

Считаем, что насколько это было возможно, цели, поставленные в начале, выполнены. Для актуальной на сегодняшний день проблемы религии и института церкви данная работа будет крайне полезна, особенно в контексте расширения или продвижения РПЦ в других странах. В период антиглобализма, подъёма традиционализма и сопротивления неким «враждебным», противоположным принципам и ценностям, архаичная и консервативная структура, коей является РПЦ, может оказать существенную поддержку для обеспечения как стабильности в обществе, так и для формирования новой концепции государства, национальной идеи и национальной идентичности. От степени разработанности проблемы религии и конкретно информации по Московскому Патриархату зависит будущее восприятие и, возможно, способность предсказать и более трезво оценить политическую систему России в целом.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее