Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Политические взгляды Аристотеля

Нравственно-этический аспект учения Аристотеля

Размышляя о политической философии Аристотеля, нельзя не упомянуть и его этическое учение -- этика является своеобразной предтечей политики.

В античности «этика» означала жизненную мудрость, т.е. практические знания о счастье и средствах его достижения, учение о нравственных основах жизни, о сущности добродетельных качеств и о способах их приобретения и развития путем волевой деятельности, что необходимо, впервую очередь, публичной, а затем в личной жизни. В отличие от теоретических наук, где знание является самоцелью, практические существуют для добычи знания, способствующего достижению идеала в реальности, вне зависимости от того, какой это идеал -- идеал человека или идеал полиса. Стагирит, как типичный древний грек, не размышляет о человеке вне полиса, так как он для него -- существо политическое, а значит этика, как наука, способствующая воспитанию добродетельных свойств в человеке, неразрывно связана с политикой, где эти свойства являются залогом успешной и благой деятельности.

Именно вследствие этого характерной чертой политического учения Аристотеля является его нравственная составляющая -- его этические и политические сочинения неразрывно связаны, и эти связи легко можно проследить -- «Никомахова этика» в начале своем имеет определение политики как наивысшей науки, в самом тексте помимо этических, затрагиваются и политико-правовые вопросы. «Политика» же часто обращается к нравственным категориям и во многом исходит из них.

Главным основанием, на котором построена вся социальная и политическая философия Аристотеля, есть благо. Благо для Аристотеля - это «то, к чему всё стремится», т.е. цель всего: все стремится к благу, любой поступок, любое искусство и любая наука целью своей имеют некое благо. В его трудах мы можем увидеть следующее по этому поводу:

1) «…цель есть в каждом отдельном случае то или иное благо, а во всей природе вообще - наилучшее»;

2) в контексте первопричин -- «четвертой - причину, а именно "то, ради чего", или благо [ибо благо есть цель всякого возникновения и движения]»;

3) «А те, кто признает беспредельное [движение], невольно отвергают благо как таковое»;

4) «…каким образом может начало движения или благо как таковое существовать для неподвижного, раз все, что есть благо, само по себе и по своей природе есть некоторая цель и постольку причина, поскольку ради него и возникает и существует другое, это цель какого-нибудь действия, а все действия сопряжены с движением? Так что в неподвижном не может быть ни этого начала, ни какого-либо блага самого по себе»;

5) «…Цель, желанная сама по себе, остальные цели желанны ради нее, цель эта есть собственно благо, т.е. наивысшее благо».

Аристотель также пишет, что существует три рода благ - внешние, присущие телу и присущие душе.

Таким образом, мы можем заключить -- благо есть цель и причина существования, то, почему и ради чего все существует, и, ко всему прочему, некое движение.

Далее идет разделение -- целью может быть деятельность, либо собственно конечная цель, цель как результат. Но каждая деятельность и каждая цель могут вести к большей цели, которая желанна более других, наиболее предпочтительна и другие являются подчиненными стремлению достичь её, и она является конечной. Если такая цель существует, то является главенствующей, и, прослеживая цепочку целей от меньшей к большей, итогом и концом этой цепочки мы будем иметь некое высшее благо (ибо все, опять же, стремится к благу), ради чего осуществляется вся остальная деятельность. В «Метафизике» Аристотель разделяет прекрасное и благо, считая, что первое является статичным, неподвижным, а второе есть действие, деятельность.

Таковым благом принято считать счастье и далее автор рассматривает наивысшее благо в этом ключе.

В самом начале «Этики» указано, что под счастьем многие понимают многое и исследует этот вопрос с разных сторон. Там же мы видим следующие комментарии относительно счастья:

1) «…его мы избираем ради него самого и никогда ради чего-то другого»;

2) «…совершенное благо считается самодостаточным. Итак, счастье как цель действий -- это, очевидно, нечто совершенное, [полное, конечное] и самодостаточное»;

3) «…счастьем мы выше назвали некое благоденствие и благополучие»; с 66

3) «высшее и самое прекрасное благо, доставляющее величайшее удовольствие»;

4) «является плодом добродетели»;

5) «определенного качества деятельность души сообразно добродетели»;

6) «нечто общее для многих, ведь благодаря своего рода обучению и усердию оно может принадлежать всем»;

7) «счастье есть наилучшие деятельности»;

Исходя из этого, мы можем сказать, что счастье есть, опять же, конечная цель и совершенное благо, деятельность сообразно добродетели, общедоступная в силу того, что добродетели можно научиться; наилучшие деятельности (деятельности сообразно добродетели).

Говоря о последнем, необходимо уточнить, что это деятельность обладающего суждением, т.е. деятельность разумного существа, так как существо, не обладающее разумом, не способно к суждению, а значит не способно ставить цели, быть добродетельным и осознавать благо.

В книге «Метафизика в Древней Греции» М.Н. Трубецкой пишет, что внешнее благополучие, приходящее счастье есть случайность, оно исчезает так же внезапно, как и появляется, в силу чего может даже навредить, отклоняя человека от истинной цели. И это есть главное отличие понимания счастья в обыденном сознании и у Аристотеля -- для последнего оно самодеятельно, самодостаточно, т.е. не случайно и вытекает из действия самого человека и поэтому истинно. Более того, внешние блага конечны и, значит, не могут быть всеобщими, а благо, как уже говорилось, «есть то, к чему всё стремится».

Наивысшего блага (счастья) достигают те, кто совершают правильные поступки («правильные», т.е. ведущие к конечной цели), доставляющие удовольствие «по природе» (коими являются добродетельные поступки) и в результате этого их жизнь сама по себе содержит удовольствие, при этом их поступки не направлены на собственно удовольствие, так как не оно является целью.

Понимая абстрактность своих рассуждений для читателей, Аристотель приближается к вопросу о практической возможности существования счастья в реальном мире и оговаривает, что «для счастья нужна и полнота добродетели, и полнота жизни», но возможно, что в результате всяческих злоключений последнее может быть утрачено (если вообще было). «Ведь хорошее или плохое зависит не от них (хотя без них, как мы то уже сказали, человеческая жизнь не обходится); для счастья же главное - деятельности сообразно добродетели» -- и далее автор говорит о том, что человек, действующий так (сообразно добродетели), не подвержен страданию от превратностей судьбы в силу своей истинной и искренней добродетельности, ибо всегда поступает наилучшим образом. И, таким образом, счастье есть высшее благо, самая главная ценность, которая доставляет наивысшее удовольствие и удовлетворение благодаря существованию и деятельности души в полноте добродетели.

Проводя аналогию между человеком и полисом, мы можем сделать вывод, что полис также может быть добродетельным, т.е. счастливым, но, пользуясь методом самого Аристотеля -- разделять целое на части, что бы понять суть явления, -- мы разделим полис на его части -- граждан и институты.

Первое -- внешние блага возможно определить как географическое положение полиса со всеми вытекающими из него выгодами, телесные -- институты полиса и граждане как участники полисной жизни, а душевные -- законы, по которым живет население.

В «Этике» Аристотель рисует нам картину добродетельного человека, но это есть лишь подготовительный этап к добродетельному гражданину. Можно догадаться, что идея гражданина как основы государства имеет нечто общее с тезисом Протагора о том, что «человек есть мера всех вещей», но Стагирит идет дальше -- не всякий, но благодетельный. Сходная мысль была озвучена в книге «Античная культура и современная наука» Л.Н.Столовичем -- «не всякий человек есть мера, а только нормальный. имеется в виду не только физическая нормальность, но и нормальность нравственная» Добродетельный человек и добродетельный гражданин -- два понятия, которые различаются, ведь гражданская добродетель всегда зависит от полисного устройства и там, где приветствуются одни гражданские свойства, могут быть совершенно неуместны иные. Но политичность Аристотеля сводит их в одно и ставит между ними знак тождественности -- в силу того, что политическое есть как раз служение благу и не гражданин не может в полном смысле быть счастливым. Даже говоря о знатности происхождения или богатстве, он подчеркивал -- что более достоин и близок к счастливой жизни тот, кто делает больший вклад в общее дело, кому присуща именно гражданская добродетель -- то есть добродетель в управлении полисом.

Добродетель бывает двух видов -- мыслительная и нравственная, и, как уже говорилось, возникает и развивается благодаря обучению.

Все, что мы получаем от природы, есть некая потенциальная возможность -- таким образом, добродетель изначально нам присуща в виде возможности, но благодаря обучению и воспитанию мы актуализируем ее и совершенствуем, переходя из категории возможности в категорию действительности, т.е. действия -- добродетель проявляется в поступках.

Добродетели таковы по своей природе, что крайности -- избыток или недостаток -- их губят. Аристотель приводит в пример телесную силу как один из видов добродетели -- занятия гимнастикой при излишнем усердии могут уязвить эту добродетель, получив травму. Кроме того, доказательством этого тезиса может служить анализ добродетелей.

Добродетели также не аффекты, и имеют всегда дело с тем, что трудно и совершенство в этой области сложнее.

Признаком и главным критерием нравственности являются категории удовольствия и страдания. Добродетель непосредственно связана с поступками, а всякий поступок следствием своим имеет удовольствие или страдание, то и добродетель правомерно определять через них. Тот, кто бездумно стремиться к одному или к другому, не может быть добродетельным по своей сути, так как добродетель -- это некая золотая середина между крайностями, как было написано выше.

Она возникает благодаря поступкам и развивается в процессе обучения.

«Добродетель -- сознательно избираемый склад души, состоящий в обладании серединой по отношению к нам».

Ниже для краткости в общем виде представлена таблица добродетелей и их крайностей, составленная по «Евдемовой этике»:

Добродетели

Пороки

Недостаток

Излишек

Кротость

Бесчувственность

Вспыльчивость

Мужество

Робость

Опрометчивость

Скромность, почтительность

Застенчивость

Бесстыдство

Целомудрие, умеренность, благоразумие

Бесчувственность, безразличие

Распущенность, невоздержанность

Справедливое негодование

Безымянное злорадство

Зависть

Справедливость

Ущерб

Корысть

Щедрость

Жадность, скупость

Расточительность, мотовство

Правдивость, истинность

Ирония, притворство

Хвастовство, преувеличение

Дружелюбие, любезность

Неприязнь, ненависть

Лесть

Достоинство (во всем)

Самодовольство

Раболепие

Терпеливость, выносливость

Самобичевание, крайний аскетизм

Изнеженность

Великодушие, чувство собственного достоинства

Малодушие, безволие

Кичливость, тщеславие

Великолепие

Мелочность

Расточительность

Разумность, практическая мудрость

Простодушие, бестолковость

Хитрость, коварство

Добродетельный гражданин, является ключевой фигурой всей политической философии, идеалом Аристотеля в общественной жизни, а просто добродетельный человек, в свою очередь -- идеалом человека в жизни частной.

Интересным является связка «семья», «селение» и «государство» (полис) -- в ней каждое понятие, фактически, отвечает за удовлетворение определенных потребностей. Семья -- потребность в простом объединении ради продолжения рода; селение -- экономические необходимости, продиктованные хозяйством натурального типа; полис -- удовлетворение уже высших, политических интересов человека, т.е. обеспечение пути для достижения высшей цели -- всеобщего блага граждан.

Рассуждая о гражданской добродетели, Аристотель пишет о конкретных необходимых, на его взгляд, параметрах -- речь идет о определенном образовательном и имущественном цензе. То есть, помимо означенных этических добродетелей, идеальный гражданин должен обладать и прочими, связанными непосредственно с формальными критериями и навыками управления полисом. Основываясь на этом, он пишет, что, к примеру, ремесленники или денщики не обладают добродетелью (очевидно, что имеется ввиду именно гражданская) -- ведь ремесленниками являлись чаще всего рабы.

Делая вывод из данного параграфа, мы можем отметить, что этика в учении Аристотеля неразрывно связана с политикой. Обе этих науки -- практические, направленные на действия, которые, в свою очередь, направлены на достижение общего блага, а общее благо для людей есть счастье. Счастье -- это деятельность души сообразно добродетели, видов же добродетели много и каждый из них является серединой между двумя неправедными крайностями -- в этом и сложность их достижения, ведь не каждый человек знает меру. Овладеть и обладать добродетелью возможно только в результате воспитания и тренировок соответственно, ибо добродетель, хоть и присуща изначально каждому, но ее необходимо актуализировать и поддерживать. Добродетель так же напрямую связана с удовольствием и страданием -- как и в случае с иными крайностями, признаком добродетели считается умеренность в этих страстях.

Делая выводы к первой главе, мы уже можем дать определение понятия политического и политики в древнегреческой философии.

Аристотель в «Этике» определяет политику как науку, «которая главным образом всем управляет». «Всем», в понятии древнегреческих философов в данном контексте -- полисом. Ключевым понятием политики является «полис» -- особая организация управления общиной.

Блаженство как высшая цель человеческих усилий состоит в деятельности, основанной на добродетели. На реализацию этой цели и направлена политика. «Цель политики -- наиболее высокая; ее главная забота состоит в том, чтобы придать гражданам известного рода хорошие качества и сделать их людьми, поступающими прекрасно».

Непременным атрибутом политики в Древней Греции является ее публичность. Политика есть искусство управления полисом, то есть ведения общественных дел, а, в свою очередь, целью этого управления является всеобщее благо, значит, наука политики предполагает управление и ведение общественными делами с целью приобретения или производства блага. Благо для человека есть достижение счастья.

Субъектом политики может быть исключительно гражданин -- свободный совершеннолетний грек, родители которого так же являлись гражданами полиса.

Таким образом, любые явления, касающиеся управления, распределения и приумножения благ, властвования, имеют отношение к политике.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее