Судебный дискурс в прагмалингвистическом аспекте

Дискурс и дискурсивное взаимодействие: парадигма исследования

Дискурс является одним из самых широко употребляющихся и вместе с тем дискуссионных понятий коммуникативной лингвистики и, как таковое, допускает множество научных интерпретаций и трактовок. При всей его значимости, в научной литературе до сих пор не выработано общепризнанное определение дискурса и отдельных его типов. Понятие дискурса сегодня стало настолько расхожим и обсуждаемым, что исследователи вынуждены предварять свои работы разного рода оговорками и комментариями. Так, один из исследователей Е.В. Сидоров отмечает, что у современного лингвиста термин «дискурс» вызывает не что иное, как раздражение, а его множащиеся трактовки, вместо того, чтобы прояснить природу этой категории, только лишь еще больше запутывают [Сидоров, 2009: 6].

В нашей работе мы не ставим перед собой задачи детально рассмотреть всевозможные определения дискурса: она была вполне успешно выполнена как отечественными, так и зарубежными учеными, которые подробно осветили общетеоретические подходы к исследованию дискурса и смежных с ним категорий [Макаров, 2003: Карасик, 2002; Schiffrin, 1994; van Dijk, 1998 и др.]. Нам представляется целесообразным сосредоточиться на тех свойствах дискурса, которые имеют непосредственное отношение к исследованию судебной речи. В качестве отправного мы будем отталкиваться от определения дискурса, предложенного Т.А. ван Дейком: «дискурс есть сложное коммуникативное событие происходящее между говорящим и слушающим в определенном пространственном и временном контексте» [van Dijk, 1998: 193]. Будет также учтено определение В.Е. Чернявской, согласно которому «под дискурсом следует понимать текст(ы) в неразрывной связи с ситуативным контекстом <…> в совокупности с системой коммуникативно-прагматических и когнитивных целеустановок автора, взаимодействующего с адресатом» [Чернявская, 2012: 74].

Вслед за Т.В. Дубровской [Дубровская, 2010: 9], мы выделяем следующие характеристики дискурса, определяющие его функциональную природу:

Процессуальность, или динамичность, дискурса отличает его от статичной формальной конструкции - текста. Дискурс обозначает коммуникативный процесс, в ходе которого происходит образование некой лингвистической структуры «перед мысленным взором интерпретатора» [Демьянков, 2002: 50].

Интерактивность дискурса определяется тем, что в его рамках выстраивается модель диалогического взаимодействия между участниками коммуникации, активизируется процесс речемыслительной деятельности. На интерактивный характер дискурса обращают внимание Дж. Браун и Дж. Юль, различая «текст-как-продукт» и «дискурс-как-процесс» (text-as-product & discourse-as-process), акцентируя внимание на том, что все слова, фразы и предложения, которые формируют текст, произносятся говорящим с целью донести свою мысль до реципиента [Brown, Yule, 1983: 23-24].

Не менее важен для нас контекст экстралингвистической ситуации, в которой функционирует дискурс. Экстралингвистические параметры дискурса могут включать в себя убеждения и ценности, чувства и реакции каждого из коммуникантов, выбор и использование определенной тональности общения, ориентированность на те или иные социокультурные конвенции и т.п. Н.Д. Арутюнова, давшая хрестоматийное определение дискурса - «речь, погруженная в жизнь», - также подчеркивает событийный аспект осуществления дискурса, отмечая неразрывную связь актуализируемого в коммуникации текста с социокультурными, прагматическими и психологическими факторам [Арутюнова, 1990: 136-137].

Экстралингвистические факторы дискурса непосредственно связаны с более широким социокультурным фоном. На социокультурную обусловленность дискурса указывает О.Г. Дубровская, говоря, что дискурсивная деятельность человека - как носителя определенной социокультуры - представляет собой языковую активность, которая отражает, интерпретирует специфику индивидуальной концептуальной системы. Иными словами, это активность не сама по себе, а «активность, погруженная в социокультурные знания человека» [Дубровская, 2015: 17]. По мнению Е.С. Кубряковой, дискурс как продукт речевой деятельности целесообразно изучать в соотнесении с определенной социокультурной общностью, с учетом экстралингвистических параметров порождения и восприятия дискурса [Кубрякова, 2000]. М. Стаббс, автор монографии по социолингвистическому дискурс-анализу, подчеркивает тот факт, что именно через дискурс, через разговорную интеракцию, происходит актуализация и утверждение социальных ролей и статусов коммуникантов [Stubbs, 1983: 7-8].

Наконец, еще одна характеристика дискурса, на которую стоит обратить внимание, - это его условная безграничность. Причину отсутствия четко обозначенных границ Т.В. Дубровская видит в том, что дискурс не может рассматриваться как замкнутое целое, поскольку всегда соотносится с элементами предшествующих дискурсов - с «уже сказанным» и «уже слышанным» [Дубровская, 2010: 12]. В силу подобной интертекстуальности дискурсная формация не имеет четкого начала и конца, каждое высказывание в структуре дискурса связано с другими и может быть понято только в контексте других высказываний.

Однако высказывания могут, помимо этого, отсылать и к тому, что не выражено прямо в тексте - это так называемые пресуппозиции, или имплицитные смыслы текстов. По мнению Н. Фэркло, пресуппозиции (assumptions), устанавливающие между разными высказываниями взаимосвязи - истинные или ложные - затрудняют определение точных границ дискурса. Предполагается, что скрытый смысл элемент высказывания уже был или будет в дальнейшем эксплицирован, однако это не всегда так, и пресуппозиции, не подверженные критическому осмыслению участника дискурса, могут быть использованы в качестве орудия манипуляции [Fairclough, 2004: 40].

Перечисленные выше свойства дискурса подтверждают его многогранную, емкую природу и в полной мере относятся к такой разновидности юридического дискурса, как судебный дискурс. Понятие дискурса давно вошло в обиход исследователей, занимающихся проблемами функционирования языка в правовой сфере; ведутся работы по описанию закономерностей функционирования языка законов и правовых доктрин, а также устной дискурса в учреждениях права. Далее мы обратимся к характеристике судебного дискурса и выделим его конститутивные и лингвистические особенности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >