Введение

Целью магистерской работы является описание относительных предложений в нанайском языке. Сама цель направлена на то, чтобы составить более полное представление о сложных предложениях в нанайском языке. Относительные предложения обычно являются одним из пунктов описания любого языка. Бурное развитие типологии относительных предложений обычно связывают с появлением статьи Э. Кинэна и Б. Комри [Keenan & Comrie 1977], в дальнейшем развиваясь в отдельных статьях [Srivastav 1991, Беляев 2012, Лютикова 2009, Ландер 2012] и специальных типологических [Lehmann 1986, 1986; Andrews 2006] и теоретических [de Vries 2002] работах. Данные работы послужили теоретической базой исследования.

Предметом исследования является типология относительных конструкций как часть синтаксиса сложных предложений. Объектом исследования являются относительные предложения нанайского языка.

Актуальность работы связана с тем, что относительные предложения в нанайском языке недостаточно изучены, при этом типология относительных предложений бурно развивается.

Научная новизна обусловлена тем, что это первая работа, специально посвящённая относительным предложениям в нанайском языке. Тема относительных предложений затрагивалась ранее в других работах. Так, В.А.Аврорин [Аврорин 1961] рассматривает отдельные вопросы относительных конструкций в рамках теории языка того времени, А.Н.Герасимова в диссертации, посвящённой полипредикативным конструкциям, также рассматривает относительные предложения нанайского (а также ульчского) языка в рамках теории полипредикативных конструкций Новосибирской школы. В сопоставительном плане нанайские относительные предложения затрагивались также в статье К.А.Шагал [Shagal 2016], а также А.Л.Мальчуковым в синтаксическом описании эвенского языка [Мальчуков 2006]. Но в этих работах относительные предложения нанайского языка занимают не центральное место, в связи с чем исследовались недостаточно.

Результаты работы могут найти практическое применение для включения в описание нанайской грамматики, для типологического описания тунгусо-маньчжурских языков в целом, а также включаться в учебные курсы по нанайскому языку (в т.ч. для учебников, учебных программ и т. п.)

Апробация одной из глав настоящей работы была проведена на конференции СКИЛ (6-7 апреля 2017г., РГГУ, г. Москва). Некоторые вопросы, затронутые в настоящей работе (в первую очередь социолингвистические) были апробированы на конференции «Языкознание» (18-19 февраля 2017г., г. Санкт-Петербург), тезисы доклада см. [Харитонов 2017].

Задачи, которые ставились при выполнении данной работы:

1. Анализ существующей литературы по относительным предложениям (а также по близким к ним явлениям) в языках мира

2. Анализ литературы, посвящённой относительным предложениям в тунгусо-маньчжурских языках

3. Анализ относительных конструкций в существующих источниках на материале нанайского языка

4. Построение гипотез

5. Проверка гипотез (в том числе с привлечением носителей нанайского языка)

6. Выводы

В соответствии с задачами был составлен общий план работы, которому в целом соответствует структура работы:

Во введении представлены цели, задачи, актуальность, научная новизна и практическое применение исследования. Также представлен план работы и некоторые общие ремарки по оформлению примеров.

Основная часть состоит из двух глав: теоретической и практической.

Теоретическая глава - «Относительные предложения в языках мира» - состоит из четырёх разделов. Первый посвящён тому, чтобы определить понятие «относительное предложение», во втором я предаставил современные взгляды на типологию относительных предложений. В третьем разделе я анализирую работы, посвящённые относительным предложениям в тунгусо-маньчжурских языках. Их надо иметь в виду как предысторию вопроса, так и для учёта ценных результатов этих исследований применительно к моим гипотезам и выводам.

Практическая глава - «Относительные предложения в нанайском языке» - состоит, в свою очередь, из шести разделов. Нулевой раздел нужен для представления некоторых грамматических черт нанайского языка. Этот раздел я реши ввести для того, чтобы в дальнейшем при описании относительных предложений разных типов не делать оговорок про, например, нетривиальную систему глагольного словоизменения с двумя сериями лично-числовых суффиксов, а также некоторых других черт. Остальные разделы посвящены разным типам относительных предложений, которых я выделил пять. Некоторый дисбаланс в описании обусловлен тем, что наибольшее количество явлений сопутствуют относительным предложениям с внешней вершиной, что является основной стратегией релятивизации. Кроме того, заметно мемньший объём посвящён каждому последующем разделу, что отчасти связано с последовательностью изложения и возможностью отсылки читателя к предыдущим разделам. Небольшой раздел связан также с некоторыми наблюдениями по относительным конструкциям нанайского языка в условиях языкового сдвига.

Заключение суммирует выводы по работе согласно поставленным целям и выполненным задачам.

В конце работы представлен Список литературы (всего 46 наименований), в котором бомльшую часть занимают источники, посвящённые исследуемым в настоящей работе вопросам, а также те письменные источники, из которых черпалась информация по нанайскому и некоторым другим языкам.

В Приложении представлена таблица сопоставления звуков и букв стандартной орфографии и принятой в работе системы буквенных знаков для записи поморфемных строк.

Примеры в настоящей работе обозначаются цифрами в скобках, отсчёт в каждой главе ведётся независимо. Если представленный пример на нанайском (или, реже, на русском) языке, помета с наименованием языка не ставится. В случае, когда пример взят из полевых записей, приводится аббревиатура инициал носителя и место записи примера. Также приводится литературный перевод на русский язык (в случае цитаты из источников приводится перевод «как он есть»). Поморфемная запись и глоссы представляются как в источнике, если это мой пример или в источнике глоссы не представлены - глоссы мои. Знаком «звёздочки» (*) я помечаю неграмматичные примеры (то же соблюдено для для примеров из других источников).

Я хотел бы выразить благодарность всем тем, кто помог мне выполнить настоящую работу. Я благодарен моему научному руководителю Екатерине Анатольевне Лютиковой за интересное задание, бесценную помощь в работе и, шире, введение в мир синтаксиса. Выражаю благодарность Соне Оскольской и Наташе Стойновой за ценные советы, материалы, рекомендации по экспедиции. Именно благодаря им у меня получилось окунуться в мир нанаеведения. Благодарю моих (всегда готовых к обсуждению) коллег Романа Ронько и Марию Трубицину. За социолингвистические рекомендации благодарю Артёма Федоринчика, Федю Алексеева и других молодых лингвистов, причастных к нашим совместным сетевым сообществам. Благодарю Юрия Александровича Ландера за ценные комментарии и рекомендации по литературе. За методические рекомендации по экспедиции выражаю благодарность Владимиру Александровичу Плунгяну. Несомненно, работа не состоялась бы без участия нанайского сообщества: благодарю носителей нанайского языка жителей сёл Найхин и Даерга - Р.А.Бельды, Ф.Н.Актанко, Л.Т.Киле, К.П.Гейкер, К.А.Бельды, с.Дада - М.Г.Кимонко и Б.Е.Бельды, Комсомольска-на-Амуре - Р.А.Ходжер, с. Кондон -- Р.А.Самар и Л.Ф.Самар, учителей школ Найхина и Дады Е.С.Бельды и Г.И.Бельды, а также выражаю благодарность тем, кто помог в организации экспедиции -- А.И.Бельды, Т.А.Моложавой, Е.Шумилову, Л.А.Одзял, П.Гейкеру. Моей семье выражаю благодарность за бесконечное терпение.

Тем не менее, несомненно, все ошибки данной работы лежат целиком на моей совести.

Наконец, пользуюсь случаем пожелать нанайскому языку долгой жизни.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >