Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Индульгенция: догматическая сущность и практика Средневековья

Покаянные практики в Христианской Церкви на Западе до возникновения индульгенций

Первая глава данной работы посвящена покаянным практикам в западной ветви Христианской церкви, предшествовавшим индульгенции.

Собственно, термином «индульгенция» [лат. Indulgentia - снисхождение, доброта, польза, милость, освобождение от долга; англ., франц. indulgence; итал. indulgenza; испан. indulgencia; нем. Ablass, Ablassbrief, rцmische Gnade], согласно учению Римской католической Церкви, называется освобождение от временного наказания за отпущенные в таинстве Покаяния грехи. Если же индульгенция приобреталась в пользу умершего человека, то она очищала от неискупленной вины за прощенные грехи. В обывательском сознании индульгенцией является разрешительная грамота (лат. littera remissionis), извещавшая об освобождении от временного наказания. Слово «снисхождение» (лат. indulgentia) в варварском латинском стало означать освобождение от налогов или долгов. В римском праве и в Вульгате в Ветхом Завете (Исаия 61:1) оно было использовано, чтобы выразить освобождения от долгового рабства или наказания.

В раннехристианской Церкви I - IV веков покаяние было делом исключительно публичным. Члены общины жили в тесной связи друг с другом, имели крепкие морально-нравственные идеалы веры. Согрешившему и исключенному из христианской общины предписывалось «добрыми делами» доказать искренность своего раскаяния. Взыскание за грех было суровым, порой с элементами строгого аскетизма, но при этом оно налагалось от имени общины, а не от имени Бога. Часто грешнику приходилось нести особое годичное покаяние, таким образом христианские лидеры стремились поддерживать внутрицерковную дисциплину.

Истоки идей о компенсации Богу за грехи просматриваются в священных текстах. Так, апостол Павел в Послании к коринфянам говорил о необходимости делать более необходимого, чтоб это стало полезным для души:

«Сделанное сверх предписанного и есть сверхдолжное». Позднее апостольский муж Ерм в своем сочинении «Пастырь» писал о том, что грехи уничтожаются не одним лишь признанием собственной вины, а различными покаянными упражнениями. Раннехристианские Отцы Церкви во многих трудах стремились постичь сущность церковного покаяния. Так, Тертуллиан (155/165 - 220/240 гг.) в сочинении «О покаянии» писал: «Путем покаяния во грехах приносится удовлетворение Богу. Удовлетворение выражается исповедью, покаяние рождается исповедью, Бог покаянием умилостивляется». Киприан Карфагенский (ум. 258 г.), ученик Тертуллиана, развил взгляды учителя. В своих работах этот богослов дает указание на сущность сатисфакции, которая должна выражаться в добрых делах, посте и молитвах. Еще один Отец Церкви Ориген (ок. 185 - ок. 254 гг.) писал: «Если сделаешь лишь столько, сколько нужно, и то, что предписано, то это нерадивый раб. Если ты сделаешь больше, то ты уже не будешь нерадивым рабом» 37 . Предположительно, Ориген имел ввиду самостоятельную оценку своих грехов грешником и выработку пути к покаянию. Однако Церковь в последствие взяла на вооружение эту мысль в буквальном смысле - как призыв к компенсации Богу за совершенные грехи.

Власть в раннехристианской общине принадлежала епископам, которые, в том числе, контролировали покаянную практику. В начале III века в Риме появился сан лидирующего епископа, наместника Христа на земле - Папы Римского, чье влияние с каждым годом росло и укреплялось. Постепенно общежитийный уклад катакомбных церквей исчез. В V веке завершился процесс становления церковной христианской организации и иерархии. Христианство распространялось все дальше по территории Европы, однако фанатичная вера первых общин сменялась формализмом, зачастую близким к язычеству. Для новых обращенных стали необходимы более мягкие формы покаяния, поэтому уже на Никейском Соборе в 325 году епископы получили право сокращать время, назначенное для покаяния тем отлученным, чистосердечное раскаяние которых было доказано. Сама идея компенсации ущерба от совершенного греха носит языческие корни и искажает евангельскую проповедь.

С течением времени внутри Церкви шире развивалась идея удовлетворения Богу. Святой Амвросий Медиоланский (ок. 340 - 397 гг.) в комментариях к Евангелию от апостола Луки писал: «В деле благодатного примирения с Богом сатисфакция божественному правосудию также необходима как в денежных расчетах кредитора и должника нужно полное погашение капитала и исправная уплата процентов». Подобная параллель «монетизирует» сущность покаяния и подводит к идее о денежном удовлетворении, которое грешник может принести Богу через человека- посредника. В своем трактате «О милости» этот же богослов предлагает вариант денежного участия в деле покаяния: «Если ты имеешь деньги, искупи свой грех. Неподкупен Господь, но ты сам себя продай: выкупи себя своими подвигами, выкупи себя своими деньгами»39. Стоит отметить, что милостыню автор воспринимает не как бескорыстный свободный поступок, а как осознанный выкуп за грехи. Таким образом, милостыня переставала быть актом свободного воли, а становилась платой за прощение грехов, что по своей сути очень близко к сущности индульгенций.

Другой Отец Церкви, Василий Великий (ок. 330 - 379 гг.), предлагал свою покаянную таксу за конкретные грехи, так например за умышленное убийство предполагалось нести покаяние в виде двадцати лет без причастия и святых тайн. При этом эти двадцать лет следовало провести особым образом, так, например: «...четыре года плакать, стоя вне дверей храма и прося входящих помолиться, затем еще четыре года слушать церковное пение и потом выходить из храма, семь лет пусть молится с припадающими и выходит из храма, четыре года пусть стоит с верными, но не удостаивается причащения»40. Как видно из такого предписания, Церковь стремилась контролировать весь путь долгого покаяния грешника, чтобы не выпускать его из-под своего контроля. Сама форма покаяния унифицирована, в ней тесно переплелись формализм и искреннее раскаяние. Необходимо подчеркнуть, что мера наказания, возлагаемого от имени Церкви на грешника, в период Раннего средневековья была крайне сурова. Средняя продолжительность жизни не превышала сорока лет для современников Василия Великого, и само по себе отлучение от причастия сроком в двадцать лет выглядело страшной трагедией для верующего в адские муки человека.

Ряд американских антропологов во главе с Рут Бенедикт (1887 - 1948 гг.) выдвинули классификацию нравственных систем по типам: «культура стыда» и «культура вины». «Культура стыда» свойственна языческому мировоззрению. Она существовала в обществах, где человек, нарушивший принятые нормы, больше всего боялся общественного порицания и взыскания. «Культура вины» свойственна личностному переживанию человеком своих грехов 41 . Культура стыда рациональна, она подразумевает наличие удовлетворения ущерба, вот почему она так близка к правовым кодексам. Индульгенции по своей сути носили в большей степени формальный характер, что близко к культуре стыда, нежели к культуре вины. Появление термина «indulgentia» в покаянной практике западной ветви Христианской церкви во многом было обусловлено его использованием в раннее Средневековье в светском праве, в т.ч. в Кодексе Феодосия, где им обозначался императорский эдикт «De indulgentiis criminum», объявлявший амнистию некоторым преступникам, например, в день Пасхи. По языческо-германским понятиям нужно было «удовлетворить» пострадавшую сторону и тем самым избежать мести. С конца VI века публичная покаянная практика у христианизированных германских народов заменилась индивидуальной исповедью и наложением епитимьи - индивидуальным предписанием к совершению добрых дел (такими делами являлись пост, молитвы и паломничество). Такая трансформация покаянной практики объяснялась возрастающей формализацией христианской веры и ростом влияния церковной организации на паству. Изначально исповедь была тесно связана со властью священнослужителя «связывать» и «разрешать» (отпускать) грехи. «Связывание» заключалось в отлучении или наложении епитимьи; «разрешение» означало прощение грехов: «Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Матф. XVIII, 18). Тем самым исповедь стала основным средством для поддержания церковной дисциплины и самым сильным объединительным звеном между духовенством и мирянами.

Истоки возникновения частной исповеди следует искать в кельтской и англосакской церквах. В кельтской церкви, которая во многих отношениях сохраняла своеобразие, публичное покаяние не было известно, вместо него существовало частное покаяние с исповедью перед священником, сатисфакцией и полноправным возвращением общением в христианскую общину церкви.

В конце VI в. на территорию Западной Европы из Англии проникают так называемые покаянные сборники, которые рекомендовались священникам как руководство при исповеди. Они заключали в себе таблицу облегчений или замен церковных наказаний, например, поста - пением псалмов или милостыней, а также денежным пожертвованием в пользу Церкви и клириков. Появилась и замена лиц при покаянии; богатый мог семилетний срок покаяния окончить в три дня, наняв соответствующее число людей, которые бы за него постились. До наших дней с VI века дошли руководства с подробным описанием вида покаяния при различных грехах в зависимости от их тяжести. Такое руководство к исповеди называлось «Пенитенциалий» (лат. «Poenitentiale»). Самой строгой формой покаяния могло быть вечное изгнание из страны, «peregrinatio perennis»42. Часто очень длительные епитимьи могли заменяться более краткими с ужесточением требований: бодрствование, непрерывное чтение псалмов и т.п. Приведем в пример выдержку из пенитенциалиев святого Колумбана (ок. 540 - 613 гг.), относящихся к VI в:

«Если кто согрешит мысленно, желая убить человека или прелюбодействовать, или украсть, или пировать и напиваться тайком, либо по крайней мере кого- либо ударить, или отделиться, или совершить что-либо подобное, и подготовится в своем сердце исполнить задуманное, за большее - пенитенция в полгода, за меньшее - 40 дней на хлебе и воде»43. Как видно, даже за греховный помысел накладывались строгие епитимьи, неудивительно, что многие люди не могли нести строгое покаяние. Указанный выше отрывок однако примечателен тем, что в качестве лица, понесшего ущерб от греха в мыслях выступает сам Бог. Сборники пенитенциалиев изначально предназначались для исповедания церковников, поэтому в них наиболее часто встречаются указания грехов священнослужителей. Например, в четвертом пункте уже упоминавшегося источника значится: «Если же кто совершит разврат именно с женщинами, но не порождает ребенка и об этом больше никто из людей не знает, если клирик - 3 года, если монах или дьякон - 5 лет, если священник - 7, если епископ - 12 лет»44. В этом же сочинении присутствуют указания к покаянным практикам для согрешивших мирян. При этом за схожие грехи священнослужитель и мирянин должны были нести разные епитимьи. Так, например, в седьмом пункте сборника указываются определенные пенитиции за грех, совершенный священнослужителем: «Если какой клирик совершит кражу, а именно украдет у своего ближнего быка или лошадь, овцу или какое иное животное, если совершает единожды или дважды, пусть сначала вернет своему ближнему и [затем] совершит покаяние полный год на хлебе и воде.

Если имеет обыкновение [часто практиковать] таким образом и не в состоянии вернуть - 3 года пенитирует на хлебе и воде» 45 . А в девятнадцатом пункте Пенитенциалиев святого Колумбана представлены епитимьи за схожие грехи, совершенные мирянином: «Если какой-нибудь мирянин сотворит воровство: украдет быка или лошадь, или овцу, или иное животное своего ближнего, если совершил однажды или дважды - сначала пусть вернет своему соседу нанесенный ущерб и трижды 40 дней на хлебе и воде пенитирует. Однако если привык воровать, (воровал многократно) и не состоянии вернуть - пусть год и трижды 40 дней пенитирует и далее обязуется совсем не совершать; и так на Пасху второго года возвращается к причастию, то есть после двух лет, при условии что сперва от своего собственного труда подаст милостыню бедным и устроит трапезу священнику, наложившему пенитенцию, и таким образом отпускается грех этой дурной привычки». Как видно, спрос со священнослужителей был строже, что должно коррелировать с их более высоким духовным состоянием. Сборники пенитенциалиев были построены по казуистичному принципу, наиболее яркий пример, относящимся по всей видимости к реальным событиям, был зафиксирован в 18 пункте: «Если какой мирянин или мирянка задушит (заспит или задавит во сне) своего ребенка - полный год пусть пенитирует на хлебе и воде и два других воздерживается от вина и мяса, и тогда пусть сначала к алтарю по решению священника приблизится, и в своей постели после того сей супруг законно вступает в половую связь. Ибо следует знать мирянину, что в период предписанной им [мирянам] от священника епитимьи незаконно им вступать в половую связь со своими женами, кроме как (лишь) после окончания пенитенции».

Пенитенциалии другого ирландского подвижника VII века - святого Куммиана (ок. 590 - ок. 665 гг.) представляют собой сборник епитимий, предназначенных мальчикам-подросткам и юношам, которые находились на попечении святого. Наиболее часто встречающимися грехами, значившимся в этом сборники были нравственные преступления, связанные с половой сферой. Так, например в шестом пункте сборника было написано: «Отрокам двадцати лет, кои взаимно руками оскверняются и совершают исповедь перед причастием, - двадцать либо сорок дней пенитиции» 48 . В седьмом пункте следовало продолжение: «Если после епитимьи повторят - сто дней; если более часто - следует отделить от церкви и епитимья год»49.

Пенитенциалии Феодора, написанные в VII веке носили ярко выраженный правовой характер и предлагали денежную альтернативу несению предписанного Церковью наказания, так, например, в четвертом пункте Пенитенциалиев зафиксировано: «Если кто убьет человека, мстя за его родственника, пусть понесет покаяние, как убийца, семилетнее или десятилетнее. Если, однако, пожелает возместить родственникам убитого оценочную сумму, покаяние будет легче наполовину»50. Примечательно, что подобная альтернатива в данном сборнике Пенитенциалиев выступает в большей степени выкупом, нежели заменой одной формы покаяния на другую, например, в пятом пункте значится: «Если кто совершал кражу, покаяние семь лет или сколько священник присудит, смотря по тому, насколько он может возместить потерпевшим сумму вреда им причиненного; совершавший кражи и раскаявшийся в том, должен во всяком случае примириться с потерпевшим и возместить причиненный им вред, тем самым он сократит свое покаяние на много времени, если же он пожелает или будет не в состоянии возместить, должен отбыть установленный срок покаяния сполна».

Данный материал подчеркивает исключительную роль священника в вынесении церковного «приговора» грешнику. Денежная альтернативная на данном этапе предлагалась в качестве прощения лишь части церковного наказания.

Как видно, стилистически пенитенциалии близки к документам, фиксирующим обычное право - кодексам, варварским правдам. В покаянных сборниках, как и в законодательных актах, присутствует описание нарушение нормы, размер предполагаемого взыскания и казуистичность.

В вопросе изучения становления представлений об индульгенциях необходимо сказать о сборнике пенитенциалиев Бэды Достопочтенного (ок. 672-735 гг.). Богослов предлагал замены формы покаяния для длительных епитимий на четвертом, пятом, шестом году. Например, в документе значится:

«Вместо четвертого года пусть получит 300 ударов розги по обнаженному телу, за пятый год он сможет жить как пожелает и только обязан дать милостыню, шестой год он искупает, как ему угодно и этой ценой восстанавливается за совершенный им поступок»52. Бэда предлагал заменять епитимьи за смертные грехи годом на хлебе и воде, а за более мелкие - месяцем или неделей.

К 800 году публичное церковное покаяние почти исчезло. В последующей традиции оно оставалось лишь как «poenitentia solemnis» - акт примирения с церковью после явных и тяжких грехов.

Отдельное внимание стоит уделить Пенитенциалиям короля Эдгара появившимся в Англии в X веке. Данный сборник содержал раздел под названием «О покаянии для богачей». Пенитенциалии Эдгара выделяли богатых людей в отдельную категорию, способную выгодно использовать свои средства в деле приобретения церковного прощения за грехи. Так, например, в документе содержится информация по замене традиционных форм покаяния на иные, если человек богат: «Семилетнее покаяние может отбыть такой богач в три дня, призвав себе на помощь двенадцать человек, которые должны три дня поститься на хлебе, воде и зеленых овощах, и затем еще семидежды двенадцать человек, которые так должны поститься в течение трех дней, итак, в итоге получится столько дней поста, сколько суток в семи годах. Бедный же должен нести покаяние самостоятельно» 53 . Очевидно, что богатому человеку было легче получить церковное прощение, нежели малоимущему крестьянину или ремесленнику. Нетрудно догадаться, каким образом богатый человек мог привлечь такое количество людей к делу своего покаяния. Найм «духовного работника» одобрялся Церковью, что являлось ещё одним логическим шагом к последующей продаже индульгенций. Разнообразное количество церковных взысканий и форм их замен, образовавшееся к X веку требовало выработки универсального подхода к прощению церковного покаяния. Таким средством впоследствии стали индульгенции.

Тарифные сборники епитимий привели к тому, что Церковь смотрела на грешника, как на виновного, обязанного возместить ущерб Богу. При таком подходе идея нравственного исправления кающегося стоит далеко не на первом месте. Кроме того, со временем пенитенциалии, содержащие крайне аскетичные и строгие формы взыскания с грешника, начали предлагать более удобные альтернативные формы покаяния. На произволение кающегося было предоставлено нести епитимию согласно пенитенциалу или по тому же пенитенциалу заменить ее чем-нибудь другим. Продолжительный и изнурительный пост на хлебе и воде приравнивался к милостыне, чтению или пению псалмов и молитв, поклонами, служением литургий и т.п. Были созданы своеобразные таксы для оценки покаянных подвигов. Вместо подвига можно просто заплатить деньги, и была создана особая такса - за какой пост сколько платить. Таким образом, мы видим, что Римская католическая церковь уже в период раннего Средневековья допускает денежное участие в деле покаяния. Примечательно, что иной раз срок несения епитимьи в пенитенциалиях превышал среднюю продолжительность человеческой жизни (50 лет, а то и более). То есть, грешник не мог быть уверен в том, что сможет дожить до церковного прощения, что, по нашему мнению, являлось стимулом для замены несения подобной епитимьи на наиболее приемлемый вариант покаяния, в том числе откуп. Со временем регулярная исповедь даже за незначительные грехи рекомендовалась как обязательная для верующих. Четвертый Латеранский Собор 1215 года предписывал исповедоваться не менее одного раза в год. Покаянные сборники в определенной степени унифицировали деятельность приходских священников, одной из основных задач которых стало принятие индивидуальных исповедей.

Итак, мы завершили обзор эволюции покаянных практик в лоне западной ветви Христианской церкви, предшествовавших индульгенциям. В раннехристианских общинах I - VI веков существовало публичное раскаяние, было принято искуплять вину за грех совершением добрых дел в пользу ближних. Согрешивший мог быть исключен из общины на время несения покаяния. Истоки представлений о необходимости возмещения Богу ущерба, причиненного грехами, Отцы Церкви находили в священных текстах. Тертуллиан, Киприан Карфагенский, Ориген, Амвросий Медиоланский, Василий Великий и другие церковные авторитеты в свои концепции покаяния включали идеи о сатисфакции Творцу.

Со времен Никейского собора 325 года в обиход ввелось послабление грешникам в вопросах получения прощения грехов. На протяжении VI века среди христианизированных народов Западной Европы распространились традиции английской и ирландской церквей. Это выражалось, в частности, в отказе от публичного раскаяния. Идея о возмещении ущерба от греха приобрела более формализованный характер, что отразилось в специальных покаянных книгах - пенициалиях. По своей сути пенитенциалии были близки к варварским кодексам и правдам, они казуистичны и за каждый обозначенный грех полагалась конкретная компенсация. Варварам, бывшим язычникам, легче было принять подобную форму несения покаяния. Западная ветвь Христианской церкви полагала, что для окончательного прощения греха человеку не достаточно искреннего раскаяния. По мере укрепления влияния Церкви исполнение епитимьи из области индивидуальной духовной работы кающегося стала, в том числе, предметом корысти для церковников. Начиная с VII века многие сборники пенитенциалиев предлагали альтернативную форму несения покаяния в противовес первоначальной более строгой. Такой заменой часто выступал денежный откуп или найм людей, для несения поста и чтения молитв в пользу спасения души нанимателя. В некоторых случаях священники за материальную выгоду даже отменяли наложение епитимьи.

В христианизированной Европе утвердилось представление о необходимости исполнения добрых дел после исповеди, дабы заслужить прощение у Бога. К концу XI века у Церкви сложились предпосылки для возможности использования процедуры прощения грехов в своих интересах. Была подготовлена благодатная почва для возникновения индульгенций.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее